Возможен срыв сроков в переселении граждан по программе реновации – Андрей Колочинский

Сегодня столичные власти запустили масштабную программу реновации. В ней примут участие более 5 тыс. домов и более 1 млн. граждан, уже готовы первые 210 стартовых площадок.

Москва достаточно тщательно подошла к процессу переселения граждан, тем не менее без сложностей не обойтись. О том, в чем могут возникнуть трудности, в интервью Правде.Ру рассказал управляющий партнер ВекторСтройФинанс Андрей Колочинский.

— Нам стало известно, что это первое интервью, в котором вы принимаете участие, и очень рада видеть вас в гостях. И хотелось бы начать с первого вопроса: ваша компания начала свою деятельность, если быть точным, с реконструкции домов в аварийном состоянии. Сейчас в Москве идет грандиозная программа — реновация, как вы ее оцениваете со стороны собственного опыта и опыта вашей компании?

— Действительно, мы начинали свою деятельность с реконструкции домов в центре, там было расселение, реконструкция, отселение жильцов. Исторически так сложилось, что мы с этой задачей столкнулись лет 15, даже больше назад. Это непростая работа, и, понимая программу, которую затеял город, наверное, пропуская через свой опыт, скажу, что она будет не простой, она будет сложной в реализации. Но городские власти понимают, наверное, на что замахнулись, отдают себе отчет. Основную сложность я вижу в том, что мы имеем дело с конечными потребителями, живыми людьми. Вот из нашего личного опыта, основная сложность задачи была всегда в самом расселении.

— Главное — человеческий фактор?

— Конечно. Дело в том, что у людей свои личные мотивы, есть свои личные потребности, свои конкретные желания. И они всегда хотят их реализовать при расселении. Городские власти достаточно внимательно и аккуратно подошли к этой задаче, подготовлена достаточно убедительная законодательная база. Но тем не менее, когда речь доходит до конечного завершения сделки или подписания акта приема-передачи, того финального документа, которым заканчивается расселение, многие жители из лучших побуждений, потому что для них это важная и наверное, единственная животрепещущая задача, могут немножечко тормозить процесс. Поэтому я думаю, что на этой стадии может быть будет небольшой срыв сроков.

— Произойдет срыв сроков программы переселения?

— Нет, вот именно в процессе договоренности с людьми. Дело в том, что анкетирование уже проведено. Список домов, которые изъявили желание поучаствовать в расселении есть, согласие большинства жителей получено, но это мы говорим об общем голосовании. Когда речь дойдет до конкретных вариантов, я думаю, возникнут сложности в работе с каждым конкретным жителем. Это будет безусловно решаемой, но трудоемкой задачей. И вот я думаю, именно в этом месте нужно будет особый акцент сделать.

— ВекторСтройФинанс занималась все-таки коммерческим расселением, здесь немного другая задача, какие принципиальные различия вы в этом видите?

— То расселение, которое проводили мы, опиралось совсем на другую законодательную базу и исходно разрешительный документ, здесь мы руководствовались другими правовыми актами в нашей работе. сейчас под эту программу сделана специальная законодательная база, она безусловно облегчит эту работу. Но усложнит ее масштабность задачи. Самое крупное расселение, которое у нас было, Дом на Гоголевском бульваре, мы выселили оттуда около 112 семей, 380 человек, ну 400. Это тоже была масштабная задача, учитывая, что переселение шло из центра. Работа тогда заняла у нас около 2,5 лет. Только расселение.

Когда мы расселяли, это было коммерческое расселение, мы в угоду срокам мы могли идти на какие-то уступки. Я думаю, что город вряд ли пойдет по этому пути, потому что, уступив одному, нужно будет уступить второму и мне кажется, это такой путь, который приведет к срыву сроков принятия решений по отселению

— Какой процент от общего числа расселяемых жителей, которые меняют свое мнение буквально на последней стадии? И насколько их изменения могут повлиять на общее решение?

— Всегда найдется 5-10 процентов людей, которые сознательно готовы принять решение на самом последнем этапе. Это такая их жизненная позиция. Наверное, их соображения исходят из того, что, когда мы принимаем решение в конце, наверное, нам дадут что-то лучшее. То есть они тянут до последнего, дом стоит под снос, остается 2-3 не расселенные квартиры, и мы сможем выхлопотать себе более хорошие условия. И в случае с коммерческим расселением эта история иногда работала. Потому что и сроки есть, не дорасселенный дом, есть график строительства, есть срок. В случае с городскими властями, я думаю, что процент таких людей тоже будет, но опыт, наверное, первого расселения покажет, что условия более-менее для всех одинаковы., и я думаю, что в процессе реализации программы будет уменьшаться. Но начнется, наверное, с этого. Это такие житейские хитрости, за которые людей осуждать нельзя.

Но в то время, когда мы расселяли, не было форумов. Сейчас они появились. Это жители очень хорошо коммуницируются, хорошо обмениваются своими решениями, своими проблемами, мыслями. Это определенным образом минус — если мы говорим о тех людях, кто расселяет. С другой стороны, это плюс, если там на форумах будет обозначено, что у всех более-менее одинаковые условия, может быть, это и поможет. Просто в то время, когда мы расселяли, не было форумов. Но если они узнавали, что у кого-то из соседей хоть чуть-чуть лучше, сразу возникал какой-то обратный вал отказов или пересмотр решений. Это нормально.

— Вы готовы принять участие в процессе реновации?

— Ну, если город позовет — да. Участие в городских программах, конечно, всегда положительно сказывается на репутации. Неоднократно городскими властями заявлялось, что они видят коммерческие организации участниками этой большой масштабной программы, не скрывают, конечно, что без них не обойтись наверное. Но пока не прозвучало еще определенной формы этого сотрудничества. Вот, насколько мне известно, проводятся уже первые конкурсы на проектирование, скорее всего, на реализацию каких-то строительных проектов будут привлечены частные компании. Но пока эта форма не определена. То есть декларация есть, что город видит, и не собирается делать это один, частный сектор в реализации программ. Но в каком виде и на какую часть работ — пока непонятно. И это, видимо, тоже будет определяться в процессе реализации программ. Будем ждать предложений.

Если бы инициатива исходила от нас, я видел бы предметом сотрудничества с городом в плане программы, например, в освоении тех площадок, которые у нас есть сейчас или которые мы планируем приобрести. Мы могли бы часть своих площадок отдать под стартовые комплексы с возможностью освоить часть жилья коммерческим путем. Либо какие-то другие формы сотрудничества, вплоть до строительства жилья под реновацию, если будет определена какая-то более-менее комфортная цена.

— То есть город должен предложить хорошую цену?

— Что же тут скрывать-то? Я думаю, надо оставить возможность людям немного зарабатывать. Никто из коммерческих застройщиков не пойдет, если будет убыточная работа. я думаю, город это понимает. Надо определить условия. Если в этой программе можно будет немного зарабатывать, мы не говорим о каких-то супердоходностях, но это будет стабильная работа и с какой-то доходностью, конечно, частные девелоперы пойдут в эту программу. Насколько я понимаю эту программу, это не просто реновация, она предполагает увеличение объемов производимого жилья с целью реализации части на коммерческой основе. А реализация сейчас это вообще отдельная история. Это очень сложный и очень конкурентный процесс. Я думаю, тут частный сектор, конечно, сильно может помочь городу. Ведь эти площади надо будет продать.

— Тогда вопрос о самом рынке недвижимости. Как он сейчас себя чувствует? Какие тенденции вы наблюдаете?

— Начну с того, что он жив, и это уже хорошо. Не скажу, что он очень бурно развивается, поскольку серьезно выросла конкуренция, но он жив, объем строительства все-таки немного увеличивается. Однако на рынке выживают только проекты, которые очень внимательно подошли к реализации себя. То есть они учли все конкурентные преимущества, они используют все возможные опции, внимательно следят за рынком, за тенденциями спроса. Иначе нельзя — наступило время покупателей.

— И что собираетесь делать в этих новых условиях?

— Мы не собираемся уходить с рынка. Пусть он сейчас непростой, перспективы развития девелоперского рынка туманны, но — объективно мы ничего делать больше не умеем. Мы накопили достаточный опыт, и я надеюсь, неплохой и хотим реализовывать его дальше. Поэтому рассматриваем новые проекты именно в рамках жилищного строительства. И мы, наверное, в первую очередь говорим все-таки снова о Москве.

Потому что мне кажется, внутри Москвы в любой локации можно предложить покупателям какое-то хорошее и пользующееся впоследствии спросом решение. Поэтому, когда будут внутри Москвы задачи возникать, будем их решать. Мы сейчас присматриваем и работаем с некоторыми проектами. Наверное, преждевременно говорить о том, где и как, но мы этот процесс никогда не останавливали.

— И вы наверняка знаете, что сейчас хочет среднестатистический московский покупатель, знаете все о его квартире мечты?

— Большая и дешевая. Это нормально. Мы пытаемся удовлетворять эти запросы. Готовы, но девелоперский бизнес перестал быть очень доходным. У нас есть какая-то, может быть, минимальная маржа, и мы готовы поступаться ей в угоду нашим все-таки любимым покупателям, но не до бесконечности. Поэтому нам надо как-то двигаться навстречу друг другу, они нас тоже должны понимать.

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Домашнее