Фонды те же, вид – сбоку

В московском Домжуре  очень скромно, при малом стечении прессы, презентовали новый фонд  - «В защиту прав заключенных». Его учредили три известных правозащитника Людмила Алексеева Лев Пономарев    (председатель и зам соответственно) и Эрнст Черный. Они пояснили, что с 2000 года в России ужесточился режим содержания под стражей. Первый бюллетень фонда озаглавлен «Российский ГУЛАГ. Избиения и пытки». По мнению   правозащитников, сегодня из 150 колоний в список так называемых «пыточных» входят 40 учреждений.  

В общем и целом, новое правозащитное формирование не предлагает никаких принципиально новых «рецептов» противодействия перегибам в пенитенциарной системе. Попытки контролировать уголовные дела по фактам противоправных действий в отношении осужденных, предоставление им адвокатов, гражданские комитеты родственников – всем этим занимались и Московская Хельсинская группа, и Центр содействия реформе уголовного правосудия, и комитет «За гражданские права».

Что принесет сложение сил председателей этих движений под новой вывеской? Разве неясно, что четвертый, к примеру, пункт декларации, о налаживании «устойчивых связей с госорганами» неизбежно провиснет под тяжестью жестких обличительных  формулировок?  Та же г-жа Алексеева откровенно сетовала, что ей так и не удалось наладить конструктивного взаимодействия ни с одним из Генеральных прокуроров последних лет, включая действующего. Впрочем, вопрос целесообразности проявил себя сам, едва зашла речь об источниках финансирования. Журналистов интересовало, в какой мере деятельность нового фонда  может рассчитывать на западных благотворителей.

«Их теперь  «уходят» из России, - с сожалением заметила Алексеева и добавила, что фонд надеется широко привлечь к финансированию своей правозащитной деятельности пожертвования  простых россиян. И выразила надежду, что к этой инициативе власть не отнесется «как на зоне». Намек на известный эпизод с посадкой Михаила Ходорковского в ШИЗО из-за двух лимонов – фруктов, разумеется, которыми он поделился с сокамерниками.

Но в данном конкретном случае «лимоны», видимо, фигурируют другие, каких не собрать по кошелькам сердобольных сограждан. Возможно, иным правозащитникам просто не хочется светить свои двойные бухгалтерии, накаченные из Вашингтона. Понятно, что Московская Хельсинская группа – это брэнд, который дорого стоит. А кому-то, возможно, легче не проходить обязательную перерегистрацию. Тот случай, когда от перемены мест слагаемых – слов в фирменной вывеске – сумма не только не изменится, но может даже вырасти.

На вопрос корреспондента «Новых Известий», что необходимо, чтобы стать клиентом фонда, четкого ответа не последовало. Журналистам еще раз повторили, что фонд не благотворительная организация, а сугубо правозащитная. Поэтому собранные средства главным образом будут истрачены на адвокатские услуги осужденным.

Журналистам была представлена Марина Ходорковская – возможно, с намеком, что финансовые перспективы нового фонда не так уж безнадежны. Справедлива еще одна версия. Поскольку Amnisty International   отказывается признать Ходорковского узником совести, тем же «хельсинцам» затруднительно списывать на него израсходованные средства. А в  расширительном толковании  уставных целей нового фонда – можно. На облегчение чьей участи новообразование «заточено» - никакой не секрет, если мать самого известного российского зэка вошла в попечительский совет. Это не только фондрайзинг, но   всегда особо весомое мнение – куда и на что потратить собранное.

Мать олигарха поделилась деталями лагерного быта, подмеченными в Краснокаменской колонии. Она утверждала, что даже в сорокаградусный мороз во время поверок на открытом воздухе лагерникам не разрешают развязывать тесемки шапок-ушанок, им запрещено пользоваться теплыми вещами с воли, на производстве з/к вынуждены бездельничать из-за отсутствия фронта работ, все лето не было горячей воды, в рационе мало овощей. По словам Ходорковской местные огородники рады бы поставлять излишки со своих огородов колонии, но та не вольна распоряжаться бюджетом – финансы контролирует Чита.

Марина Филипповна дала свою трактовку известному эпизоду с ранением переносицы МБХ. Поскольку его обидчика Кучму сразу из колонии убрали, перевод в одиночную камеру нанес ущерб авторитету олигарха в   коллективе. Якобы эту цель и преследовала лагерная администрация. Однако Лев Пономарев подчеркнул, что Краснокаменская зона не рассматривается как пыточная.

В целом журналисты выказали рассеянный интерес к матери всемирно известного  забайкальского сидельца. Например, корреспондентку французской «Фигаро» гораздо более интересовал вопрос о СПИДе в исправительных учреждениях. Ее успокоили – два процента. Примерно как в США .

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии
Правительство поддержит законопроект о криптовалютах
Астана и Ташкент дрейфуют в сторону США
Как Саргсян продал Армению и что из этого вышло
Украинцы обнаружили "трещины" в опорах Крымского моста
США напуганы отсутствием ответа России на удары по Сирии
Как Саргсян продал Армению и что из этого вышло
США напуганы отсутствием ответа России на удары по Сирии
Отравление Скрипаля - повод для отъема или обвала ЧМ-2018?
Украинцы обнаружили "трещины" в опорах Крымского моста
Украинцы обнаружили "трещины" в опорах Крымского моста
Подлодка США ушла от российской субмарины и ударила по Сирии
Как Саргсян продал Армению и что из этого вышло
В последний момент: как Путин и ФСБ спасли "Роснано" от Чубайса
"Фавориты" против "Томагавков": закроет ли Россия небо Сирии
Как Саргсян продал Армению и что из этого вышло
Как Саргсян продал Армению и что из этого вышло
Мнение: Россия получила преимущество после удара США по Сирии
Митинги в Армении: первые результаты. Но не последние?
Гендиректор ОЗХО: "вещество из Солсбери" могли сделать где угодно
СМИ: Венгрия сорвала заседание комиссии НАТО-Украина
Англичан перед ЧМ-2018 предупредили, над чем в России лучше не шутить