Осуществляю!

Почему-то нашей необъятной родине срочно потребовался новый закон о средствах массовой информации. Причем не всей родине, и даже не в лице лучших ее представителей, которыми, без сомнения, являются министры и депутаты, а по сути — группе довольно случайно подобравшихся граждан.
Нельзя же всерьез относиться к инициативе некоторых топ-менеджеров ряда федеральных СМИ, образовавших (давайте оценим чувство юмора) некий "Индустриальный комитет" с одной единственной целью — осчастливить одну восьмую часть суши новым законом.

Новейшая история России богата различного рода самозванными новообразованиями. То соберется какая-нибудь общественная структура, да и заделает новую конституцию. А то при министерстве печати, прямо на его территории, возьмет, да и образуется параллельный федеральный орган во главе с Полтораниным и покойным ныне Юшенковым. Кстати, тогдашний министр печати господин Федотов тоже предложил свой проект закона о СМИ, но "индустриального комитета" создавать не стал, внес от себя лично. И еще один проект внес господин Коваленко.
Такое складывается впечатление, что закон о СМИ — дело поистине всенародное. Почему только нет проекта от доярок, от граждан, страдающих умственными расстройствами, от каких-нибудь меньшинств? Неполиткорректно.
Г-н Любимов, возглавляющий "Индустриальный комитет", видимо, по праву сильного, уже отметился на ниве "самообразования", предложив пишущей и снимающей общественности взамен Союза журналистов некий "медиасоюз". Даже удивительно, что не получилось. Вот Союз писателей давным- давно развалился на множество "союзиков", почти что по числу самих литераторов. В результате престиж профессии писателя, бывшей в России чем-то, куда большим, чем депутат или даже генерал-квартирмейстер, не то что упал, а попросту растворился.
Теперь вот дошла очередь до репортеров.
По сути своей, новая редакция закона закрепляет в области масс-медиа то состояние, которое свойственно сложившемуся в России общественному строю. Но почему-то не во всем его многообразии, а исключительно в той части, которая контролируется так называемым олигархическим капиталом.
Если посмотреть на состав участников "Индустриального комитета", то сразу бросается в глаза классовая однородность. Понятно, что среди "индустриалов" нет Проханова и Чикина. Но нет там и представителей, например, "Учительской газеты" или "Красной звезды". Не мудрено, что в системе взаимоотношений, выстраиваемой новым проектом закона о СМИ, целым типам газет и журналов просто отказано в праве на существование.
Например, субъектам федерации разрешается иметь только информационные бюллетени, а органам госвласти — вообще ничего. Как быть министерствам и ведомствам, уже имеющим свои СМИ, причем с давней историей, как газета "Гудок" или та же "Красная звезда"? Надо ли пограничной службе закрывать газету "Граница России" в связи с переподчинением ведомства ФСБ?
По существу, новый проект закона распространяет отношения, сложившиеся на сегодня только в одной части масс-медиа, в олигархических СМИ, на все медиа-пространство.
Не удивительно, что в новом проекте насовсем исчезает понятие учредителя СМИ, зато в полный рост встает фигура Хозяина. Если в прежнем, ельцинском (точнее было бы сказать полторанинском) варианте закона упор делался на права журналиста, то в новом даже само понятие "журналист" определяется весьма размытым образом: "журналист — физическое лицо, занимающееся по трудовому или иному договору сбором информации, подготовкой и (или) редактированием сообщений и материалов, необходимых для создания средства массовой информации". То есть машинистка или верстальщик, несомненно, занимающиеся подготовкой материалов, переходят из разряда технических работников в категорию полноправных членов журналистского цеха. Зато теперь отношения владельца и журналиста формулируются так: "Владелец средства массовой информации, издатель, вещатель, редакция вправе обращаться в органы, организации и объединения, перечисленные в пункте 1 статьи 8 настоящего Федерального закона, с просьбой об аккредитации при них своих журналистов ". Звучит так же как "Я вам пошлю своего шофёра". То есть "своего журналиста".
Зато владелец средства массовой информации наделяется всеми правами и преимуществами полноправного участника информационного процесса. Именно ему принадлежит все, что сделали "его журналисты". Не говоря о том, что теперь любой "владелец заводов, газет, пароходов" будет иметь право в трехдневный срок получить от официальных органов любую необходимую ему информацию — именно в качестве владельца СМИ. Именно владелец СМИ будет представлять газету или телеканал везде, где захочет — если захочет. При этом, в отличие от журналиста, владельцу СМИ не нужно никак подтверждать свое право на участие в информационном процессе — за него это делает "священное право собственности". Кстати, существующее пока еще преимущественное право редакции на владение СМИ в случае исчезновения владельца или учредителя, в новом законопроекте напрочь испаряется. Если хозяин закрыл — то раз и навсегда.
Видимо, эта фиксация сложившихся отношений собственности и является основной задачей законопроекта "Индустриального комитета", иначе чем иным объяснить полное отсутствие в документе целого ряда механизмов, регулирующих повседневную деятельность СМИ. Например, судя по проекту, газетам придется теперь публиковать любое опровержение по требованию любой заинтересованной стороны. В результате газетная полоса рискует превратиться в поле бюрократической переписки. Или такой перл: "Журналист обязан... предъявлять при осуществлении профессиональной деятельности по первому требованию документ, удостоверяющий его полномочия как журналиста". Видимо, автор этого пассажа представляет профессиональную деятельность журналиста, происходящей исключительно под возглас "Осуществляю!" вроде великокняжеского "Иду на вы!". Сразу вспоминается давний материал в "Московских новостях" под заголовком "Корреспондент получил задание — родить!", который теперь может быть написан при одном условии — репортер, корчась в родовых потугах, должна была с воплем "Осуществляю!" выхватить откуда-то редакционное удостоверение. А бдительная акушерка — потребовать у нее аккредитацию пресс-службы роддома.

Анатолий Баранов.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии
Голландцы готовы просить помощи у Шойгу по делу рейса MH17
Разоблачено: почему российский "Бук" не сбивал MH-17
На Украине взбунтовались "черные береты". Чем все закончилось
Разоблачено: почему российский "Бук" не сбивал MH-17
Голландцы готовы просить помощи у Шойгу по делу рейса MH17
Охраняющая ЧМ-2018 полиция "взбунтовалась" из-за стыдной еды
Разоблачено: почему российский "Бук" не сбивал MH-17
Разоблачено: почему российский "Бук" не сбивал MH-17
Меркель признала неспособность Европы противостоять США
В США объяснили, почему гигантский бюджет Пентагона не дает превосходства над Россией
Разоблачено: почему российский "Бук" не сбивал MH-17
Разоблачено: почему российский "Бук" не сбивал MH-17
ПВО уничтожит дроны и разведчики НАТО над Крымом
Разоблачено: почему российский "Бук" не сбивал MH-17
Голландцы готовы просить помощи у Шойгу по делу рейса MH17
Впереди - война? Трамп отменил встречу с Ким Чен Ыном
"До нас им очень далеко": Запад унизил армию России
ПВО уничтожит дроны и разведчики НАТО над Крымом
"До нас им очень далеко": Запад унизил армию России
"До нас им очень далеко": Запад унизил армию России
"Бук - ваш": Россию ведут под трибунал по MH17