"Сепаратисты сейчас работают тонко"

Насколько актуальна в России проблема сепаратизма? Действительно ли опасны призывы к разделу страны, передаче тех или иных террориторий под международное управление? Или это, скажем так, блажь отдельных индивидуумов, которая не заслуживает большого внимания?

Напомним, в минувшую пятницу в Госдуму внесен законопроект, авторы которого предлагают ввести в Уголовный кодекс статью "Пропаганда сепаратизма" и наказывать за нее лишением свободы.

Не все, впрочем, считают эту инициативу актуальной. Глава совета по правам человека при президенте РФ Михаил Федотов, например, назвал ее "архаизацией уголовного законодательства". По его мнению, говорить сегодня об угрозе распада России не приходится, хотя сбрасывать со счетов опасность сепаратизма нельзя.

О том, насколько серьезна эта проблема для нашей страны, "Правда.Ру" побеседовала с членом комиссии общественной палаты по межнациональным отношениям и свободе совести Алексеем Гришиным.

- Насколько, на ваш взгляд, актуальна проблема сепаратизма в современной России?

- В первые годы, когда Российская Федерация стала независимым государством, то есть в 1990-е годы 20-го века, наблюдался очень резкий рост сепаратистских настроений и в кавказских, и в ряде  некавказских республик и регионов.

Сейчас эта проблема как бы ушла, но ушла она внутрь этих сообществ. То есть во внешней пропаганде, в какой-то активной внешней деятельности мы этих тенденций не наблюдаем, во всяком случае, они нам незаметны.

Но во внутренней жизни, например, в Татарстане, Башкортостане, в ряде республик Северного Кавказа, наблюдаются сепаратистские настроения. В том числе, к сожалению, и во властных элитах.

Это нельзя не учитывать для будущего страны. Но на сегодняшний момент, это опасность, которая может быть в перспективе, причем в ближайшей перспективе. При возникновении каких-либо  экономических, иных каких-то трудностей на федеральном уровне, эта проблема моментально обострится. Но сейчас она несколько заглушена и, в общем-то, тлеет исключительно внутри самих этих потенциальных сепаратистских территорий.

- На ваш взгляд, есть ли различия между националистическими и сепаратистскими движениями в начале 1990-х и сейчас?

- Различия заключаются в том, что и националистические, и сепаратистские движения, особенно сепаратистские, в 1990-е годы видели цель. И эта цель представлялась им очень близкой. Им казалось, что достаточно еще раз пнуть Российскую Федерацию и она развалится. Или, во всяком случае, освободит их территории из-под своего влияния.

Поэтому сейчас они работают более тонко, менее очевидно связано с зарубежными странами, спецслужбами. В 1990-е годы они очевидно были связаны с  этими службами. А сейчас пытаются немножко переформатировать, на мой взгляд, идеологию.

Раньше это была идеология освобождения от "тоталитаризма Советского Союза", боязнь новой тоталитарной системы, которая могла бы быть, по их мнению, выстроена в России. А сейчас это "угнетение в Российской Федерации малых народов" - лозунг немножко сменился.

А раз сменился лозунг, изменились некоторые формы и методы борьбы. Но я огромных различий, честно говоря, не наблюдаю среди сепаратистских движений.

Главное, что в последнее время, к сожалению, угнетает, это появление очень большого националистически настроенного количества русских людей. Русские люди в России и в Советском Союзе всегда были нацией государствообразующей. Никогда у них не было комплекса неполноценности, как у некоторых представителей малых народов, который иногда возникает и культивируется искусственно как раз националистическими силами.

Сейчас ситуация изменилась. И изменилась она во многом из-за не очень удачной миграционной политики. Может быть, цели это миграционной политики были правильные, но формы, которые она приобрела, ни в какие ворота не лезут.

Резкий рост исламизма - не ислама как религии, а исламизма как общественно-политического движения, - и резкое неприятие инакомыслия в этой сфере привели к росту национализма у русских. Это удручает. Это сильно отличает ситуацию, на мой взгляд, от 1990-х годов. 

- Организации национал-сепаратистов - что они из себя представляют, насколько организованы?

- Вы знаете, вот я бы все-таки не смешивал их вместе. Есть национальные националистические организации, которые не всегда являются сепаратистскими. И есть сепаратистские движения, которые не имеют ничего общего с националистическими. Я бы все-таки разделил эти сферы.

Но вместе с тем, эти организации имеют много общего. На примере некоторых наших республик и на Кавказе, и в Поволжье, я могу сказать, что существуют организации в рамках культурно-национальных автономий. Само понятие, которое, на мой взгляд, заложено в начале 1990-х - национально-культурная автономия - крайне опасно. Автономия подразумевает самоуправление, независимое от органов государственной власти.

Например, возьмем Татарстан, Всемирный конгресс татар, который выступает с откровенно националистическими лозунгами. Вместе с тем, действует легально. Официально не имеет широкой поддержки, но неофициально поддерживается большинством чиновников, будем так говорить. То есть правильнее будет сказать, большинством не чиновников - большинством людей, влияющих на политику и экономику республики.

Поэтому организации, как бы таких сепаратистских или националистических, откровенных, которые вот были как-то структурированы, их фактически нет. Но они существуют вокруг либо национально-культурных автономий, либо вокруг организаций типа Всемирного татарского конгресса.

То же самое есть в Башкирии, тоже самое есть и у ряда народов Северного Кавказа - тоже есть "всемирный конгресс" или "всемирные организации" черкесов, адыгов и так далее.

- Какова, на ваш взгляд, позиция местных властей по отношению к сепаратистским группировкам?

- Общая тенденция, к счастью, не такая драматичная. Но действительно, в отдельных территориях мы видим сращивание национал-сепаратистских сил с органами государственной власти.

Вот, допустим, исламизм проник очень глубоко в республиках, где традиционно большинство населения исповедует ислам. Я, например, считаю, что невозможно в отрыве рассматривать вопросы национализма и вопросы веротерпимости или совместного проживания различных этносов и представителей различных религий.

Но самое удивительное, что в некоторых местах власть действительно не то что не обращает на это внимания, а, к сожалению, сращивается с этим. Это огромная опасность для России.

Пока сильна федеральная власть эти явления будут малозаметны и протекать в вялотекущем режиме. Но как только появятся какие-нибудь явления, которые ослабят федеральную власть, то, практика показывает, что эти явления проявляются моментально и достигают максимальных высот.

- Сколь велико влияние групп в соцсетях, пропагандирующих идеи сепаратизма?

- Сейчас ситуация изменилась в области пропаганды. Никто не пропагандирует в лоб. В последние годы мы наблюдаем новые психологические подходы. Ведется активная работа по разрушению авторитета и влияния федерального центра.

Это не рост внутренних сепаратистких движений и тенденций, это методическое разрушение влияния на любые процессы в регионах со стороны федерального центра. В том числе, саботаж указаний высших лиц государства.

В этой области пропаганда ведется в социальных сетях очень активно, практически в любых дискуссионных материалах.

Интересно, что мат и нецензурщина удаляются, а попытки расшатать устои федеративного устройства нашего государства не то что не удаляются, а наоборот, модераторами поощряются, какие-то дискуссии возникают.

При этом органы, которые должны следить за этим, то ли от недостатка специалистов, то ли по другим причинам, не очень обращают на это внимание. К сожалению, работа по пресечению подобной деятельности ведется исключительно по националистическим и сепаратистским сайтам.

Вот если, например, сайт какой-то делается и на нем сразу говорят "мы такая-то организация, мы хотим отделиться от Российской Федерации, отделить такой-то район, область, край или республику". Тогда этим сайтом быстро занимается прокуратура, правоохранительные органы. И этот сайт закрывается  достаточно быстро, эта работа эффективна.

А в соцсетях, где ежедневном режиме вещает масса "проповедников", которые пропагандируют исключительность какой-то нации, которые объединяют вокруг себя именно национальные клубы в социальных сетях. Ведь есть же уже клубы национальные в социальных сетях, где общаются, стараются даже на языке, переходить на язык, чтобы другие туда не могли входить. Это тоже потенциальна опасно.

И практика показывает и Египта, и Ливии, и ряда других стран, что социальные сети крайне опасны с точки зрения возникновения разных  массовых беспорядков, потому что там можно быстро, беспрепятственно призывать к чему-то, выходить на улицы что-то делать, воздействовать с точки зрения идеологии.

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
Мэр Сиэтла: памятники Ленину — "символ ненависти, расизма и жестокости"
Поездка украинских школьников в Россию возмутила общественность
Украинские пограничники посмели задержать российский корабль
Украинские пограничники посмели задержать российский корабль
Киев намерен получать от ЕС по пять миллиардов евро ежегодно
Откуда и как Навальный черпает силы для борьбы с коррупцией
Литва назвала "экономическим удушением" желание России использовать свои порты
Теракты в Испании, суета в Прибалтике, Ленин vs борцы с историей: главные события 18 августа
Китаю не надо толкать Россию к конфликту с США — Константин СИМОНОВ
Заявление Гелентнера: можно ли отрицать высадку американцев на Луну — Иван МОИСЕЕВ
Самолет вертикального взлета: новое — это хорошо забытое старое
Украинские пограничники посмели задержать российский корабль
Россияне отказались менять совесть на холодильник
Откуда и как Навальный черпает силы для борьбы с коррупцией
Выяснено: почему Россия отдала Казахстану озеро на границе
Заявление Гелентнера: можно ли отрицать высадку американцев на Луну — Иван МОИСЕЕВ
Американский посол: целостность Грузии будет восстановлена
Американский посол: целостность Грузии будет восстановлена
Россияне отказались менять совесть на холодильник
Как КПРФ пытается избежать участия в избирательном цикле 2017 года
Самолет вертикального взлета: новое — это хорошо забытое старое