"Дело "Лайф-из-Гуд" — "Гермес" — "Бест Вей": свидетель обвинения объявила себя потерпевшей от следствия

Дело, связанное с жилкооперативами, обрастает новыми подробностями

35:29

6 и 13 июня Приморский районный суд города Санкт-Петербурга, рассматривающий по существу уголовное дело № 1-504/24, связываемое с компаниями "Лайф-из-Гуд", "Гермес" и кооперативом "Бест Вей", провел очередные, шестое и седьмое по счету, заседания, посвященные допросу свидетелей обвинения и лиц, признанных следствием потерпевшими в рамках судебного следствия по делу (обзоры предыдущих заседаний публиковались ранее).

На заседаниях были заслушаны показания граждан, как признанных потерпевшими, так и свидетелей обвинения. Показания приводятся по аудиозаписи, имеющейся в распоряжении редакции, и стенограмме, которую вела сторона защиты.

Справка

Предварительное расследование уголовного дела осуществлялось ГСУ ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. На скамье подсудимых — десять граждан: Анна Высоцкая (за полгода до ареста уволилась из "Лайф-из-Гуд", до августа 2021 года работала ивент-менеджером "Лайф-из-Гуд", в СИЗО более двух лет), Александра Григорьева (директор одного из "технических" юрлиц "Лайф-из-Гуд", в СИЗО более двух лет), Михаил Измайлов (предприниматель, в СИЗО более двух лет), Елена Соловьева (главный бухгалтер ООО "Эксперт", в СИЗО более двух лет), Альмира Гильберт (неработающая, в СИЗО с 2023 года), Дмитрий Мазанов (предприниматель, в СИЗО с 2023 года), Анатолий Наливан (предприниматель и региональный уполномоченный кооператива, в СИЗО с 2023 года), Денис Шишко (предприниматель, в СИЗО с 2023 года), Дмитрий Выдрин (неработающий, под домашним арестом) и 83-летний отец Романа Василенко, основателя компании "Лайф-из-Гуд" и кооператива "Бест Вей", Виктор Василенко (пенсионер, под запретом определенных действий). Начиная рассмотрение по существу, Приморский районный суд продлил всем подсудимым меры пресечения на полгода, что оспаривается адвокатами в вышестоящих судах.

Всем подсудимым предъявлены обвинения как в мошенничестве (ч. 4 ст. 159 УК РФ) и создании финансовой пирамиды (ч. 2 ст. 172.2 УК РФ), так и в организации преступного сообщества (ч. 3 ст. 210 УК РФ). Их, а также гражданских ответчиков — прежде всего кооператив "Бест Вей" — защищают почти два десятка адвокатов.

В уголовном деле 221 лицо, признанное следствием потерпевшим, предъявляющее претензии как к компании "Гермес", так и к кооперативу "Бест Вей" (для сравнения: у компании "Гермес" не одна сотня тысяч клиентов в России, у кооператива "Бест Вей" — около 20 тыс. пайщиков). Общая сумма ущерба в уголовном деле — 282 млн рублей, при этом на счетах кооператива арестовано около 4 млрд рублей, примерно столько же арестовано на счетах частных лиц.

"К кооперативу претензий не было, следователь предложил подать заявление"

Признанный следствием потерпевший Болян подсудимых не знает. Был клиентом "Гермеса", а также пайщиком кооператива — но до 2019 года. В 2019-м он вышел из кооператива и из "Гермеса", ему были возвращены паевые взносы, и никаких претензий к кооперативу у него не было — что он письменно подтвердил, расторгая договоры с этими организациями.

Однако, как Болян отметил на суде, следователь убедил его в том, что он — потерпевший и должен подать заявление на возврат членских взносов. Заявление в МВД писать не хотел, на него вышли сотрудники, сначала претензий к кооперативу не было. Полиция ему объяснила, что можно получить деньги.

Стал клиентом "Гермеса" и пайщиком кооператива через своего консультанта Алексея Виноградова. Виноградов — грамотный маркетолог, он ему верил, тот не работал в кооперативе. Что было предметом договора в "Гермесе", не помнит. В "Гермес" внес 100 и 700 евро, а в кооператив каждый месяц вносил по 12 тыс. в течение семи месяцев.

Вышел и из кооператива, и из "Гермеса" в 2019 году. Зачем вступал? "Наверное, квартиру купить хотел". Кооператив вернул ему 70 тыс. паевых взносов, "Гермес" вернул со счета "Виста" 140 тыс. рублей.

В кооперативе деньги вернули почти сразу, удержав вступительный и членские взносы; в "Гермесе" вернули позже через "внутрянку", но удержали комиссию.

Утверждает, что ему говорили, что можно со счета "Виста" вносить деньги в кооператив. Объясняли, что деньги передаются в доверительное управление трейдерам и брокерам, которые играют на бирже. В кооперативе, как он утверждает, можно было купить место в очереди. По его словам, "Гермес" и кооператив — по сути, одна организация. Требует взыскать с кооператива более 148 тыс. рублей — вступительный и членские взносы, и более 60 тыс. рублей с "Гермеса" — комиссию при выводе средств.

Договор с кооперативом не читал, но ему объяснили, что есть невозвратная часть денег — ее и не вернули, "но хочу попытаться вернуть". Претензий к кооперативу "как бы и нет, но если вернут взносы, то будет хорошо".

К Виноградову претензий не предъявлял. "Может, меня и не обманули в кооперативе", -резюмировал свое выступление в суде Болян.

"Болян — яркий пример "возгонки потерпевших", которой занималось следствие для того, чтобы нарисовать максимально большую цифру потерпевших от деятельности "Гермеса", — подчеркивают адвокаты. — Реального ущерба просто нет, да люди, по сути, и не считают себя потерпевшими. 221 лицо, признанное потерпевшим на фоне количества клиентов "Гермеса" и числа пайщиков кооператива "Бест Вей", не впечатляет. И, как мы видим, значительная часть из этого числа — ненастоящие потерпевшие, а некие лица, пытающиеся получить небольшие суммы, на которые у них нет никаких прав".

"Требую выплатить с учетом роста цен на недвижимость"

Признанная следствием потерпевшей Комова была как клиентом "Гермеса", так и пайщиком кооператива. Подсудимых не знает. Требует более 8800 тыс. с кооператива и более 2700 тыс. с "Гермеса". При этом из кооператива она не вышла и заявление о выходе не подавала. Сумма требований к кооперативу включает как паевые и членские взносы, так и оценку роста цен на недвижимость, которая не была приобретена.

Утверждает, что можно переводить деньги со счета "Виста" напрямую в кооператив — в подтверждение приводит скрины переписки с консультантами в смартфоне. Суд разъясняет, что доказательство может быть приобщено позднее при надлежащем оформлении.

"Комова требует деньги с кооператива, при этом оставаясь членом кооператива, никак не обозначив идею самому кооперативу ее покинуть, -- подчеркивают адвокаты. — При этом деятельность кооператива не запрещена, его работа не признавалась незаконной. И, самое главное, кооператив не отказывался ей средства вернуть — в порядке, определенном договором с кооперативом. Что до чьих-то рассуждений о том, что у кооператива были прямые финансовые отношения с компанией "Гермес", то они полностью опровергаются финансовой документацией кооператива".

"Информацию воспринял скептически, но вступил"

Признанный следствием потерпевшим Киреев был только клиентом "Гермеса". Подсудимых не знает лично — Измайлова видел в видеоролике "Лайф-из-Гуд". Узнал о "Гермесе" от консультантов Татьяны и Андрея Клейменовых, с которыми знаком с конца 1990-х годов. Вступил в "Гермес" в 2020 году, деньги сразу отобразились на счете. Вносил средства на счет "Виста" небольшими частями, снимал средства со счета для личных нужд. Заявляет требования на более чем 2 млн 300 тыс. рублей.

Когда подписывал договор, в офисе была табличка кооператива, но в офисе находился представитель фирмы "Гермес", ему сказали, что это два продукта компании "Лайф-из-Гуд".

В 2022 году начались проблемы с выводом средств. И руководство фирмы пугало блокировкой счета в случае подачи заявления в правоохранительные органы. В хейтерском чате узнал телефон следователя Сапетовой, позвонил и подал заявление.

В чате клиентов компании "Гермес" была информация о том, что счет будет заблокирован в случае подачи заявления в правоохранительные органы. Эта информация была за подписью "администрация". Он спросил у консультантов: "Кто это — администрация?", написал вопрос в чате, и его забанили. Других попыток вступать в диалог с "Гермесом" не предпринимал.

Признанный следствием потерпевшим Чернышенко был также только клиентом только компании "Гермес". Подсудимых не знает. Познакомился с консультантами "Гермеса" во время совместной работы в "Макдоналдсе". Информацию о "Гермесе" воспринял скептически — "это какой-то обман", но консультанты его в конце концов уговорили. Они поставили условие, что продадут ему земельный участок, чтобы он вступил в "Гермес".

"Я хотел их обмануть, — пояснил свидетель, — думал: пусть они продадут, а я в "Гермес" не вступлю. Но они начали уговаривать, и я вступил в апреле 2020 года. Один из консультантов дал расписку на внесение денег на счет в "Гермесе", я внес через него 230 тыс. И еще раз из жадности 140 тыс. 140 тыс. я вывел, плюс каждый месяц выводил по 5000–7000 руб. С какого-то момента проценты стали падать. В конце я захотел выйти — но не успел. У меня в "Гермесе" осталось 270 тыс., которые я требую вернуть".

В январе 2023 года Чернышенко подал заявление в полицию, так как прекратился доступ к счету. "Мне предложили 70 тыс. вернуть, чтобы я не ходил в полицию, ссылаясь на то, что помогли мне продать участок за меньшую сумму по документам, чем я его продал на самом деле, но я отказался, сказал, что мне надо 270 тыс.".

"Эти два лица, признанные потерпевшими, как и многие другие, выступавшие в суде, фактически пытаются решить гражданско-правовой спор, причем, по неподтвержденным суммам, с помощью уголовной юстиции, — отмечают адвокаты. — На основе неких неформальных договоренностей с консультантами, без необходимых доказательств и т. д. Они должны понимать, что за эти суммы им в любом случае придется судиться долгие годы. Оптимальный для них путь — вести правовой диалог с самой компанией "Гермес" по сложившейся ситуации, тем более что они сотрудничали с ней не один год и никаких проблем не было. Многие клиенты компании пошли этим путем, и их финансовые претензии были сняты или вопрос находится в процессе решения".

"Я хочу стать потерпевшей. Но Василенко многие благодарны за квартиры"

Свидетель обвинения Галашенкова была только клиентом "Гермеса". Из подсудимых знает Виктора Ивановича Василенко. Она сидела в зале при допросе двух потерпевших (что запрещено), но заявила, что плохо слышит. Ранее была знакома с Верой Исаевой из компании "Лайф-из-Гуд".

Вера узнала, что у нее есть офис, и познакомила с Романом Василенко, который снял у нее офис, когда "Лайф-из-Гуд" только начинала раскручиваться. Он снимал офис только за коммунальные платежи. "Я попросила расплатиться за четыре месяца, а он предложил мне вместо денег вступить в "Бест Вей", но я отказалась, так как квартира не была нужна". Зато стала клиентом "Гермеса": "Внесла 15 тыс. евро, но через три месяца на счете оказалось 3400 евро!" Исаева, по словам Галашенковой, оказалась мошенницей.

По словам Галашенковой, она внесла на счет "Виста" более 3 млн рублей. "Когда сказали, что все счета заблокировали, то собрали с нас еще денег, чтобы счета разблокировать, потом пришло сообщение, что открывается новая фирма, но это все оказалось обманом — счета не разблокированы".

"Я не считала себя потерпевшей, так как не знала, что это можно сделать, — заявила Галашенкова. — Сейчас желаю заявить, что я хочу стать потерпевшей. Считаю, что должна взыскать с "Гермеса" как прямой ущерб, так и упущенную выгоду, так как эта фирма закрылась".

При этом заявила, что "Василенко молодец, потому что я видела людей, которые купили квартиры, они были ему очень благодарны".

"Показания Галашенковой непонятны и противоречивы, — подчеркивают адвокаты. — По поводу сумм, перечисленных в "Гермес", и их исчезновения не понятно вообще ничего — если с ними работала Исаева, почему претензии предъявляются "Гермесу"? Как решался вопрос в гражданско-правовом порядке? Где подтверждающие документы? Допрос свидетеля, присутствовавшего при даче показаний потерпевшими, некорректен и показания, данные в такой ситуации, будут нами оспариваться".

"Сотрудничество со Сбербанком — для меня показатель, что организация серьезная"

Свидетель обвинения Роман Роганович — программист, разработчик ПО, работавший на подряде IT-службы компании "Лайф-из-Гуд", занимавшийся также сайтом кооператива "Бест Вей". Из подсудимых знает Высоцкую, с которой взаимодействовал по работе. Ни клиентом "Гермеса", ни пайщиком кооператива "Бест Вей" не был.

В IT-службу позвал брат, который уже работал на подряде и не справлялся с объемами, организовывал работу руководитель IT-службы Евгений Набойченко. По поводу сайта кооператива сообщил, что "это были типичные проекты, я обслуживал публичную часть сайта кооператива, личные кабинеты, небольшую часть администраторов. С 2017 по 2021 год сайт видоизменялся, было три его версии. Когда я пришел, сайт уже был готовый, это вторая версия сайта, обновленная согласно техническому регламенту. На сайте были официальные документы, новости, личные кабинеты". Кроме того, Роганович сообщил, что обеспечивал технически электронное голосование на собраниях кооператива. Совместно с Высоцкой был в поездках, когда в каждом регионе страны выбирали уполномоченного кооператива.

"Высоцкая формулировала задачи — в основном они касались улучшения интерфейса для пользователей, она могла придумать также какие-то акции — например, "заплати все платежи до конца года и получи скидку", но сами по себе задачи ставились IT-службой, потому что они прежде должны быть переведены на технический язык.

Между сайтами "Лайф-из-Гуд" и "Бест Вей", по его словам, не было интеграции: на сайте кооператива был размещен баннер "Лайф-из-Гуд", так же как и на сайте "Лайф-из-Гуд" — баннер кооператива, но при этом с сайта "Бест Вей" не было никаких ссылок на "Гермес", "Лайф-из-Гуд" и другие сервисы.

"В один "прекрасный" день ко мне в пять утра пришли с оружием, увезли на допрос, — сообщил Роганович. — Могли просто позвать, я бы пришел. Меня никто не просил делать что-то противоправное на сайтах, я не работаю с казино, пирамидами, лохотронами, ничего противозаконного не делал и на сайте кооператива не видел".

Роганович сообщил, что у сотрудников кооператива был общий чат, там писали, что началось следствие, о том, чтобы уничтожить информацию, в чатах не писали.

"Учитывая, что я веду сотни сайтов, не только "Бест Вей", и у меня много конфиденциальных данных разных людей и фирм, я не мог информацию отдать следователю, — подчеркнул Роганович. — У меня было много чужой личной информации, я за нее ответственен, поэтому был вынужден выкинуть ноутбук, там были сайты музеев, стендов, крупных фирм. Я разослал все данные им обратно по адресам и выкинул. На моем ноутбуке нет какой-то такой информации, просто за другие проекты переживал. Максимум по "Бест Вей" у меня могли оказаться копии паспортов пайщиков по специфики работы, когда пайщики не могли не подгрузить что-то, то просили меня и мне скидывали, денег у меня тоже не было, чтобы прятать. Я оставлял следователям телефон, но его даже не включили и не просматривали".

В подробности работы "Лайф-из-Гуд" и "Бест Вей" свидетель не вникал: "Мне это было не нужно". "Мне известно, что личный кабинет пользователя простой, там пользователь двигался в очереди, гражданам выдавали регистрацию, человек с улицы этого сделать не мог. О "Гермесе" и счетах "Виста" имеет общие представления: счет мог открыть только консультант: "Табличку про уровни консультантов видел на сайте". "Виста" была привязана внутри "Лайф-из-Гуд".

"Реклама о 30% дохода в "Гермесе" мне не кажется обманом, но надо понимать, что реклама под звездочками — это означает, что за какой-то год работы фирмы или месяца показатели достигли 30% и больше за историю компании не поднимались, но в рекламе про это и написано". Не знает ни владельцев, ни руководителей "Гермеса", IP-адрес и сертификаты были заграничные, поэтому нельзя было оплачивать на карту Сбербанка: "Я полагал, что иностранцы причастны к "Гермесу".

При этом к сайту "Бест Вей" оплата платежной системы Сбербанка была привязана — с согласия банка: "Для меня это показатель, что организация серьезная".

"Показания Рогановича — очередное свидетельство того, что кооператив работал чисто, — подчеркивают адвокаты. — Это свидетельство особенно важное, поскольку следствие именно на основе показаний айтишника Набойченко строит все уголовное дело. Другой ключевой айтишник фактически опровергает его показания — еще не озвученные в суде, но имеющиеся в уголовном деле (в суде, насколько известно, Набойченко боится выступать, так как ему, по его словам, поступили некие угрозы). Благодаря показаниям Рогановича у суда будет объективная картина".

"Юридический анализ проводила компания, названия которой я не помню"

Свидетель обвинения Сергей Иванов — генеральный директор аудиторской компании, проводил аудит ПК. С подсудимыми не знаком.

Аудиторская проверка кооператива "Бест Вей" проводилась в 2019 году — при этом другим юридическим лицом, которое в 2021 году ликвидировано. Переговоры проходили с тогдашним главным бухгалтером кооператива Марией Шапошниковой. "Стоимость проверки была 15 млн, проверку проводил я как руководитель. Изучались все документы от уставных до первичной отчетности, а также проводился юридический анализ — но сторонней организацией". Юридический анализ, по его словам, проводила другая компания: "Это мне знакомое ООО, но названия я не помню. Оно дало заключение, что учредительные документы не соответствуют законодательству, деятельность ведется с нарушением законодательства, точные формулировки не помню. Нужно привести в соответствие".

Свидетель сообщил, что не юрист, но имеет общие представления. По его словам, нарушен был формат: кооператив был зарегистрирован как ЖК, а должен быть зарегистрирован в форме ЖНК — контролируемой ЦБ, сделки должны были подлежать регистрации в Росреестре, должна быть подконтрольность ЦБ, ограничения по количеству пайщиков. Шапошников сообщил, что были выданы рекомендации привести в соответствие упредительные документы.

"Это было заключение юриста. А собственно аудиторское заключение подтверждало достоверность финансовой отчетности и что существует угроза непрерывности деятельности кооператива в связи с несоответствием документов. Выдали рекомендации. Итоговым документом стало аудиторское заключение и конфиденциальная справка для руководства организации", — подчеркнул Шапошников.

Органам следствия, по его словам, не предоставлялось ничего: у них уже были эти документы. "Конфиденциальную информацию я могу передать только по решению суда, но запроса так и не поступило, — отметил свидетель. — Государственным органам не сообщал о выявленных моментах. Я передал сведения для руководства — председателя правления кооператива, это был тогда Роман Василенко".

Данное заключение, по словам Шапошникова, не было принято к сведению. "Через год они опять обратились за аудитом, мы изучили документы и отказались проверять, потому что ничего, по сути, не изменилось". В 2020 году я и мой партнер приехали в офис, Шапошникова показала учредительные документы, мы их посмотрели и отказались, сказав: "Мы не юристы, но понятие имеем".

По своей части проверки кооператива сообщил, что на момент проверки в наличии были и денежные средства, и жилые помещения, кооператив мог исполнить свои обязательства.

"Следствию я не предоставлял документы, я говорил, что у меня есть документы — конфиденциальные сведения с подписью Василенко и моей, но в деле просто распечатка с компьютера без подписей, я не сверял ее текст, не устанавливал идентичность", — отмечал Шапошников.

"Свидетель по своей части аудита — финансовой — сообщил, что претензий у него к кооперативу не было, — подчеркивают адвокаты. — Он излагает фактически юридическую аргументацию следствия со ссылкой на некую неведомую юридическую фирму, название которой даже не может вспомнить, хотя она была партнером его организации и субподрядчиком при проведении юридической части аудиторской проверки. По поводу аргументов можно сказать, что форма ЖНК в российском законодательстве очень плохо прописана, это, по сути, мертворожденная форма. Законодательство, по мнению подавляющего большинства юридических экспертов, не требует непременно укладываться в прокрустово ложе ЖНК. Кстати, никаких претензий к версиям устава кооператива у регистрирующей организации — налоговой инспекции — не было. Интересно будет послушать выступление в суде свидетеля обвинения — "главного юриста" кооператива Марии Горбаневой, которая в длительной, многолетней переписке с различными государственными органами отстаивала полное соответствие деятельности кооператива законодательству. Что же касается конфиденциальной записки без подписей, она, разумеется, не может служить надлежащим доказательством".

"Документы "Бест Вей" сомнений не вызывали"

Свидетель обвинения Андрей Глушко — бывший (до 2019 года) юрист ООО "Эксперт" (компании, проверявшей объекты недвижимости, приобретаемой кооперативом по договору с кооперативом), работавший по объектам недвижимости ПК "Бест Вей". Визуально никого из подсудимых не знает: "Моей обязанностью была экспертиза документов на квартиры на предмет чистоты сделки. Пайщик вносит сумму, выбирает объект, вносит процент от суммы цены объекта, покупает кооператив, с пайщиком заключается договор аренды. Пайщики заходили с готовыми объектами, не знаю, как это происходило. Сомнений по документам у меня не было, когда я их проверял. Председателем правления был Роман Василенко, но личных указаний от него не получал. Кооператив, когда я устраивался, был жилищный. С кооперативом еще работали юристы по корпоративным вопросам. Какие деньги вносили пайщики — наличные или нет, мне неизвестно, мероприятия по кооперативу проходили корпоративные и рекламные, я участвовал только в корпоративных, проходивших с размахом".

О "Лайф-из-Гуд" знает — "деятельность этой компании сопряжена с кооперативом, кто ее возглавлял, не знаю". О "Гермесе" слышал — "мне сообщили, что там обещались большие проценты".

Свидетель обвинения Наталья Асинская была корпоративным юристом кооператива — работала в компании "Финконсалт-плюс", выполнявшем юридические и иные подряды кооператива "Бест Вей". Из подсудимых видела только Высоцкую. В 2018 году в рамках подрядных работ выполняла поручения Марии Шапошниковой — тогдашнего главного бухгалтера кооператива и генерального директора "Финконсалт-плюс".

Штат юридической службы — около шести человек, может, больше, сидели в двух кабинетах. Они занимались заключением договоров купли-продажи, оценкой правовых рисков. Условия работы кооператива были прописаны в уставе, алгоритм работы также. Как взаимодействовали "Финконсалт-плюс" и "Бест Вей", Асинской неизвестно. Предправления "Бест Вей" в период ее работы был Роман Василенко.

По указанию Василенко никаких действий не совершала. Относительно "Лайф-из-Гуд" и "Гермеса" — знает только их названия.

Выполнялся довольно широкий круг обязанностей. Например, юридические взаимоотношения с банками. "Я узнала, что банк ограничил расчетные платежи в связи с тем, что поступают денежные средства от третьих лиц, с которыми не заключены договоры купли-продажи. Я сама от себя предложила обжаловать действия банка, потому что это абсолютно законная деятельность. Кроме того, у меня было задание, которое мне поручил бухгалтер: проанализировать земельные налоги, я составляла аналитическую таблицу".

Документы "Бест Вей" у нее сомнений не вызывали, изменений в устав не предлагала, только изучала, как работает организация. Законная ли деятельность организации — такого вопроса не возникало.

"Что касается вопроса о пирамидности, то в деятельности финансовых организаций он возникает всегда, поскольку единственная узаконенная пирамида — это банк, — пояснила Асинская. — Мы привлекали экспертов, чтобы они дали правовое заключение. Мне объясняли, что привлекаются юристы для выявления соответствующих рисков".

"Юристы подтверждают, что в кооперативе велась рутинная легальная работа, в полном соответствии с той частью законодательства, которой данные юристы занимались, — подчеркивают адвокаты. — Это подтверждает наши тезисы, что и содержание, и форма работы кооператива были полностью законны".

"Все расходные операции были целевыми"

Свидетель, приглашенный обвинением, Оксана Евтушенко — действующий главный бухгалтер ПК "Бест Вей" — из подсудимых знает Григорьеву и Соловьеву. В 2018–2019 годы работала в "Лайф-из-Гуд", с 2019 года — в компании "Финконсалт-плюс", выполнявшей юридические и финансовые задачи для кооператива, с мая 2022 года — в ПК "Бест Вей". В обязанности входит ведение банковского учета, начисление зарплат, возврат взносов пайщикам.

По поводу отношений кооператива и "Лайф-из-Гуд" пояснила, что эта компания организовывала мероприятия для пайщиков "Бест Вей" по договору, иные отношения между организациями ей неведомы. О деятельности компании "Гермес" ей ничего не известно. По штатной численности "Лайф-из-Гуд" пояснить не может, но в "Бест Вей" сейчас работают 15 человек.

На работу в кооператив ее в 2022 году пригласил новый председатель совета кооператива Сергей Иванович Крючек. В настоящее время работает удаленно, так как офис кооператива несколько раз подвергался жестким обыскам.

У "Бест Вей", по ее словам, есть счета в Сбербанке, СМП банке и банке "Санкт-Петербург", эти счета арестованы по постановлению суда, последний арест — 11 ноября 2022 года, и он продолжается по настоящее время. Есть счет в банке "Таврический", но он нулевой, так как около 1 млн с него было выплачено пайщикам. Есть также относительно новый счет в ПКСБ — он не арестован, но пустой, так как там оставалась небольшая сумма, с которой были выплачена аренда за офис.

Она пояснила, что у ПК "Бест Вей" в собственности около 2 тыс. квартир в разных регионах России, за них пайщики возвращают паевые платежи кооперативу, и после выплаты квартиры передаются в собственность пайщиков.

По сегодняшней деятельности кооператива пояснила, что сейчас деятельность кооператива заключается в обслуживании пайщиков, оформлении заявлений на выход из кооператива, оформлении договоров цессии.

Евтушенко сказала: "Общение с пайщиками происходит в электронной форме. Сайт кооператива не работает, работает электронная почта. Пайщики вложили деньги, но не получили квартиры по причине ареста счетов, арестовано около 2 тыс. квартир. "Квартиры, принадлежащие кооперативу, арестованы на данный момент не все — точно не могу сказать, так как юридические моменты — не моя зона ответственности. В кооперативе есть долги по зарплате из-за ареста счетов. Моим руководителем является Сергей Иванович Крючек, больше никто не давал мне распоряжений, и право на указания мне имеет только он".

Сначала, пояснила она, кооператив был только жилищный, позднее, с 2021 года, стал более широким, потребительским. В 2022 году, говорит она, счета работали, все расходные операции были целевыми, никто не просил расходовать средства нецелевым образом. "Сейчас кооператив испытывает трудности в связи с арестом счетов — по выплатам пайщикам, выплатам налогов и по зарплате, до ареста счетов задержек по выплатам не было. Денег на счетах хватало для обязательных платежей и выплат пайщикам", — отмечает она.

"Евтушенко подтверждает, что кооператив работал абсолютно легально, без финансовых нарушений, — замечают адвокаты. — О чем сторона защиты говорит с первого дня".

"У меня претензии не к кооперативу, а к следствию"

Свидетель, приглашенный обвинением, Инна Боуш была пайщицей кооператива, приобрела с его помощью несколько квартир, также была клиентом "Гермеса". С подсудимыми незнакома, но на мероприятиях видела Шишко и Высоцкую. О кооперативе знает с 2014 года: "Меня тогда пригласили на мероприятие, я послушала презентацию, года через два года о ней вспомнила, когда продала квартиру, мне понравился способ приобретения, и я вступила — с помощью консультанта. Все деньги переводились через банк. Вступительный взнос — 160 тыс. рублей".

При последующих приобретениях недвижимости, говорит она, сама разобралась и действовала самостоятельно, без консультанта. "Система кооператива мне интересна тем, - сообщила Боуш, — что 35% платишь и приобретаешь квартиру, потом за 10 лет платишь в рассрочку остаток. У меня несколько квартир было, я накапливала, у меня было несколько накопительных кооперативов, что-то купила за 3 млн, что-то за 5. В личном кабинете на сайте кооператива были документы, там отображалась очередь, тогда пайщиков было не много, меньше тысячи".

С "Гермесом" был заключен договор, чтобы накапливать деньги: "Через инвойс я туда деньги перевела через банк". Кто там был генеральным директором, она не знает, находилась компания в Белизе. "В договоре с "Гермесом" не гарантировались выплаты, — подчеркивает свидетель. — Личный кабинет в "Гермесе" был, там был счет, я накапливала. Все квартиры приобретала по очереди, но была возможность договориться с кем-то, кто стоит в очереди впереди, и приобрести раньше очереди".

Одну квартиру Боуш купила и продала в 2017–2018 годы: "Остальные счета я вынуждена была закрыть и передать по договору цессии другим пайщикам".

"У меня нет претензий к кооперативу, — заявила в заключение Боуш. — У меня претензии к следствию, которое арестовало счета, и я не могу реализовать свои планы. У меня был обыск 7 марта, увезли на допрос, мне опера говорили в коридоре, что это "рейдерский захват, надо сдаваться и признаваться потерпевшей".

"Боуш — яркий пример довольного пайщика, который был полностью удовлетворен работой кооператива, — подчеркивают адвокаты. — Сложности в работе кооператива возникли, как подчеркивает она и не устаем повторять мы, именно из-за действий правоохранительных органов, и, как только аресты счетов и блокирование работы кооператива прекратятся, он будет способен выполнять свои обязательства".

Автор Александр Приходько
Александр Приходько — журналист, внештатный корреспондент Правды.Ру
Редактор Елена Тимошкина
Елена Тимошкина — шеф-редактор Правды.Ру *
Обсудить