Автор Лев Правин

Путину предстоит решить судьбу СПЧ

Президентский Совет по развитию гражданского общества и правам человека в своём нынешнем состоянии чем дальше, тем больше напоминает театр абсурда и издевательства над здравым смыслом. И становится немного неловко от мысли о том, зачем президенту Российской Федерации нужны официальные шуты в правозащитных балаклавах.

Историю своего существования СПЧ начал ещё при Борисе Ельцине в 1993 году. Тогда Комиссию по правам человека при Президенте РФ возглавил печально известный Сергей Адамович Ковалёв, определив таким образом характер и стиль данной структуры, которая в этом смысле с течением времени не только не изменилась, но и стала куда более реакционной по отношению к российскому обществу.

Примерно до середины 2000-х президентский Совет по правам человека ничем особенным не выделялся. После Сергея Ковалёва, со скандалом покинувшего пост председателя этого правозащитного органа в знак протеста против политики России на Северном Кавказе в целом и "окончательного отхода Бориса Николаевича Ельцина от политики демократических реформ", Комиссию возглавил мало кому известный специалист в области международного публичного права Владимир Карташкин, ничем примечательным не запомнившийся.

Вероятно, именно это обстоятельство и стало причиной того, что сей правозащитный придаток сохранился после прихода к власти Владимира Путина, который своим указом поставил во главе Комиссии куда более харизматичную Эллу Памфилову, которой до поры до времени удавалось главное: найти компромисс между "классическими правозащитниками"  и российской властью. Собственно, во многом, пожалуй, именно её присутствие позволяло до определённого момента поддерживать баланс сил в Совете, в состав которого наряду с нынешней "фрондой" в лице Людмилы Алексеевой, Светланой Ганнушкиной, Борисом Пустынцевым и некоторыми другими входили Валерий Фадеев, Виталий Третьяков, Борис Титов, Алексей Пушков, Алексей Подберёзкин, Леонид Рошаль...

Сейчас сложно сказать, когда и именно и по какой причине произошла радикализация Совета, резко качнувшегося в сторону внесистемной оппозиции. Но именно усиление позиций крыла классических правозащитников, продавивших принятие Советом нескольких скандальных и крайне тенденциозных заявлений вроде выступлений в защиту Александра Подрабинека, во многом стало причиной её ухода из Совета. Нельзя сказать, что Элла Александровна была такой уж чистой и непорочной. Будь она рядовым членом Совета, вряд ли бы её мнение и относительно "антисоветчика" Подрабинека, и других, поднимаемых радикальным крылом СПЧ тем. Но должность председателя и определённые ей самой критерия собственных прав и обязанностей вошли в противоречие с навязываемыми ей решениями.

Безусловно, возникает вопрос и о том, почему же в Совете возобладала партия Людмилы Алексеевой? Где, спрашивается, были остальные члены организации, если и выражавшие своё несогласие с позицией Совета, то делающие это исключительно в частном порядке и как бы находясь в роли стороннего наблюдателя. Дескать, меня не позвали, не поставили в известность и т.д. Таким образом, именно такое вот молчаливое соглашательство, скорее всего и привело к тому, что происходит с СПЧ в данный момент.

Также по теме: Ареопаг по правам человека

"Правда.Ру" достаточно подробно разбирала ситуацию с деятельностью Совета в последние несколько лет, которую можно представить лишь как исключительно в виде списка скандалов и крайне тенденциозных заявлений, касающихся преимущественно защиты оппозиционеров. Причём иной раз ситуация и в самом деле доходит до абсурда.

Например, СПЧ критикует законопроект поправок в Федеральный закон "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию", направленный на противодействие распространения в интернете соответствующих материалов, в том числе и порнографического характера, но не считает нужным реагировать на возмутивший общественность более чем мягкий приговор фрик-певцу Константину Крестову (настоящее имя - Игорь Кондратьев), обвиняемого в изнасиловании и развращении малолетних, и осужденного на 2,4 года тюремного заключения.

Ещё больше вопросов вызывают проходящие сейчас т.н. интернет-консультации по выборам кандидатов на вакантные места членов СПЧ. Наше издание неоднократно уже высказывалось на эту тему, обращая внимание более чем странную процедуру отбора кандидатов для финального голосования силами специальной комиссии из 6 (по крайней мере, именно такую цифру называл глава СПЧ Михаил Федотов) человек, в результате которой были забракованы порядка 100 анкет, среди которых оказалась и заявка директора Московского бюро по правам человека, которому указали на "отсутствие опыта работы" в этой сфере. Но зато в число номинантов попал некто Петрашис Леонид Вальдемарович, биография которого скорее подошла какому-нибудь криминальному авторитету, чем благочестивому правозащитнику.

Судя по результатам голосования он никуда не пройдёт но сам факт того, что человек, о криминальной биографии которого сообщается в открытых источниках мог в принципе оказаться в консультантах президента страны, уже заставляет задуматься об адекватности старейшин этого Совета.

В начале лета ряд наиболее оппозиционных действующей власти членов СПЧ заявили о своём выходе из Совета, опасаясь того, что в результате открытых выборов в Совет войдут те, с кем им было бы некомфортно находиться за одним столом. Но в итоге пришли к компромиссу, выторговав себе право прогнать потенциальных кандидатов через фильтр рабочей группы, как раз и отсеявшей "нерукопожатных" конкурентов. Так что с достаточно высокой долей вероятности можно предположить, что болотно-сахаровское лобби существенно увеличит свой удельный вес в новом составе СПЧ.

Вялые попытки объявившего голодовку в знак протеста против нечестных выборов в СПЧ Александра Брода хоть как-то повлиять на ситуацию извне достойны уважения лишь отчасти. Да, человек подставил под удар своё здоровье; да, правозащитник удачно троллит оппозицию и с голодовкой, и с выдвигаемыми предложениями о формировании альтернативного СПЧ (некоторое время назад Людмила Алексеева и Светлана Ганнушкина очень активно носились с этой аналогичной идеей). Но проблема в том, что "несогласным" правозащитникам вовсе не не требуется президент в качестве главного заказчика, поскольку таковой у них уже есть.

Александр Брод, кстати, направил письма президентам США и России. Правозащитник просит Барака Обаму высказать своё мнение относительно гражданки США г-жи Алексеевой, действия которой в составе СПЧ "направлены на неоправданное ограничение участия ряда известных общественных активистов в процедуре интернет-голосования". По мнению Брода, такая позиция "не соответствует принципам объективности и беспристрастности". В письме Владимиру Путину московский правозащитник вкратце обрисовал сложную ситуацию, сложившуюся с выборами в Совет по правам человека, предлагая главе государства "дать правовую оценку ситуации", которая, по его мнению, "недопустима и не способствует развитию гражданского общества".

И вот здесь уже Путин оказывается перед непростым выбором. Точнее, особого выбора у него уже нет. Даже если предположить, что глава государства своим волевым решением порекомендует допустить к процедуре "интернет-консультаций" всех кандидатов, скорее всего большинство в любом случае окажется у правозащитной фронды. И в лучшем случае мы получим орган, основным содержанием деятельности которого станут внутренние конфликты, в худшем - это будет ещё один филиал Болотной площади.

Возможно, наилучшим выходом стал бы роспуск Совета и объявление новых выборов, проводимых под контролем некоей независимой структуры. Или же, к примеру, передача функций Совета Общественной палате.

Так или иначе, но проблему эту предстоит решить. И не терапевтическим, а хирургическим путём.

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет
Посольство США обиделось на Сергея Лаврова
Будут посадки: Касьянов и Явлинский поделились плохими предчувствиями
Будут посадки: Касьянов и Явлинский поделились плохими предчувствиями
Евгений Федоров: США раскупили всю Россию и пишут нам законы
США угрожает катаклизм, который может разразиться в любой момент
США угрожает катаклизм, который может разразиться в любой момент
Ла реведере, Румыния: молдаване выступили за объединение с Россией
Будут посадки: Касьянов и Явлинский поделились плохими предчувствиями
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы
Скоро вернется? Улюкаева сравнили с блондинкой
Будут посадки: Касьянов и Явлинский поделились плохими предчувствиями
Посольство США обиделось на Сергея Лаврова
Скоро вернется? Улюкаева сравнили с блондинкой
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет
Найден способ восстановления поджелудочной железы при диабете
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Скоро вернется? Улюкаева сравнили с блондинкой
Вице-премьер Голландии поверила в суперспособности русских
"Перережем, если будет нужно!": почему страх НАТО оправдан
Будут посадки: Касьянов и Явлинский поделились плохими предчувствиями

Русская эскадра - не просто набор слов. Это историческое название последнего соединения кораблей и судов Императорского флота России. Именно она эвакуировала из Крыма армию генерала Врангеля и гражданское население. Беженцев приняла Франция, предоставив эскадре стоянку в Тунисе, в городе Бизерта. Судьбы большинства беженцев поистине трагичны…

Последнее пристанище Русской эскадры