Не остаться в прошлом с оружием будущего

В начале июня в отечественном оружейном мире случились два знаменательных события. Во-первых, стрелковая команда управления "А" ЦСН ФСБ  завоевала "золото" на чешском чемпионате среди военных и полицейских снайперов, а затем взяла Кубок мира в Венгрии. Главным героем соревнований и в том, и в другом случае стала винтовка Orsis T-5000 производства  ГК "Промтехнологиии", хай-тек новинка в мире российского стрелкового оружия, принятия которой на вооружение активно добивается вице-премьер Дмитрий Рогозин.

В этом же году (и тоже примерно в начале июня) исполняется 50 лет со дня принятия на вооружение СВД - снайперской винтовки Драгунова.  Такое совпадение не может не  навести на определенные размышления о текущем состоянии снайперского дела в российской армии.

Есть такая достаточно известная обывательская поговорка: "Генералы всегда думают о прошедшей войне". И концепция СВД, как винтовки  для увеличения эффективной дальности огня стрелкового  отделения, является наглядной к ней иллюстрацией.  Заказ на "оружие снайпера переднего края" возник из осмысления опыта  масштабных общевойсковых операций Второй мировой войны в расчете на то, что война будущего точно так же будет вестись крупными массами войск  и техники на относительно ровном европейском театре военных действий, только с применением вертолетов, тактических ракет и ядерного оружия.

Эта идея настолько овладела умами  генералов и конструкторов оружия, что СВД стала, кажется, единственной из снайперских винтовок в мире, получившей крепление для штык-ножа. До этого подобные выверты приходили в голову разве что японцам, установившим крепление для штыка на ручной пулемет Тип 96.

К основным задачам снайпера как самостоятельной боевой единицы - ведению беспокоящего огня в периоды затишья ("свободная охота"), поражению начсостава, наблюдателей и снайперов противника и обеспечению специальных операций - такая концепция и такое оружие имеют весьма опосредованное отношение. Как мы все знаем из истории,  новой "большой войны в Европе" не случилось. Череда локальных конфликтов второй половины XX - начала XXI века привела к определенному пересмотру взглядов на тактику регулярной пехоты.

Крупномасштабные общевойсковые операции с участием "больших батальонов" медленно, но верно стали отходить в прошлое. Задача разгрома противника все в большей степени возлагается на военно-воздушные силы, флот и спутниковую группировку, в то время как  пехоте  отводятся чисто полицейские функции: контроль над занятой территорией, борьба с разрозненными группами инсургентов и выполнение того типа операций, который в ходе войны во Вьетнаме получил название "найти и уничтожить". 

Менялись и взгляды на  то, каким должно быть оружие пехотинца и для чего  оно на самом деле предназначено.  Общемировой тенденцией стал отказ от штурмовых винтовок под  винтовочный патрон "7,62" в пользу малых калибров, что позволило увеличить носимый боезапас, снизить отдачу и добиться большей кучности при стрельбе очередями.

К вопросу о дистанции огневого контакта также стали подходить более реалистично. Выяснилось, что  патрон, теоретически способный достать противника на расстоянии в километр, попросту избыточен, поскольку вести прицельный огонь на дистанциях свыше 300 метров без специальных приспособлений все равно практически невозможно. Да и время на прицеливание в условиях почти поголовной насыщенности войск с обеих сторон автоматическим оружием неизбежно сокращается до минимума.  Опыт Второй мировой войны показал, что в цель попадает только одна из 100 000 пуль, а основные потери живой силе противника наносят минометы.

При огневых столкновения солдат регулярных армий с партизанскими формированиями последние почти всегда предпочитали навязывать бой в упор там, где это позволяла местность. Большая часть огневых контактов во Вьетнаме проходила на дистанциях в 25-50 метров, в Афганистане и в боях на таджикско-афганской границе - около 200 м., в Чечне - до 300. Эти цифры , разумеется, носят далеко не исчерпывающий характер и примеров огня с предельных (500-600 м) дистанций можно также найти довольно много, но  практически всегда и везде там, где позволяла местность, формирования вооруженных инсургентов предпочитали действовать на малой дистанции из засад и укрытий.

Осмысление  данного опыта локальных конфликтов на Западе привело к  тому что "снайпер с винтовкой"  практически исчез из штатного состава отделения и взвода. Его место занял "марксман" ("меткийстрелок"), вооруженный стандартной малокалиберной штурмовой винтовкой с установленным на нее оптическим прицелом кратностью до 6x. Основным требованием к конструкции современного "автомата" является модульность - то есть возможность превращения оружия в полевых условиях в снайперскую винтовку, пистолет-пулемет, легкий пулемет поддержки, гранатомет или дробовик, при сохранении единого основного боеприпаса для всего отделения. А если учесть распространившуюся в последнее время тенденцию устанавливать оптический прицел даже на пулеметы, то профессия "снайпера переднего края" оказывается и вовсе невостребованной.

При этом развитие "болтовок" под винтовочный патрон не остановилось, сократилась лишь область их применения. Так, например, специфика ТВД в Ираке с относительно ровной местностью вновь отодвинула дистанцию начала огневого контакта за 500 м, в связи с чем Корпус Морской пехоты США затребовал со складов пролежавшие там со времен Кореи и Вьетнама винтовки M-14 для переделки в снайперское оружие. Но, как уже говорилось выше, подобный "шаг назад" был продиктован, во-первых, характером местности, а во-вторых, самим характером операций и вооружения специальных подразделений, представляющих собой легкую пехоту, которой часто приходится вести бой в отрыве от основных сил, не имея при этом доступа ко всем доступным обычным подразделениям средствам огневой поддержки.

Еще одним направлением развития оружия снайпера стали винтовки, предназначенные для поражения на большой и средней дальности широкого спектра целей - от личного состава внутри и вне укрытий до легкобронированной военной техники, использующие патроны калибров 12,7, 15,5 и даже 20 мм. Кроме того, на эти винтовки в основном возлагается задача ведения контрснайперской борьбы. Именно из такого типа оружия недавно был поставлен рекорд дальности поражения цели в условиях реальных боевых действий  - канадский снайпер в Афганистане застрелил  человека, идентифицированного как боевика "Талибана" с расстояния в 2146 м. В России/СССР созданием данного типа "тяжелых снайперок" занялись только в конце 80-х - начале 90-х гг, то есть в период общего развала предприятий военной промышленности. И отставание в этой области выглядит особенно заметным. Отечественные КСВК и ОСВ-96 отличаются большим весом, худшей эргономикой и меньшей кучностью в сравнении с отработанными на протяжении нескольких десятилетий  западными аналогами.

Кроме того, для них не производятся специальные снайперские патроны и, за неимением лучшего, заряжать их приходится боеприпасами от тяжелых пулеметов  соответствующих калибров, что ведет к резкому снижению кучности.  Традиционно "хромает" и качество прицелов. Сегодня ситуацию пытаются исправлять  методом привычным еще со времен Первой мировой войны - покупая винтовки за границей. Очевидно, что дальше так продолжаться не может и для российской армии и спецслужб тяжелая снайперская винтовка собственной разработки и производства необходима как воздух.

Если подытожить все вышесказанное - то на сегодня в армиях промышленно-развитых государств в основном используются следующие типы снайперских винтовок:

"Снайперский автомат" - то есть стандартная штурмовая винтовка с удлиненным стволом, оптическим прицелом и, реже, сошками, предназначенная для ведения прицельного огня очередями с использованием стандартных боеприпасов на ближних и средних дистанциях.

"Винтовки второго класса" - оружие, предназначенное для решения огневых задач на дистанциях от 300 до 800м , использующее классический винтовочный патрон калибра 7,62. Вследствие достаточно обширной, но в то же время неопределенной области применения, в этом классе наблюдается достаточно широкое разнообразие систем, ведущих свое происхождение как от пехотных винтовок обеих мировых войн, так и от охотничьего или спортивного оружия. Отдельно стоит отметить винтовки использующие патрон  7,62, но при этом конструктивно сходные с "тяжелыми снайперками", а значит предполагающих возможность ведения прицельного огня уже исключительно с упора или сошек. Именно к этому типу относится наша Orsis T-5000.

Собственно "тяжелые снайперские винтовки" для стрельбы на дистанцию от 800 м до 2 км, конструкции которых "выросли" из противотанковых ружей Второй мировой войны и крупнокалиберных пулеметов. Область применения такого оружия - это прежде всего специальные (диверсионные) операции и контрснайперская  борьба. В советской армии все эти задачи предполагалось решать при помощи СВД. "Тяжелые" винтовки и высококлассные винтовки под стандартный 7,62 патрон у нас  попросту не производились, о возможности модификации АК в снайперское оружие ближнего боя до недавнего времени толком и не задумывались, да и конструкция всемирно известного автомата не слишком удобна для этого.

К тому же после Великой Отечественной войны созданная в буквальном смысле под огнем, ценой труда и крови, система подготовки снайперов была благополучно предана забвению. В связи с послевоенным ужесточением оружейного законодательства был фактически ликвидирован массовый стрелковый спорт и оставлено только "охвостье" в виде допризывной подготовки в ДОСААФ. В результате лучшими снайперами советской армии становились сыновья охотников-промысловиков, с младых ногтей обученные "попадать белке в глаз", хоть из СВД, хоть из трехлинейки с кривым стволом.

Помимо качества личного состава, такая ситуация не могла не отразиться и на требованиях к самому оружию. Современная снайперская винтовка представляет собой  технически сложную  конструкцию, предъявляющую довольно высокие требования к ее эксплуатации. Грубо говоря, ее необходимо постоянно чистить, смазывать, регулировать прицел в зависимости от условий погоды и местности. Для солдата, происходящего из среды промышленных рабочих или технической интеллигенции, все эти действия являются самоочевидными, для призывника из колхоза или с промысловой заимки - не очень.

Сходные проблемы возникли в Советском Союзе перед войной, в ходе попытки перевооружения пехоты с  привычных "трехлинеек" на самозарядные винтовки АВС-36 и СВТ-40. Как известно, лучше всего "самозарядки" прижились в  частях морской пехоты,  формировавшихся уже в ходе войны из личного состава корабельных экипажей. Причина все та же - насыщенный сложной техникой флот предъявлял повышенные требования к образовательному уровню и технической грамотности призывного контингента,  и проблем с уходом за оружием там не возникало, в отличие от частей линейной пехоты, из которых шли постоянные жалобы  на "отказы" автоматики и затворов.

После войны ставка на "солдата массовой крестьянской армии" в целом была сохранена,  с учетом этих особенностей создавались как АК, так и СВД: точностью пожертвовали ради дешевизны и безотказности.  Наскоро натасканные в частях на прицел ПСО срочники в итоге становились просто меткими стрелками, но никак не снайперами.

Так что возрождение (а вернее - создание заново) снайпинга в России сегодня  вряд ли сможет обойтись без  общего повышения оружейной культуры населения, каковой цели удастся достичь только после либерализации законодательства с одновременным внедрением  в массы стрелкового спорта в качестве престижного и увлекательного хобби. 

Тогда одним выстрелом удастся убить двух зайцев  - не только получить заранее подготовленный контингент призывников и контрактников, но и  увеличить число частных производителей оружия, работающих для гражданского рынка, способных составить серьезную конкуренцию продукции Тульского и Ижевского заводов. Сегодня винтовка от ГК "Промтехнологии" воспринимается армией и спортсменами буквально как откровение технической мысли, но лучше, если на объявленный конкурс было бы представлено 5-10 образцов от разных производителей. Армии США такой выбор доступен, Министерство Обороны РФ закупает в Австрии "Манлихеры".

Что же касается конструкций оружия и места снайперов в тактической структуре ВС РФ, то переход на сложившуюся на Западе и зарекомендовавшую себя в ходе локальных конфликтов систему "марксманов" и профессиональных снайперов со специальными винтовками представляется делом вполне оправданным. Оружие подобное СВД на уровне отделения не нужно и его следует заменить на снайперский вариант обычного автомата, способный кучно вести огонь очередями по три патрона на расстояниях до 400 метров и не требующий при этом специализированных боеприпасов. В состав взвода, в зависимости от решаемых задач можно будет вводить отделение с "болтовками" калибра 7,62, а на уровне роты иметь снайперские расчеты с тяжелыми винтовками для решения специальных задач.

Разумеется о перспективах перехода на такую систему можно будет говорить лишь в отдаленном будущем, поскольку прежде всего она потребует отказа от "священной коровы" нашей армии - автомата Калашникова и перехода на штурмовую винтовку, отвечающую всем современным требованиям. Решению этой задачи сегодня препятствуют главным образом консерватизм отечественного ВПК и отсутствие средств на решение столь масштабной задачи. Перевооружить всех военных снайперов на "Орсисы" не получится по той же причине - слишком дорого. Остается до бесконечности модернизировать АК и СВД и ждать у моря погоды.

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
Канада отказалась ехать в Россию на Кубок мира по биатлону
Канада готова поставлять Украине летальное оружие
Фото искалеченного взрывом в Донбассе ребенка шокировало Германию
Кривое зеркало: что сказал бы Фрейд о русофобии США
Кривое зеркало: что сказал бы Фрейд о русофобии США
Плотность застройки в кварталах реновации не превысит 25 тыс. кв. м на 1 га
Комбриг ВСУ приказал убить своего зама — вовремя не поздравил
Первые переселенцы по программе реновации могут переехать уже в феврале 2018 года
Почему КНДР дает Штатам отпор, а у России "кишка тонка"
Кривое зеркало: что сказал бы Фрейд о русофобии США
Кривое зеркало: что сказал бы Фрейд о русофобии США
Почему КНДР дает Штатам отпор, а у России "кишка тонка"
Почему КНДР дает Штатам отпор, а у России "кишка тонка"
Почему КНДР дает Штатам отпор, а у России "кишка тонка"
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы
За помощь полиции будут платить до трех миллионов рублей
Прогресс, которого не ждал никто: в Москве запущен проект телемедицины в УФСИН
Врач-сексолог: Детям опасно рефлексировать на тему половых отношений
Канада отказалась ехать в Россию на Кубок мира по биатлону
Канада готова поставлять Украине летальное оружие
Ошибка президента: Януковичу объяснили, как вернуть власть

Русская эскадра - не просто набор слов. Это историческое название последнего соединения кораблей и судов Императорского флота России. Именно она эвакуировала из Крыма армию генерала Врангеля и гражданское население. Беженцев приняла Франция, предоставив эскадре стоянку в Тунисе, в городе Бизерта. Судьбы большинства беженцев поистине трагичны…

Последнее пристанище Русской эскадры