"Иноагенты многим не нравятся, но мы их будем поддерживать"

Более 4,2 миллиардов рублей выделено в нынешнем году на поддержку некоммерческих организации в 2015 году. Конкурсы по распределению президентских грантов пройдут в три этапа. Первый из них стартовал 20 апреля. О приоритетах в распределении грантов корреспондент "Правды.Ру" побеседовал с руководителем Общероссийской общественной организации "Гражданское достоинство" Павлом Вдовиченко. Эта организация входит в число восьми грантооператоров.

— Хотел бы сказать, что последние год-полтора администрация президента РФ делает достаточно четко выраженные движения в сторону совершенствования системы распределения грантов.

И первый элемент, например, этого процесса — ротация самих грантооператоров. В нынешнем году сошла со сцены одна организация со стажем, Институт проблем гражданского общества. Но в то же время появились две новых. Это Общероссийское движение "Женщины России" во главе с Екатериной Филипповной Лаховой. И Общероссийское движение "Пенсионеры России" во главе с Валерием Владимировичем Рязанским.

Второй фактор — если еще три-четыре года назад проводился один конкурс в течении года, в прошедшем году два, то сейчас сделан следующий шаг. Некоммерческим организациям дан шанс трижды в году попробовать собственные силы. Это означает, что сейчас, 20 апреля объявлен первый конкурс.

И, условно говоря, моя маленькая некоммерческая организация, работающая где-то на окраине России, например, пробует написать заявку на грант, у нее что-то не получается. После проведения этого конкурса она имеет право послать в нашу организацию "Гражданское достоинство", если она писала нам, запрос — объясните, почему мы не выиграли, в чем наша сила, в чем наша слабость. И я, как руководитель организации либо члены нашей команды берут на себя обязательство ответить заявителю и пояснить, в самом деле, вот это сильные стороны, а вот это слабые, и если бы вы их улучшили, у вас бы шанс увеличился. У этой организации есть в течении года и второй, и третий раз попытать собственные силы.

Потом, мы же все понимаем сейчас, что экономический кризис имеет место в нашей жизни. Сокращаются зарплаты, начиная от администрации президента и заканчивая чиновниками регионального или местного уровня. И в то же время финансирование некоммерческого сектора в этом году возросло. И оно превышает четыре миллиарда рублей. Это хороший знак.

— А какие ошибки допускаются претендентами при подаче заявок на гранты?

— Я 25 лет возглавлял общественную организацию, которая занимается проблемами чернобыльцев. И я тоже, в общем-то, был соискателем грантов.

И вот мы пишем заявку на грант для детей-чернобыльцев, для работы с волонтерами, пишем в российский фонд и просто описываем свой проект. Что, например, нам нужна и оплата коммунальных платежей, нам нужен для перевозки детей-инвалидов автобус. Значит, нужны и шины для этого автобуса, и бензин или дизтопливо. Нам нужен сторож, потому что у нас от 4000 до 7000 благополучателей каждый год. И такую заявку отметают сразу — ишь, они захотели автобус. Они же работают после своего рабочего времени.

Да, мы это делали совершенно бесплатно. Но потом проходит пора бесплатности. Потому что, однажды взявшись решать проблемы ребенка-инвалида или ребенка-сироты, ты понимаешь, что нельзя в декабре закончить это и сказать: больше не приходите. Ты должен и в январе, и в феврале, и в следующем марте…

Другой вопрос, где найти деньги. И вот ты пишешь заявки на грант в России. И не получаешь их. Ты пишешь, ты задаешь вопрос: почему? А тебе нет ответа. И нет ответа, оказывается, потому что им запрещено вступать в переписку по положению. Кто такие положения придумал? Сейчас не будем говорить, но во всяком случае, на совершенно законных основаниях они не отвечают.

Мы разворачиваем эту же заявку, переводим на английский и посылаем в Европу. Оп, приходит право получить или купить автобус, приходит право взять сторожа, водителя. И не просто того специалиста, который будет заниматься в реабилитационном центре, не просто того врача, который будет обследовать щитовидную железу либо лечить детей, имеющих ДЦП, а многие другие вещи. И ты смотришь на конкурс и понимаешь, что выиграл в европейской организации 1 из 19.

А что происходит тогда здесь? И когда я много раз получал вот такие ответы, иногда деньги получали, в одном из шести случаев, остальные — нет, нет, нет.

И когда я пришел в "Гражданское достоинство" и вошел в президиум… Должен сказать, что Элла Александровна Памфилова была родоначальником, идеологом "Гражданского достоинства" и с 2001 года она возглавляла эту организацию. Только сейчас, когда она стала уполномоченным по правам человека, избрали меня.

И вот когда я пришел сюда, то понял, что надо что-то делать. И хорошо, что в действиях Эллы Александровны Памфиловой я увидел чистоту помыслов .

Она создала команду, я только ее принял, в которой просто собрались люди, которые говорят: нужно делать дело чисто, нужно делать дело на перспективу, на послезавтра. Не ради сегодняшнего дня, не ради сегодняшней выгоды, а для того, чтобы в самом деле, гражданское общество жило.

— Есть ли приоритеты? Условно говоря, у кого больше шансов получить все-таки грант?

— Очень много желающих говорят: дай нам, уж мы-то знаем, как распорядиться. Но получить — это даже не полдела. Получить, как бы это не было тяжело, все равно это десять процентов той энергетики, которую предстоит затратить каждому из грантополучателей. Потому что 90 процентов — это другие вещи.

Мы хотели бы, чтобы все-таки сохранили свою энергетику старые правозащитные организации, которые составляют историю правозащитного движения России. Они нам могут немножко не нравиться, они нам могут казаться немножко не с той системой приоритетов, но я смотрю на старые правозащитные организации как на страничку истории, которая должна иметь продолжение.

Второе, мы хотели бы дать шанс получить гранты, поддержку, тем организациями, которые реально стали ресурсными центрами, т. е. они уже могут дать мастер-класс молодым, начинающим правозащитным организациям — как найти цель для проекта, в чем смысл этой затеи сегодня, завтра, послезавтра, в чем потенциал развития того или иного проекта. Они могут научить как сложить команду, механизм реализации, как навести связи с администраторами разного уровня, с чиновниками. И вот этой мудрости может научить только ресурсный центр, который работает 15-20 лет в этой теме.

Мы хотели бы, конечно, поощрять начинающие организации, дать им шанс. Пусть это будут небольшие гранты, но все равно, им надо дать шанс встать, попробовать силы.

— А как быть с некоммерческими организациями-иностранными агентами?

— К большому сожалению сегодня я вижу, что процесс объявления иностранными агентами принимает немножко вымученные формы не совсем логичного действия со стороны минюста и других организаций.

Ну например, две трети нынешних агентов получили наши гранты на предыдущих этапах. И мы, наблюдая за ними, обращаем внимание, что они во многом значительно корректнее и лучше готовят свои мероприятия и отчеты, чем просто правозащитные организации.

Если заявка хорошая, если социальные действия, которые предусмотрены в рамках проекта, направлены на реальную защиту реальных людей, то мы, конечно, поддерживали и будем поддерживать их.

Я знаю людей, которым не нравится это. Но мы будем поддерживать.

Другой вопрос в том, что каждый раз, поддерживая такие организации, приходится усиленно поглядывать на их действия и вовремя им подсказывать.

Читайте также:

В России действует несколько тысяч финансируемых Западом НКО

Вдохновители "русского Майдана" что-то химичат

Грант любой ценой: на что готовы американские фонды?

Интервью к публикации подготовил и беседовал

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!


Придет ли государство на помощь иноагентам?

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Комментарии
Следственный комитет предъявил Серебренникову обвинение
Аналог Царскосельского лицея для одаренных детей появится в Ленинградской области
Потерю Крыма Украина оценила почти в три триллиона рублей
Командование эсминца "Фицджеральд" осталось без работы из-за "потери доверия"
Ту-160 "Белый Лебедь"
Москвич откусил ухо дворнику Махмуду за жену с собачкой
Порошенко снова обещает предложить перемирие в Донабассе
Потерю Крыма Украина оценила почти в три триллиона рублей
Потерю Крыма Украина оценила почти в три триллиона рублей
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Ющенко: Донбасс всегда был "ватным"
Пожар в Ростове: причины, условия и последствия — Максим ВИНТЕР
Стала известна стоимость американского угля для Украины
Курт Волкер пообещал восстановить территориальную целостность Украины
Вернувшимся на родину литовцам обещают "теплый прием и заботу"
Халатность командования ВСУ привела к гибели украинских солдат
Следственный комитет предъявил Серебренникову обвинение
В строительстве Крымского моста западные СМИ увидели "нападение России на украинский суверенитет"
Почему не стоит бояться военных маневров США и КНР — Виктор МУРАХОВСКИЙ
МФО: как маленькие деньги приносят большие проблемы — ЭКСПЕРТЫ