"Другая Россия": протест исчерпан?

Протестной активности «Другой России» исполняется полгода. «Несогласные» успели провести 10 «маршей», еще два запланированы. Можно подводить предварительные итоги протестной активности «Другой России», выставлять промежуточные оценки. Это, конечно, не научная работа, но в некоторой степени – попытка классификации технологии и идеологии.

Все « Марши несогласных » объединяют некоторые черты, которые мы и попробуем определить. Так, все без исключения протестные акции «Другой России» сопровождаются массированной информационной кампанией, которая организуется и проводится до начала акции. В этом их принципиальное отличие от митингов и шествий других партий и движений – предварительный искусственно организованный скандал является непременным атрибутом «Марша несогласных».

Системная оппозиция скована в вопросе организации протестных акций традиционными датами, такими, как 7 ноября или 9 мая, либо общественно значимым событием. Акция «просто так», проведенная теми же коммунистами, будет не понята ни в обществе, ни сторонниками.

« Другая Россия » благодаря технологии перманентного скандала получает в свои руки неоспоримый козырь – акции протеста могут проходить когда угодно, после объявления даты очередного «марша» градус «негодования» для протестующих накачивается серией искусственно созданных скандалов. К моменту проведения акции истерия достигает пика, повод становится очевиден. Правда и забывается он сразу по завершении акции.

Кругом враги

Сейчас вряд ли кто вспомнит, что стало поводом для первого прошедшего в Москве «Марша несогласных» 16 декабря 2006 года, с какими призывами сторонников «Другой России» собирали на Триумфальной площади, какие лозунги держали собравшиеся. Факт проведения «марша» полностью вытеснил из сознания его качественную составляющую.

Зато буквально в эти дни мы наблюдаем аналогичный процесс подготовки сразу к двум «маршам» и, как следствие, новую сиюминутную истерию – на этот раз вокруг «цензуры в сети Интернет». На протяжении недели в политизированных блогах и сообществах «несогласных» публикуются материалы из цикла «Большой Брат следит за тобой», рекомендации по использованию анонимных прокси-серверов, использованию шифрованных каналов и т.д. – для того, чтобы вырваться из-под «колпака спецслужб». В том, что такой колпак существует, сомнения не допускаются.

Удачно подвернувшиеся проблемы с доступом к популярному блог-сервису Livejournal были немедленно объявлены попыткой введения политической цензуры со стороны властей. В ту же копилку попали и технические проблемы серверов, на которых расположены ресурсы «несогласных». Несмотря на многочисленные разоблачения со стороны компьютерно-грамотных пользователей сети, в «падении» сайтов kasparov.ru и  namarsh.ru были обвинены крупные интернет-провайдеры, которые, якобы по указанию ФСБ заблокировали доступ к этим ресурсам.

Шпиономания – мощнейший инструмент консолидации и воздействия на психику. Когда кругом враги, а каждый шаг может быть отслежен, люди теряют критическое мышление и сбиваются в стаю – испуганную или испуганно-агрессивную, тут уж зависит от общего настроя и уровня воздействия. Создание такого «страстного» состояния – и есть одна из главных целей массированной информационной накачки. Пребывая в этом состоянии, люди не способны слышать аргументы «с другой стороны» - мир для них черно-белый, где есть «свои» и есть «чужие». Это главная «идеологическая» составляющая «Маршей несогласных» - в условиях отсутствия классической объединяющей идеологии.

Хроника пикирующего марша

Такая практика «консолидации» дает хорошие результаты – убежденные «несогласные» демонстрируют классическое тоталитарное сектантское мышление, неспособность к восприятию альтернативной точки зрения, аргументированному диалогу. По сути, в данном случае следовало бы говорить не об идейности, а скорее о вере - и рассматривать деятельность «Другой России» именно в этом ключе.

Впрочем, сформированный костяк акций не велик и  сильно зависим от региона страны. Наиболее подвержены влиянию политических технологий Москва и Санки-Петербург – традиционные «протестные» центры (достаточно вспомнить, что Москва и Ленинград единственные отдали большинство голосов на референдуме 1991 года против сохранения СССР).

По мере удаления от столиц поддержка «Другой России» среди населения стремительно падает. Если на «марш» в декабре 2006 года в Москве удалось вывести порядка тысячи человек (оппозиция заявляет о 5 тысячах), 3 марта в Санкт-Петербурге – около тысячи человек (оппозиция заявляет о 15 тысячах), то уже в Нижнем Новгороде 24 марта протестовать на площадь вышло около 30 человек, которые были разогнаны сотрудниками милиции.

14 апреля в столице на несанкционированный « марш » от Пушкинской площади удалось вывести от 600 до 800 человек – костяк оппозиции. На санкционированный митинг пришло вдвое больше – костяк оброс любопытными, сочувствующими, прохожими.

15 апреля в Санкт-Петербурге санкционированный митинг собрал порядка 500 человек (оппозиция называет большую цифру) и закончился дракой с ОМОНом у входа в метро. Уже следующий «марш», прошедший 21 апреля в Саратове, остался практически неизвестен – на него вышел один (!) человек – его организатор, руководитель местного отделения «Российского народно-демократического союза» Александр Рябов.

Запланированный на 4 мая в Перми «марш» и вовсе не состоялся – на него невышел никто. Как объяснили организаторы, из-за плохой погоды: в этот день в городе было холодно, шел снег с дождем.

Для внесистемной оппозиции, которая имеет ограниченный доступ к СМИ, Интернет остается одним из немногих и, по сути, основным средством продвижения своих идей в массы. Разница в доступности сети Интернет между столицами и регионами России является одним из факторов слабой поддержки «Маршей несогласных» в регионах РФ.

Вторым важным фактором провала региональных «маршей» «Другой России» является ничтожная подверженность местного населения информационному воздействию «несогласных». Условно говоря, в отличие от столичной интеллигенции жителям регионов некогда думать «о судьбах России», «демократических ценностях» и «неотъемлемых правах». На первом месте здесь стоят совсем другие проблемы, организаторам не удается консолидировать мало-мальски серьезный костяк оппозиции, который, выйдя на улицу, обрастет любопытными и сочувствующими.

Попытка смены тактики была предпринята оппозицией 18 мая в Самаре – «Марш несогласных» должен был пройти здесь во время саммита Россия-ЕС и был крайне важен для организаторов. Однако в отсутствие «московского десанта», который был задержан в аэропорту Шереметьево, а также в условиях задержания помощника Гарри Каспарова с крупной суммой денег наличными, местные «несогласные» смогли вывести на улицу лишь 50 человек.

Последовавшие за этим марши в Челябинске (19 мая) и в Воронеже (29 мая) также не отличались многочисленностью – каждый собрал порядка 30-50 человек.

Таким образом, можно констатировать полный провал региональной активности «Другой России» - каждый из «маршей» на местах был больше похож на мелкий пикет, чем на акцию протеста возмущенного общества.

Главная цель

Пытаясь дать оценку протестной активности «Другой России» неизбежно натыкаешься на существенную проблему. Для системной оппозиции сложились определенные критерии оценки мероприятия. В первую очередь это число участников, затем участие известных людей, речи с трибуны и, наконец, освещение в СМИ.

Несогласные в этом отношении настолько «другие», что ни один из этих критериев к их акциям не подходит.

Нижегородский «марш» не почтил своим участием ни один из оппозиционных лидеров, число его участников составило порядка 30 человек. В течение нескольких минут они были рассеяны милицией, 11 человек оказались в отделении.

Однако именно этот «марш» стал информационной «бомбой», на которую отреагировал даже госдепартамент США. Он выразил обеспокоенность жестоким разгоном мирной демонстрации. На короткое время нижегородский «марш» стал именем нарицательным (впрочем, сейчас он уже забылся).

Мирно и скучно прошедший самарский марш, тем не менее, привлек внимание лидеров Евросоза – на этот раз до них донесся голос Гарри Каспарова из Шереметьево. Нужно заметить, что сам «марш» в этом случае был только декорацией – главным событием стало странное задержание лидера ОГФ.

В случае с готовящимися московским и питерскими «маршами» также идет активное созидание информационного базиса, для которого и станет декорацией сама акция.

Для несистемной оппозиции не принципиально само протестное шествие, вышедшие на улицы «несогласные» выполняют роль статистов, декорации, создают информационный повод, верхом на котором в СМИ въедет нужная, заранее подготовленная «картинка», создан нужный информационный фон.

Следующая за «маршами» информационная волна и есть главная цель «Другой России». С ее помощью решаются разные вопросы – дестабилизация, вовлечение, передача определенного месседжа, отчет о проделанной работе, наконец.

Кольцо оппозиционного сознания

Пока «Другой России» не удается в полной мере реализовать эти задачи. Основной информационный удар «маршей» вновь приходится на сеть интернет, внутри России цепочка, таким образом, замыкается. Отклик «марши» имеют в западной прессе и немногочисленных отечественных либеральных СМИ, но и эти источники вновь приносят информацию все тем же сторонникам «Другой России» и сочувствующим.

Практический итог «Маршей несогласных», таким образом, стремится к нулю. Информационный поток замкнут сам на себя, чтобы разорвать этот порочный круг требуются провокации значительно большего масштаба, чем встречавшиеся до сих пор. На них, к счастью, «Другая Россия» идти не готова.

Наметившиеся в последние месяцы тенденции к сворачиванию уличной активности и попытки ряда лидеров «Другой России» перейти в «системное поле» говорят о кризисе внутри организации. Сейчас «несогласные» объявили тайм-аут, который они берут с «маршами» до осени. 

За лето оппозиция должна будет выбрать один из трех возможных путей: переход в русло «системной» политики, выработка новой тактики уличных акций или продолжение «Маршей несогласных» в их прежнем виде - в надежде, что за три месяца от них немного отдохнут и подзабудут. Нынешняя тактика – не без усилий самих оппозиционеров – себя исчерпала. Но уже осенью они, несомненно, постараются взять реванш.

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Президент Казахстана, посетив американского коллегу, вел себя очень уж подобострастно. Политолог Жумакадыр Акенеев увидел в их встрече повод для опасений Москвы

На полусогнутых: как Назарбаев стал другом Америки
Комментарии
На полусогнутых: как Назарбаев стал другом Америки
В Кремле объяснили, почему показали кадры крещенского купания Путина
На полусогнутых: как Назарбаев стал другом Америки
На полусогнутых: как Назарбаев стал другом Америки
Урок для России: зачем едет к Трампу "кошечка" Назарбаев
Росгвардия пообещала жестко подавить Майдан после выборов-2018
Головы полетят: в США подготовили разгромный доклад о слежке за Трампом
Истребители НАТО перехватили Ту-160: в случае войны их бы сбили
Росгвардия пообещала жестко подавить Майдан после выборов-2018
Россия официально обвинила США в подготовке Майдана-2018
Поздно: США пытаются догнать ракетные ледоколы России
Посол США нырнет в прорубь, чтобы узнать больше о России
Поздно: США пытаются догнать ракетные ледоколы России
В Кремле объяснили, почему показали кадры крещенского купания Путина
В Кремле объяснили, почему показали кадры крещенского купания Путина
Названы самые надоедливые и неудобные члены семей
Россия официально обвинила США в подготовке Майдана-2018
Немецкий министр попросил Россию снять продуктовое эмбарго
В Кремле объяснили, почему показали кадры крещенского купания Путина
Западные СМИ рассказали о праве России на Крым
Росгвардия пообещала жестко подавить Майдан после выборов-2018