Адвокаты по "делу "Лайф-из-Гуд" — "Гермеса" — "Бест Вей": обвинение предполагает, а не доказывает

Обвиняемые по "делу "Лайф-из-Гуд" — "Гермеса" — "Бест Вей" не признали себя виновными

10:57

Рассмотрение дела по существу началось с оглашения обвинительного заключения и заявлений подсудимых об отношении к обвинению.

В Приморском районном суде города Санкт-Петербурга началось рассмотрение по существу резонансного уголовного дела № 1-504/24, связываемого следствием с компаниями "Лайф-из-Гуд", "Гермес" и кооперативом "Бест Вей". На нем государственным обвинителем — прокурором одного из отделов Прокуратуры Санкт-Петербурга Ф. А. Голубевым — было оглашено обвинительное заключение, а обвиняемые и их защитники высказали свое отношение к этому заключению.

Ни один из обвиняемых ни по одному из пунктов обвинения не признал себя виновным. В своих выступлениях подсудимые и защитники отвергли все обвинения.

В уголовном деле, предварительное расследование по которому велось ГСУ ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, по данным СМИ, десять обвиняемых. Из них четверо: Анна Высоцкая, Александра Григорьева, Михаил Измайлов и Елена Соловьева — находятся под стражей уже более двух лет, хотя УПК установлен предельный срок содержания под стражей на этапе предварительного расследования — полтора года. Альмира Гильберт, Дмитрий Мазанов, Анатолий Наливан, Денис Шишко были арестованы в 2023 году и находятся под арестом более года. Более года под домашним арестом находится Дмитрий Выдрин и под запретом определенных действий — 83-летний Виктор Василенко, отец Романа Василенко, основателя компании "Лайф-из-Гуд" и кооператива "Бест Вей". Меры пресечения всем подсудимым продлены Приморским районным судом еще на полгода, что оспаривается всеми адвокатами подсудимых в Санкт-Петербургском городском суде.

Всем подсудимым предъявлены обвинения как в мошенничестве (ч. 4 ст. 159 УК РФ) и создании финансовой пирамиды (ч. 2 ст. 172.2 УК РФ), так и в организации преступного сообщества (ч. 3 ст. 210 УК РФ). Однако подсудимые, как отмечают их адвокаты, либо технические исполнители, либо, как Виктор Иванович Василенко, родственники руководителей компании.

Так, по словам адвокатов подсудимых, Анна Высоцкая к моменту ареста уже полгода не работала в "Лайф-из-Гуд", а до этого занималась организационно-техническим обеспечением конференций, проводимых этой компанией, а также отвечала за информационную часть интернет-сайта; Александра Григорьева была директором одного из вспомогательных юридических лиц фирмы "Лайф-из-Гуд"; Елена Соловьева работала главным бухгалтером ООО "Эксперт" - фирмы, занимавшейся юридической проверкой и организацией оценки недвижимости, приобретаемой кооперативом "Бест Вей"; Михаил Измайлов — индивидуальный предприниматель и рядовой пайщик кооператива "Бест Вей"; Анатолий Наливан — также индивидуальный предприниматель, пайщик кооператива и уполномоченный пайщиков "Бест Вей" от крупного региона; Дмитрий Мазанов — ИП и рядовой пайщик; Альмира Гильберт и Дмитрий Выдрин на момент привлечения в качестве обвиняемых не работали.

"В обвинительном заключении, — подчеркивают адвокаты, — говорится о хищении денежных средств в форме невыплаты иностранной инвестиционной компанией "Гермес" лицам, признанным потерпевшими, 30-процентного пассивного дохода. Обвинение строится на показаниях лиц, признанных следствием потерпевшими, о том, что они перечисляли денежные средства в наличной форме или в форме перевода на банковские карты посредникам для размещения на счете в "Гермесе". При этом как минимум большинство обвиняемых в качестве таких посредников не выступали. И вообще подавляющее большинство посредников, фигурирующих в деле, не проходят по делу даже в качестве свидетелей".

Кроме того, отмечают адвокаты, у обвиняемых отсутствует полный комплект подтверждений о том, что они действительно перечислили сумму на счет в "Гермесе" и им действительно должны были 30% годовых. У многих нет подтверждений перечисления средств посредникам — расписок посредников о том, что они получили наличные, или данных о перечислении с карты на карту. У некоторых нет договора с "Гермесом", у других есть договор с "Гермесом" — но нет документа о поступлении средств на счет в компанию. Полного комплекта подтверждений обязательств о внесении суммы и выплате с внесенной суммы 30% годовых нет ни у кого. Именно поэтому ни один из потерпевших не имеет постановления гражданского суда о том, что "Гермес" им действительно должен и обязан выплатить долг. У некоторых есть постановления гражданских судов о том, что им обязаны вернуть деньги посредники — не более. Такие возвраты произошли, и, насколько известно, в том числе и во внесудебном порядке и даже без официальных претензий — но обязательства по поводу 30% годовых гражданскими судами не были признаны.

Обвинительным заключением, подчеркивают адвокаты, не подтверждено и событие преступления: "Потерпевшими следствие признало 221 гражданина, при этом изначально было всего несколько человек. 221 потерпевший набирался с большим трудом и, насколько известно, путем долгих уговоров; следственная группа "добирала" количество потерпевших даже после завершения следственных действий — в нарушение УПК. При этом, по данным самого следствия, у "Гермеса" многие десятки тысяч клиентов в России — то есть огромное большинство из клиентов "Гермеса" не предъявляло никаких претензий, а претензии 221 гражданина не подтверждены ни документами, ни гражданскими судами".

В обвинительном заключении, подчеркивают адвокаты, утверждается, что была создана финансовая пирамида. Финансовая пирамида — это финансирование обязательств тех, кто ранее в финансовое сообщество, за счет средств тех, кто вступил позже. Однако значительная часть из тех, кому присвоен статус потерпевших, утверждают, что разместили деньги на счете шесть лет назад. "Кроме того, число лиц, которым присвоен статус потерпевших, — 221, количество российских клиентов в "Гермесе" — десятки тысяч. Десятки тысяч финансировались за счет 221?" — удивляются адвокаты.

На фоне этого не только нахождение подсудимых в СИЗО, но и сам их статус как подсудимых выглядят странно, подчеркивают адвокаты: "Доказательств, что они организовывали работу посредников, нет (вдобавок ко всему нет доказательств, что посредники занимались преступной деятельностью — их, кстати, и не обвиняют). По многим подсудимым не имеется даже показаний о том, что они хоть как-то причастны к получению денег от лиц, признанных потерпевшими, не говоря уже о том, что нет и утверждения, что они участвовали в организации сбора денег потерпевшими и что этот сбор является преступлением".

По словам адвокатов, в обвинительном заключении используются удивительные формулировки: "Указанные физические лица могли быть причастны к организации деятельности по привлечению денежных средств граждан в форме "финансовой пирамиды".

Не менее удивительны попытки "привязать" к уголовному делу кооператив "Бест Вей" — признанный постановлением руководителя следственной группы гражданским ответчиком по делу. "Утверждается, что кооператив был частью холдинга "Лайф-из-Гуд", но такого холдинга никогда не существовало ни юридически, ни фактически. Кооператив по самой своей юридической природе не может быть частью холдинга. Были компания "Лайф-из-Гуд", которая выполняла для кооператива маркетинговые задачи по договорам, и компания "Гермес", с которой у кооператива не было никаких ни финансовых, ни организационных отношений".

Также непонятно, по словам адвоката, почему при установленном следствием ущербе потерпевшим в размере 280 млн рублей (от вложений в "Гермес") арестовываются средства на счетах кооператива на сумму 3,7 млрд рублей: "Только потому, что кто-то из потерпевших заявил о наличии морального вреда в 1 млрд рублей? Такие анекдотические заявления прозвучали в суде — анекдотические, потому что даже при причинении смерти назначаемый ущерб не превышает нескольких миллионов".

Из 221 гражданина, признанного потерпевшим, никто не понес ущерба от деятельности ПК "Бест Вей": все указывают, что лишились денежных средств по причине вложения инвестиций для получения пассивного дохода в иностранные компании, имеющие в названии слово "Гермес".

В отношении кооператива, подчеркивают адвокаты, в обвинительном заключении также используются загадочные формулировки:

  • "имеются основания полагать, что указанные физические лица являются пайщиками кооператива";
  • "может свидетельствовать о наличии у ЖК "Бест Вей" признаков содержания деятельности "финансовой пирамиды";
  • "указанные обстоятельства могут свидетельствовать о возможном выводе части денежных средств, поступивших на счета кооператива от граждан, через расчетные счета третьих лиц с целью придания правовой обоснованности указанным операциям";
  • "может свидетельствовать о наличии у ЖК "Бест Вей" признаков содержания деятельности "финансовой пирамиды", выражающихся в получении вознаграждения (приобретение недвижимого имущества) за счет денежных средств вновь привлеченных вкладчиков (пайщиков)".

Говоря о незаконности кооператива, по словам адвокатов, обвинители ссылаются на показания специалистов ЦБ — но потребительские и жилищные кооперативы не регулируются ЦБ. Признаки финансовой пирамиды, обнаруженные специалистами ЦБ, не тождественны тому, что кооператив является финансовой пирамидой, тем более что к такому заключению может прийти только суд. Кроме того, по словам адвокатов, авторы обвинительного заключения очень вольно обращаются с новым заключением бухгалтерской экспертизы, проводившейся следствием в конце 2023 года.

"Оно, — говорят адвокаты, — мало отличается от заключения 2022 года, и в нем также указывается, что только 19-20% средств кооператива шли не на покупку недвижимости, а на задачи обеспечения деятельности кооператива: маркетинговые, организационные, финансовые, что является совершенно нормальным соотношением и никак не свидетельствует о "присвоении" денег, о котором говорится в обвинительном заключении. Тем более что эти средства расходовались не из паевых средств, а из специальных фондов кооператива и расходовались исключительно по договорам, исполнение которых подтверждено актами".

"Все обвинительное заключение — бездоказательное, и буквально по каждому пункту будет нами оспариваться в ходе судебного следствия", — резюмируют адвокаты.

Автор Александр Приходько
Александр Приходько — журналист, внештатный корреспондент Правды.Ру
Редактор Елена Тимошкина
Елена Тимошкина — шеф-редактор Правды.Ру *
Обсудить