Автор Правда.Ру

"Из горящей машины они стреляют до последней возможности"

часть 1  | часть 2  | часть 3  | часть 4

64 года назад, в начале четвертого утра началась война, которую позже назовут Великой Отечественной. Сегодня мы попробуем приоткрыть одну из ее малоизвестных страниц, а именно – расскажем о тех героях, которые отважно и успешно били врага с первых минут войны. Сейчас они  незаслуженно забыты, а в обществе насаждается ложная мысль про тотальное бегство и сдачу обескураженных красноармейцев наступающим войскам вермахта.

Вниманию читателей мы предлагаем работу калининградского историка Дмитрия Егорова, специализирующегося на начальном периоде Великой Отечественной войны. Его усилиями удалось восстановить первые дни боевого пути 5-ой танковой дивизии, одной из первых встретившихся с полками вермахта. По разным причинам, история 5-ой танковой до сих пор оставалась в тени. Между тем именно с ней связаны наши первые победы в той страшной войне.

Работа публикуется с сокращениями. Полный вариант будет опубликован в книге Дмитрия  Егорова «По следам проигранного сражения. Документальная повесть-хроника о гибели в июне-июле 1941 года  3-й и 10-й армий Западного Особого  военного округа РККА и о событиях, так или иначе на это повлиявших и в той или иной степени с этим связанных».

Жене Елене и дочери Анне-Марии посвящается

25 января 1900 г. в Одессе, в семье супругов Федоровых, родился мальчик. В честь отца его окрестили Федором, вышло весьма удобно для запоминания – Федор Федорович Федоров. В 1918-м году юный Федоров вступил в ряды Красной Армии. Служил бойцом в бригаде некоего Филиппова, затем – красноармейцем штаба 45-й бригады. В сентябре 1924 г. был принят курсантом в школу механической тяги Ленинградского военного округа. По окончании учебы стал командиром взвода в 1-м автомотобатальоне МВО, затем командовал ротой и преподавал тактику в военно-автомобильной школе. С марта 1933 г. – командир батальона Московской школы танковых техников. С февраля 1935 г. – командир танкового батальона 2-й Кавказской стрелковой дивизии, с февраля 1936 г. – командир 14-го механизированного полка 14-й кавалерийской дивизии. Принимал участие в боевых действиях в Испании.

После окончания курсов усовершенствования комсостава, был назначен командиром 5-й танковой дивизии 3-го механизированного корпуса, который дислоцировался в южной  Литве;

5-ая танковая дивизия находилась в маленьком городке Алитус на берегах Немана. По прибытии в Алитус  он принял дела у полковника П.А.Ротмистрова – тот назначался начальником штаба корпуса, самим же 3-м мехкорпусом командовал генерал-майор танковых войск А.В.Куркин, который формировал 5-ю в июле 1940 г. и был ее первым командиром.
Это было соединение, сформированное на основе 2-й легкотанковой бригады и имевшее около 400 танков, из них 107 средних (50 Т-34 и 57 Т-28), и 76 бронемашин. В состав дивизии входили 9-й и 10-й танковые полки, 5-й гаубичный артполк и спецподразделения. Артиллерии был полный комплект, из транспортных средств имелось 800 грузовиков, 139 спецмашин, 81 трактор, 49 мотоциклов. По данным на август-сентябрь 1940 г. из числа спецмашин было 92 автоцистерны, 25 мастерских типа «А», 19 мастерских типа «Б», 15 передвижных зарядных станций, 4 водомаслозаправщика. Еще было 7 штабных машин и 18 санитарных. Радиостанций разных типов было 231. В декабре 1940 г. на совещании высшего командного состава при подведении итогов прошедшего учебного года начальник ГАБТУ (главного автобронетанкового управления) Я.Н.Федоренко лучшими среди крупных мехсоединений РККА назвал 3-й и 4-й мехкорпуса, а лучшей танковой дивизией – именно 5-ю.

19 июня Ф.Ф.Федоров получил шифровку от Военного Совета округа о подготовке к выступлению. Соединение было поднято по тревоге, покинуло места постоянной дислокации и укрылась в лесных массивах. В военных городках (их было два – северный и южный) остались некоторые хозяйственные службы и неисправная техника, которой в дивизии  тоже хватало. Только танков Т-28, законсервированных из-за отсутствия запчастей, было 33 единицы.  Одни подразделения  находились в нескольких километрах южнее Алитуса на берегу Немана,  другие – в лесу на  восточной окраине города. 5-й мотострелковый полк находился севернее Алитуса, также в лесу, 5-й гаубичный артполк еще весной убыл под Ораны в летние лагеря. В районах сосредоточения отрывались щели и окопы, строились блиндажи, вся техника тщательно маскировалась. В оранских лагерях находились также части 29-го территориального стрелкового корпуса, развернутого на основе ликвидированной армии независимой Литвы: управление корпуса, артполк и 184-я стрелковая дивизия. Вторая дивизия корпуса, 179-я, находилась в лагере к северо-востоку от Вильнюса. Несмотря на замену на всех ключевых должностях литовских офицеров советскими, части корпуса были ненадежными и небоеспособными (за исключением некоторых подразделений, укомплектованных выходцами из бедных рабочих и крестьянских семей). Поэтому уже в первые часы войны в его дивизиях  начались массовое дезертирство и переход на сторону противника военнослужащих-литовцев со всеми сопутствующими такого рода событиям эксцессами: убийствами командиров и политработников, преднамеренным выводом из строя матчасти, стрельбой «в спину» кадровым частям Красной Армии. Некий Фриц Бельке  писал: «Литовцы, вооруженные русскими орудиями, с восторгом маршируют рядом с нашими колоннами. Население выносит в ведрах питьевую воду». Все это в конечном итоге привело к тому, что правый фланг Западного военного округа оказался почти не прикрыт со стороны Литвы. И после войны все события в Южной Литве 22-24 июня, включая и действия 5-й танковой дивизии, огласке не предавались и были фактически засекречены по причине,  которую я бы назвал  «литовский след». Над правдой в угоду конъюнктурным соображениям  возобладал принцип: не будем ворошить прошлое ради «дружбы народов».

22 июня…

Удар левого крыла  группы армий «Центр» (3-я танковая группа генерала Г.Гота была там главной силой) на стыке Западного и Прибалтийского военных округов пришелся не по монолитной советской обороне. На границе кроме пограничников и саперов находилось  всего девять  вытянутых в одну линию стрелковых подразделений с минимумом артиллерии. Это были, конечно, ничтожные силы, ни в  коей мере не способные остановить бронированный клин. В 5 часов  утра командающий 11-й советской армией  генерал В.И.Морозов отдал боевой Приказ № 01, в котором 128-й дивизии предписывалось занять 3-й и 4-й узлы недостроенного Алитусского укрепрайона на рубеже Меркине, Копцево, Курвишки и  воспрепятствовать прорыву немцев на Алитус.  Но  именно  это  и произошло.

На четыре батальона 128-й дивизии обрушились две танковых и две пехотных дивизии вермахта. Утром 22 июня после комбинированного артиллерийско-бомбового огневого налета  по позициям и местам дислокации ее частей по ней был нанесен удар колоссальной силы: в ее расположение врезались бронированные клинья 7-й и 12-й танковых дивизий, поддержанных обеими дивизиями 5-го корпуса 9-й полевой армии. Дивизия была рассечена на части и, несмотря на яростное сопротивление, разгромлена; погибли многие офицеры, командир попал в плен. Один из отрядов (стрелковый полк, артполк, разведбат и др. подразделения) занял круговую оборону в межозерном дефиле северо-западнее Сейрияй. От еще  недавно  полнокровного соединения осталось отдельные разрозненные группы, которые отходили на восток: к Неману, а затем – к Западной Двине.

Таким образом, западнее Немана на направлении удара 3-й танковой группы сражились одна только 128-я стрелковая дивизия, батальоны 126-й и 23-й дивизий, пограничные заставы и строители укреплений. Там полностью отсутствовали какое-либо единое командование, управление и координация действий, и  все части, перемешавшись, устремились к мостам через Неман, обгоняемые двигавшимися по свободному шоссе  немецкими  танковыми колоннами. Несмотря на героизм  отдельных подразделений пехоты и  самоотверженность имевших оружие кадровых саперных рот и батальонов, пограничный рубеж был прорван почти что с  ходу.

После  разгрома находившихся на границе советских частей  7-я, 12-я и 20-я германские танковые дивизии на предельной скорости рванулись к  Неману для захвата переправ. К Алитусу, в районе которого имелось  два  моста через Неман (один – непосредственно в городе, другой – за его южной окраиной), устремились 7-я и 20-я ТД 39-го моторизованного корпуса. Это была серьезная сила: хотя большинство машин в этих дивизиях были легкими, но имелся и 61 средний танк Pz-IV c 75-мм пушкой. В оперативном подчинении командира 20-й дивизии находился также 643-й дивизион легких истребителей танков (18 чешских 47-мм артустановок на шасси устаревших Pz-I).  Еще один мост имелся значительно южнее Алитуса, в Меркине (там, где в Неман впадает его правый приток река Мяркис), и к нему быстро  продвигалась 12-я танковая дивизия (командир генерал-майор Харпе) 57-го корпуса противника. Главные силы 12-й дивизии на марше к Неману были засечены самолетом-разведчиком из 13-го скоростного бомбарди-ровочного авиаполка 9-й авиадивизии ВВС соседнего Западного округа, но донести до командования эту информацию экипажу не удалось. Все три моста охранялись гарнизонами 7-й роты 84-го полка войск НКВД по охране железнодорожных сооружений и промпредприятий общей численностью 63 человека, по 21 военнослужащему на мост. Навстречу прорвавшейся группировке по приказу командования  11-й армии выступила 5-я танковая дивизия.

Вечером 21 июня дивизия была выведена из состава 3-го мехкорпуса и передавана в непосредственное подчинение командующего 11-й армией. После выхода из района сосредоточения ей предстояло развернуться на фронте протяженностью свыше 30 километров (от Друскининкая до Алитуса) и уничтожать контратаками прорвавшегося противника. Таким образом, на нее возлагалось обеспечение стыка Прибалтийского  округа с Западным ОВО, ибо 128-я дивизия была разгромлена, а других боеспособных частей в этом районе не было. В 04:20 на Алитус был совершен первый воздушный налет. Особенно сильной бомбежке подверглись парки с остававшейся там неисправной техникой, казармы южного военного городка и аэродром формировавшегося 236-го истребительного полка (командир майор П.А.Антонец).

5-я дивизия урона почти не понесла, за исключением матчасти понтонно-мостового батальона, по халатности комбата не выведенной из парка. Для обороны предмостных позиций у Алитуса дивизия успела выдвинуться на западный берег Немана лишь минимальной частью сил, которые с ходу завязали бой с авангардом 20-й танковой дивизии противника. Подразделения 10-го танкового полка в трех километрах западнее Алитуса первыми встретили и уничтожили передовой отряд немецких мотоциклистов. Зенитный дивизион вел огонь по вражеским самолетам, но вскоре зенитчики прекратили стрельбу по воздушному противнику и переключились на танки, подходившие к Алитусу по двум шоссе (от Симнас и от Сейрияй, в обход занявших круговую оборону остатков 128-й дивизии). К мостам, по которым отходили военнослужащие из разгромленных на границе частей, командир дивизии успел направить кроме  зенитного дивизиона только один мотострелковый батальон, усиленный артиллерией 5-го мотострелкового полка. Открыв огонь с дистанции 200-300 метров, в течение первых минут этого неравного боя зенитчики подбили 14 танков.

Артиллеристы мотострелкового полка имели мало боеприпасов, поэтому результаты их огня могли бы быть значительно выше. Тем не менее, и они вывели из строя 16 вражеских машин. При обороне северного моста батарея лейтенанта Шишикина подбила 6 танков. После полученного отпора фашисты замедлили продвижение. И тогда на позиции, занятые советскими танкистами на западном берегу Немана,  обрушились бомбовые удары и артогонь. За 30-40 минут немцы подавили поставленную на прямую наводку артиллерию и сожгли находившиеся на левом берегу советские танки, после чего вражеская бронетехника прорвалась через южный мост на правый берег Немана. Вскоре были захвачен и северный мост. Их подрыв, назначенный советским командованием на 14 часов, произвести не успели. На правобережье образовалось два плацдарма. В журнале 9-й дивизии НКВД (84-й полк входил в ее состав) по обстановке к 18 часам 22 июня было записано: «Фронт противника проходит Волковишки-Алитус-Кальвария, все пункты заняты. Мосты в р. Алитус не взорваны. В районе Алитус через мосты прошли танковые части противника». Прорвавшиеся подразделения были контратакованы танковыми батальонами дивизии, которые смяли их и ворвались в Алитус. 9-й полк имел задачу задержать противника у северного моста, 10-й – у южного. У мостов, на улицах города, в его скверах и парках разыгрались ожесточенные танковые поединки.

часть 1  | часть 2  | часть 3  | часть 4

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
СМИ: Германия устала платить за санкции против России
Школьница попала в больницу после 500 приседаний в наказание
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы
Су-30СМ: Фантастический трюк русских летчиков
Су-30СМ: Фантастический трюк русских летчиков
Почему КНДР дает Штатам отпор, а у России "кишка тонка"
"Перережем, если будет нужно!": почему страх НАТО оправдан
Какие капли от насморка действительно помогут
Какие капли от насморка действительно помогут
Какие капли от насморка действительно помогут
России и Японии предрекли скорую ссору
Принц Уильям недоволен: в мире стало слишком много людей
Вице-премьер Голландии поверила в суперспособности русских
Россиянам запретят превращать охоту в истязание
"Надо что-то придумать": в США встревожены возможностями российской снайперской винтовки
На родине Христа отменили Рождество из-за Трампа
Фото искалеченного взрывом в Донбассе ребенка шокировало Германию
Медленно, но верно: арабских женщин выпускают из Средневековья
Молодушки заводят старичков
Без фанфар, но навсегда: Крымский мост соединил два берега

Русская эскадра - не просто набор слов. Это историческое название последнего соединения кораблей и судов Императорского флота России. Именно она эвакуировала из Крыма армию генерала Врангеля и гражданское население. Беженцев приняла Франция, предоставив эскадре стоянку в Тунисе, в городе Бизерта. Судьбы большинства беженцев поистине трагичны…

Последнее пристанище Русской эскадры