Фактор политических лидеров и имидж страны

В предыдущей статье (см. « Имидж страны и власти ») в общих чертах был рассмотрен механизм взаимовлияния власти и общества в контексте формирования имиджевой ипостаси государства. Итогом стал логический вывод о существенной роли субъективного фактора – фактора политических  лидеров – в указанном процессе. Думается, идея эта нуждается в конкретизации основных аспектов, поскольку, будучи, в принципе, общеизвестной, она, тем не менее, крайне слабо прописана в структурно-компонентном плане. Иными словами, зыбкое представление о предмете требует более чёткой фокусировки.

Ещё Макс Вебер утверждал: «Кто занимается политикой, тот стремится к власти: либо к власти как к средству, подчиненному другим целям (идеальным или эгоистическим), либо к власти «ради нее самой», чтобы наслаждаться чувством престижа, которое она дает»[1].

Любое лидерство есть явление групповое. Не может существовать лидер-одиночка, лидер «сам по себе» – без связи и отношений с окружением – обществом и гражданами… Каковы же эти отношения и как они отражаются на имидже страны?

Главной особенностью отношений между руководителем страны и ее гражданами является то, что это – отношения власти. Они представляют собой социальное влияние одного или нескольких лидеров на общество.

В самом общем виде под социальным влиянием понимается процесс, через который поведение одного или нескольких человек трансформирует состояние других людей. Объект влияния может изменить свои знания, верования и представления о каких-либо сторонах окружающего мира. Воздействие способно также затронуть чувства, ценности, мотивацию или отношение к тем или иным вещам и явлениям. Наконец, под нажимом другого лица или лиц объект может изменять свое поведение[2].

Каким же образом политический лидер (руководитель страны) осуществляет свою власть над обществом?

Прежде чем ответить на этот вопрос, необходимо вспомнить, что политическое руководство высокого уровня соответствует типу лидерства, которое американский психолог В. Стоун определил как «отдаленное лидерство». Имеется в виду то, что общение руководителя страны с гражданами осуществляется опосредованно. Взаимодействие происходит с помощью различных средств массовой коммуникации. При этом появляется такой промежуточный элемент, как имидж политического лидера. Именно последний выполняет лидерские функции и вдохновляет народ на героизм, созидание, разрушение и т. д. То есть в данном случае функцию лидерства исполняет не реальная личность, а образ руководителя, вождя.

Опосредствованный характер отношений лидера с обществом ведет к тому, что одним из главных и наиболее эффективных средств воздействия его на сограждан становится политическая коммуникация.

Как средство формирования имиджа политического лидера (следовательно, и имиджа власти), такая коммуникация обычно проявляет своё влияние скрытно. Общественность имеет дело не с личными и непосредственными впечатлениями о руководителе страны, его деятельности и жизни, а с рассказом о нем, с сообщением, подготовленным специально для третьих лиц (например, пресс-секретарем, или имиджмейкерами), которые содержат конкретную точку зрения и составлены с целью повлиять на получателя информации. Материалом сообщения может служить все, что угодно. Главное здесь то, что материал обрабатывается для целей определенной коммуникации.

Из вышеизложенного следует, что имидж лидера формируется в результате коммуникации между политиком и аудиторией. В этой связи имеют место два важных свойства политического лидерства:

  1 Лидер-для-публики выступает как сконструированный образ и поэтому может обладать практически любыми заданными характеристиками.

  2. Для лидера значимыми становятся вопросы о том, какие личностные черты определяют его желание стать лидером. На второй план отступают традиционные проблемы психологии лидерства: выявление черт личности и характера, типа личности, требуемого в той или иной специфической ситуации, и т.п.

Другая важная область очерчивает специфику решаемых руководителем государства задач. Существуют два основных типа лидерской ориентации: ориентация на деятельность по выполнению текущих государственных задач и ориентация, связанная с установлением отношений в обществе.

Президенту страны, занимающему официальную выборную должность, неизбежно необходимо решать в комплексе обе задачи: и работать в предметном плане, и налаживать связь с общественностью. Сложность указанных направлений для их эффективного обеспечения требует подключения множества людей: членов кабинета, советников, экспертов…

Следует отметить, что в стабильном государстве (например, таком, как США) работа по решению насущных экономических и политических задач может вестись и без участия официального лидера. В политике, как известно, «короля играет свита». Причем ситуация здесь часто напоминает ту, что возникла в сказке о голом короле. Одевая «коронованных особ», портные порой сами норовят превратиться в своих патронов. Свита играет, даже если «король голый», даже если его и вовсе нет, создавая медийный имидж власти. В этом случае важнейшей задачей лидера становится взаимодействие с публикой, завоевание ее поддержки и т. п. Описанная тенденция характерна практически для всех высших публичных политиков развитых стран [3].

Социологические и психологические исследования показывают, что для оценки образов политических руководителей важным является выяснение тех психофизических доминант, которые пользуются популярностью в целевой аудитории. Причем любые детали, из которых состоит окружающий мир и мир конкретного лидера, способны выполнять функцию такой доминанты и влиять на процесс целевой политической и общественной коммуникации.

Политики издревле считаются активными творцами и пользователями имиджа, а часто и его заложниками. Они – актеры политической сцены. Разумеется, есть среди них и различные актерские амплуа: герой, жертва, резонер, характерный персонаж… В имидже политиков фокусируются массовые представления о красоте, добре и справедливости. На политической сцене присутствует весь ролевой спектр: массовка, политик-типаж, политик-звезда...

Само собою, раз есть зрелище, то есть и зрители. «И актеры и зрители являются обладателями некоего имиджа, который создается из архетипов нашего коллективного бессознательного»[4]. Именно архетипы возбуждаются в аудитории посредством различных видов коммуникаций и сообщений.

Сами сообщения дополняют, развивают и изменяют друг друга. Их поток составляет основу политической коммуникации. При этом слова и речи можно рассматривать как социальное действие – влияние: они изменяют существующее положение вещей или наше представление о нем.

Итак, политическая коммуникация – всегда влияние. Она творит особый мир, существующий по своим законам и часто кажущийся публике единственной реальностью. Один и тот же политический факт, зафиксированный в отношении политического лидера, может пониматься совершенно по-разному различными людьми, и это совсем не означает, что кто-то видит истину, а другой заблуждается: любые обоснованные точки зрения одинаково имеют право на существование[5].

Различные социальные группы и отдельные граждане страны могут по-разному реагировать на действия лидера. Одни – включаются в процесс политической коммуникации, высказываясь за или против лидера (например, посредством референдумов); другие – совершают действия в соответствии с волей лидера или игнорируя её… Так  проявляется влияние общества на руководителей.

Конечно, лидер имеет более разнообразный арсенал средств, методов и стратегий воздействия на общество. Они связаны с занимаемой официальной позицией политического лидера, и действия, основанные на них, являются важнейшей стороной взаимоотношений руководителя страны и общества.

Но прежде чем навязать кому-то свою волю, необходимо обладать некоторой властью. Власть, в свою очередь, тоже опирается на различные основания. Основания власти включают в себя все ресурсы – возможности, действия, объекты и т. д., идеальные или материальные – на которых основывается процесс влияния политического лидера (руководителя страны) на граждан[6].

  Существуют несколько групп подобных ресурсов:

  1. Средства влияния, не зависящие от лидера, но связанные с традициями, устоями и законами, принятыми в обществе.

Сюда, прежде всего, относится законная власть. Любой лидер получает возможность контролировать распределение различных благ, имеет в распоряжении, помимо убеждающих, еще и определенные средства насилия, на него работает закон, который обязывает граждан подчиняться руководителю.

Говоря о законе как средстве влияния политического лидера на общество, целесообразно отметить следующее обстоятельство. Власть закона и традиции может быть обезличена до такой степени, что становится нечувствительной к беззаконию.

Например, сохранение видимости законности в сталинские времена. Миллионы людей были осуждены без всяких на то оснований. Однако принципиальное существование судебно-следственных органов даже в осужденных сохраняло веру в то, что их судьба – частная ошибка следствия, а не общая политическая линия правительства. Более того, любовь к правительству лишь усиливалась, поскольку только на него возлагались надежды появления рано или поздно праведного судии, который решит все по справедливости и исправит совершенные ошибки.

  2. Средства влияния, непосредственно зависящие от личности руководителя страны – действительной или той, которая сформирована средствами массовой коммуникации.

Здесь часто проявляется то, что принято называть харизмой лидера или харизмой власти. В переводе с греческого «харизма» означает божий дар. В политическом маркетинге под этим термином понимаются природные или искусственно созданные свойства личности лидера, вызывающие к ней исключительный интерес со стороны рядовых граждан.

Власть харизмы может и не опираться на какие-либо «объективные» свойства и качества. Сила харизматической личности заключается в том, что она в глазах публики имеет в себе нечто, заставляющее других повиноваться. Такая власть невозможна без владения речью. Лидер использует язык не только для того, чтобы отдавать приказы, но и для того, чтобы строить свой образ, который публика могла бы уважать и любить, которому могла бы поклоняться.

В контексте харизматической власти особенно хорошо видно, что имидж политического лидера – «это набор определенных качеств, которые люди ассоциируют с определенной индивидуальностью»[7].

  3. Еще один механизм, использующийся для влияния официального лица на публику, опирается на ролевые отношения, существующие в обществе. Имеется в виду «репертуар» поведения человека, который определяется его местом в общественной структуре, в совместной деятельности, ожидаемые и требуемые от него другими людьми реакции в каждой конкретной ситуации.

В разных обществах могут существовать различные государственные и общественные должности и посты, вызывающие у граждан сильный эмоциональный отклик, т. е. являющиеся для них символами. Один из самых ярких примеров –отношение американцев к должности президента США.

Президентство для США – не просто высший официальный пост государства, но символ национального единства, национальных традиций и ценностей. В нем отражена вся героическая история Америки, ее требования к настоящему и надежды на будущее. Чувства гордости, восхищения и уважения, которые вызывает сам пост у рядовых американцев, могут переноситься на конкретную личность. Более того, качества идеального человека в той или иной мере автоматически приписываются тому, кто становится президентом.

Описанный феномен доказывает, в частности, что в нормально функционирующем обществе между политическим лидером и общественностью устанавливаются четкие ролевые взаимоотношения. Они могут существовать и сохраняться, если участники взаимодействия разделяют представления о поведении друг друга, если их требования друг к другу добровольно признаются и принимаются сторонами. Частично указанные требования закреплены официально и имеют статус закона. Соблюдение ролевых отношений подкрепляется различными внешними ресурсами, находящимися в распоряжении государства.

К примеру, роль американского президента является институционализированной, т.е. закрепленной в Конституции: она неразрывно связана с его официальным статусом.

Другая часть требований носит неформализованный характер и существует на уровне общественного мнения. Их довольно трудно четко определить и описать в обобщенном виде. Однако попробуем.

Неинституционализированные ролевые требования прежде всего связаны с национальной политической культурой и обычно усваиваются в процессе социализации. Они регулируют поведение лидера, определяя, когда он должен приказывать, а когда – прислушиваться к мнению народа, как он обязан вести себя с парламентом, прессой, во время зарубежных визитов и т. д.

Неинституционализированные ролевые требования определяют и поведение общественности. Она может, например, считать главной добродетелью слепое повиновение лидеру, приказы которого не подлежат обсуждению, или, наоборот, всячески высмеивать правительство… Кроме того, граждане, которые видят, что лидер ведет себя в соответствии с их ожиданиями, также склонны осуществлять ролевое поведение. Тем самым, взаимно-ролевые отношения сохраняются и поддерживаются.

Всякие изменения взаимно-ролевых отношений таят в себе опасность нестабильности. Можно вспомнить в этой связи первого президента СССР М. С. Горбачева, который ослабил идеологический контроль в стране. Однако различные политические группы именно его больше, чем кого бы то ни было из лидеров советской эпохи, обвиняли в «диктаторстве», «зажиме демократии» и т. п.[8] Причина – произошло банальное нарушение взаимных ролевых отношений. Граждане перестали рассматривать власть как репрессивный аппарат, а себя – как послушное стадо. В то же время новые демократические ролевые отношения еще не сформировались. Это и привело к серии взаимных обвинений и недовольству.

Естественно, граждане воспринимают руководителя страны не как исполнителя роли, например, президента, а в качестве конкретной личности, поступающей определенным образом. Соответственно, его поступки могут оцениваться как «правильные» или «неправильные». В этом смысле ролевое поведение является одним из факторов формирования имиджа лидера, а ролевое влияние – составляющей личностного влияния.

Многочисленными исследованиями выделяются три группы составляющих имиджа политического лидера:

  · персональные характеристики – физические, психофизиологические особенности, характер, тип личности, индивидуальный стиль принятия решений;

  · социальные характеристики – статус лидера, его модели ролевого поведения, связь лидера с различными социальными группами (интересы которых он представляет; с союзниками, оппонентами и открытыми врагами);

  ·  символические характеристики – признаки конкретной идеологии, того или иного возможного будущего, определенного курса действий.

Следует иметь в виду, что указанные характеристики не только формируют имидж власти или политического лидера, но и в различной степени поддаются сознательному конструированию. В частности, поскольку общение лидера и аудитории, как правило, опосредуется СМИ, подавляющее большинство негативных персональных качеств может быть искусно скрыто от граждан.

Одна из характеристик, о которой мы упоминали выше и которая приобрела в эпоху телевизионных СМИ исключительный вес, – харизма лидера. То есть качество неотразимости личности в глазах других, позволяющее оказывать загадочное влияние, особенно при непосредственном контакте с массами – например, на митингах. Харизму пытались и пытаются понять и объяснить целые поколения ученых[9].

Например, на имидж Ленина работали многие талантливые мастера – от В. Маяковского («Ленин жил, Ленин жив, Ленин будет жить!») до Л. Ошанина и С. Туликова («Он сказал, что на земле мы построим людям счастье»)… Ильич, кстати, прекрасно знал цену имиджу: достаточно всмотреться в кинохронику тех лет и станет заметно, скажем, что он великолепно чувствовал кинокамеру[10].

Интересен и пример И. Сталина. Троцкий утверждал, что псевдоним Иосифа Джугашвили происходит от слова «сталь». Трудно возразить, если учесть, что металл – необходимый элемент имиджа тоталитарных структур. Достаточно вспомнить роман «Как закалялась сталь» Н. Островского, выражения «железная дисциплина», «железная воля вождя» и т. д.

Сталин, безусловно, в высшей степени владел искусством создания и управления собственным имиджем. Причем – во внутренней и внешней политических сферах. Что касается внешней, в частности, он умел очаровывать далеко не простаков, но – ни много, ни мало – западную литературную интеллигенцию (А. Барбюс, Л. Фейхтвангер и др.)[11]

О внимании, с которым Сталин относился к собственному имиджу, свидетельствует множество фактов. Напомним лишь известную историю смены его кинематографических прототипов в фильмах М. Ромма «Ленин в Октябре» и «Ленин в 1918 году».

Визуальными доминантами имиджа Сталина были, конечно же, френч, сапоги, усы и трубка. У Н. С. Хрущева – коктейль из лысины, ботинка на трибуне ООН, выражений «коммунизм» и «кузькина мать». Л. И. Брежнев в контексте стилистической оценки имиджа обладал внешностью оперного певца. Многочисленные ордена и густые брови дополняли артистическую атрибутику. У М. С. Горбачева доминировали округлость во внешности, поведении и речи. Конечно же, родимое пятно на голове. И знаменитые ударения типа «углубить».

Существенны для имиджа лидера и социальные характеристики. Связаны они с текущей политической ситуацией, которой лидер обязан соответствовать. Положительный имидж лидера возникает в том случае, когда он ориентирован на определенные социальные группы, а по  наиболее общим позициям поддерживается большинством граждан страны. Такие позиции отражают требования социального и демографического плана, политические интересы, идеологические предпочтения, ситуацию, сложившуюся в стране, и т.д. Соответствие им может быть реальным или мнимым, выстроенным командой имиджмейкеров для стимулирования желаемых ассоциаций общественности, которую стремятся убедить в том, что политический лидер осуществит мечты и надежды граждан, обеспечит их потребности… Социальные характеристики – достаточно подвижная часть имиджа лидера, тесно связанная с параметрами реальности.

Символические характеристики, напротив, являют собой устойчивый и неизменный компонент. Они связаны с идеологиями, которые не меняются в течение десятилетий или даже столетий, а также с еще более постоянными культурными архетипами. Иначе говоря, существует некий определенный набор черт и качеств, который обязательно должен демонстрировать политик, чтобы общество  признало в нем лидера. Только тот, кто способен подогнать под себя существующий идеальный тип, становится реальным лидером нации.

Многочисленные примеры построения имиджа свидетельствуют, что черты и качества личности руководителя государства, которые формируют его имидж и, следовательно, имидж страны, должны быть однозначны, четко определены, ярко выражены и довольно постоянны. Неоднократно предпринимались попытки выявить набор черт, которыми обязательно должен обладать лидер в глазах сограждан. Так, Н. Макиавелли писал: «Презрение государи возбуждают непостоянством, легкомыслием, изнеженностью, малодушием и нерешительностью. Этих качеств надо остерегаться как огня, стараясь, напротив, в каждом действии являть великодушие, бесстрашие, основательность и твердость. Решение государя касательно частных дел подданных должно быть бесповоротным, и мнение о нем должно быть таковым, чтобы никому не могло прийти в голову, что можно обмануть или перехитрить государя»[12].

Конечно, и современные авторы не обошли вниманием столь волнующую тему[13]. Прежде всего, большинство из них отмечает, что лидер страны должен позиционироваться как лицо деятельное, активное. В. Анатольев, анализируя графики президентской популярности, писал: «Любое резкое падение в популярности – вероятно, следствие бездействия президента перед лицом важных событий. Бездействие вредит ему более, чем что-либо еще»[14].

Образ деятельного руководителя страны может конструироваться в глазах общественности как действиями и инициативами, так и с помощью слов и речей. Однако, как считают аналитики, предложения и инициативы, высказываемые руководителем государства публично, зачастую больше способствуют его положительному имиджу, чем постепенные и малозаметные действия по реальному разрешению важных государственных проблем.

Иллюстрацией вышеизложенного может служить категоричность действий Б.Ельцина во время событий 1991 года, обеспечившая ему безусловную поддержку россиян 19 августа. Объявив любые решения и сам ГКЧП неконституционными, он тем самым сделался лидером в глазах миллионов людей. Слова дали ему такую власть, против которой оказались бессильны все войска, имевшиеся в распоряжении ГКЧП[15].

Трудно в этой связи не заметить, что великие события истории всегда особенно рельефно обозначали положительные и отрицательные стороны имиджа лидера. Ведь именно когда стране и народу грозят опасности или враги, появляется возможность продемонстрировать лучшие свои качества. Тогда вроде бы очевидные для всех действия поражают воображение, а политик, решившийся на них, становится в глазах народа героем и выдающимся деятелем своего времени.

С другой стороны, для формирования мнимого положительного имиджа политика чрезвычайные события и критические ситуации, отсутствующие в действительности, могут быть созданы с помощью вербальных средств. Причем от требуемых имиджевых характеристик лидера зависит, придадут имиджмейкеры той или иной ситуации статус неблагополучной, назовут ли ее проблемной, а также серьезность оценок положения. В принципе, никто не мешает лидеру объявить, что ситуация складывается сложная или вообще критическая, что наступает решительный или переломный момент... Поскольку большая часть населения лишена достоверной и полной информации о действительном состоянии вещей в стране и мире, то проверить его утверждения довольно трудно. Этим приемом, кстати, успешно и охотно пользовались все советские руководители; реальность показывает, что незаменим он и в практике постсоветских вождей[16].

Итак, действенность является важнейшим качеством имиджа лидера. Однако многие авторы специально подчеркивают, что центральный момент здесь – не просто действие, но демонстрация того, что лидер видит проблемы, хочет с ними справиться и принимает на себя ответственность за положение дел в стране и правительстве[17]. Декларации о личной ответственности лидера государства имеют для общественности важный психологический смысл: публика как бы заверяется в том, что мир управляем и жизнь будет постоянно улучшаться[18].

Оценка действий лидера занимает важнейшее место в создании его имиджа[19]. Дело это крайне сложное. Во-первых, потому что различные социальные группы могут иметь противоположные политические интересы, и то, что воспринимается благом одними кажется злом для других. Во-вторых, любое политическое событие зависит не только и не столько от самого лидера, сколько от множества администраторов и исполнителей более низкого уровня. Принятие лидером ответственности на себя, тем не менее, предполагает наличие оценки именно его действий.

Еще одной существенной имиджевой характеристикой лидера, непосредственно оказывающей влияние на образ страны в глазах общественности, является способность добиваться успеха. Кроме того, на престиж лидера может оказывать косвенное влияние авторитет его команды или союзников. Так, лидер оценивается как более успешный и авторитетный, если его поддерживают выдающиеся и уважаемые сторонники[20].

Обобщая многочисленные исследования, можно выделить и другие черты политического лидера – реальные и мнимые – определяющие то, как воспринимается его образ общественностью. Например, лидер должен выглядеть благожелательным и справедливым по отношению к простым гражданам, быть образцом справедливости и мудрости, олицетворением нравственной чистоты. В отношении же врагов государства он обязан демонстрировать чувства агрессии, соперничества[21].

Внешность, пол и возраст главы государства также имеют значение. Как правило, лидер представляется в образе солидного человека приятной внешности, пожилого, и, конечно, это мужчина, а не женщина[22].

Одним из наиболее действенных факторов, влияющих на восприятие общественностью имиджа российского политика, исследователи называют национальный характер его программы и деятельности. Поэтому крайне важно, чтобы нынешний президент РФ в своих заявлениях и практических шагах руководствовался ценностями и нормами, которые свойственны основным национальным общностям России[23].

Сегодня российский народ, многократно обманутый властью, с большим трудом верит популистским заявлениям политиков. В наибольшей мере, как показывают социологические исследования, представлениям российской общественности об образе национального лидера страны соответствует имидж действующего президента В. Путина. Собственной и зарубежной аудиторией он видится как действительно власть предержащий – тот, в чьих руках находятся бразды правления и реальная сила, кто умеет сформировать сплоченную команду и руководить ею. В. Путину, как никому из его предшественников за последние двадцать лет, удается сочетать в себе ряд важных имиджевых качеств, обусловливающих повышение авторитета России на международной политической арене[24]:

  1. Согласно данным социологических исследований, он, по мнению общественности, способен распознавать и адекватно выражать интересы широких масс.

  2. Опросы граждан свидетельствуют, что нынешний президент обладает качеством постоянно выдвигать новые идеи, комбинировать и совершенствовать их. Кроме того, склонен к новаторскому осмыслению, развитию и коррекции прежних целей. (В качестве примера достаточно упомянуть геральдические инновации – гимн, военные знамена и т. д.)[25]

  3. В. Путин постоянно демонстрирует политическую информированность, из чего общественность делает вывод, что он знает и реально оценивает состояние и ожидания различных социальных групп и институтов, а также их взаимоотношения с государством и президентом.

Иначе говоря, нынешний лидер государства, что отрадно, не приветствует «шапкозакидательство» и шарахания вслепую из стороны в сторону. В его лице власть всё чаще демонстрирует понимание важнейших практических аспектов собственно властной деятельности. Безусловно, случаются ошибки, и они наверняка будут происходить. Главное – чтобы просчёты не имели роковых последствий. Россияне многое готовы простить и забыть. Не прощаются и не забываются только преступные бездеятельность, ограниченность и пренебрежение национальными приоритетами государства.  

Демократическая Россия снова оказалась на переломе эпох. Ей дан шанс подняться из пепла. Однако многие отечественные ученые небезосновательно считают, что несовпадение интересов абсолютного народного большинства и власти может свести на нет надежды на лучшее будущее страны. Если исчезнет либо не сформируется вертикаль осознанного единства власти и общества, то очень быстро разорвутся пока еще функционирующие связующие нити – времен и поколений, российского общества в целом. Так пала царская Россия… Так рухнул СССР… Нельзя, чтобы подобное произошло с новой Россией.

Галумов Эраст Александрович,

профессор кафедры массовой коммуникации и связи с общественностью

Дипломатической академии МИДа РФ,

Генеральный директор ФГУП Издательство «Известия»

Управления делами Президента Российской Федерации.

 

  [1] Вебер М. Политика как призвание и профессия // Избранные произведения. М., 1990. С. 29.

  [2] См.: Маринова В. Л., Огарев А. В., Понеделков А. В. Политическое лидерство: социол. анализ. Ростов н/Д: Литера-Д., 1993. С. 69.

  [3] См. об этом: Голядкин Н. А. ТВ-информация в США. М.: ИПК работников телевидения и радиовещания, 1994.

  [4] Почепцов Г. Теория коммуникации. М.: Рефл-бук; К.: Ваклер, 2001. С. 135.

  [5] См. об этом: Самошонков Н. В. Средства массовой информации как фактор воздействия на политический процесс: Автореф. дис. / Рос. акад. упр. М., 1993.

  [6] См. об этом: СМИ и политика в России: Социол. анализ роли СМИ в избират. кампаниях. М.: Socio-Logos, 2000.

  [7] Цуладзе А. М. Формирование имиджа политического лидера в условиях становления новой политической системы в России: Автореф. дис. / МГУ им. М. В. Ломоносова. М., 1997.

  [8] См. об этом: Технология власти: философско-политический анализ
  / Отв. ред. Р. И. Соколова; ред. В. И. Спиридонова. М.: Ин-т философии РАН, 1995.

  [9] См. об этом: Почепцов Г. Г. Имиджелогия. М.: Рефл-бук; К.: Ваклер, 2000.

  [10] См. об этом: Барциц М. Э. Политический лидер как субъект политического процесса: Автореф. дис. / Казан. гос. ун-т. Казань, 1995.

  [11] См. об этом: Гринберг Т. Э. Политическая реклама: портрет лидера. М., 1995.

  [12] Макиавелли Н. Государь. М., 1992.

  [13] См.: Островский Е., Щедровский П. Гуманитарные технологии, развитие общественных связей и… имидж России // Сообщение. 1999. № 1; Имидж лидера: психол. пособие для политиков / Е. Абашкина и др.; отв. ред. Е. В. Егорова-Гантман. М., 1994.

  [14] Анатольев В. Американский политик всегда «под колпаком» у нации
  // Огонек. 1995. № 38.

  [15] См.: Кузин Д. Фрагменты психологического профиля современных политиков // Власть. 1995. Август.

  [16] См. об этом: Марченко Г. И., Носков И. А. Имидж в политике. М.: Владос, 1997.

  [17] См. об этом: Медведев М. И. Политическое лидерство как объект социально-психологического исследования: Автореф. дис. М., 1993.

  [18] См. об этом: Общественное мнение и власть: Механизм взаимодействия / А. А. Ручка, В. Л. Оссовский, В. А. Матусевич и др.; отв. ред.
  А. А. Ручка; АН Украины. Ин-т социологии. Киев: Наук. думка, 1993.

  [19] См. об этом: Общество и политика: Совр. исследования, поиск концепции / Под ред. В. Ю. Большакова. СПб.: Изд-во С.-Петербург. ун-та, 2000.

  [20] См. об этом: Лисовский С. Политическая реклама. М.: ИВЦ «Маркетинг», 2000.

  [21] См. об этом: Митрохин В. Россия: власть, президент, выборы. М., 1996.

  [22] См. об этом: Барт Р. Предвыборная фотография // Мифологии. М., 1996.

  [23] См. об этом: Мошкин С. В. Политическая реклама: Пособие для начинающих политиков / Рос. акад. наук, Урал. отд-ние. Ин-т философии и права. Екатеринбург, 1994.

  [24] См.: Деловой Петербург. 2000. 15 января.

  [25] См. там же.

МиК

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Жителям ФРГ предлагают избрать канцлером президента РФ. Плакаты с таким призывом появились у Рейхстага перед выборами в бундестаг. Что думают об этом немцы?

Выбор всегда есть: немцы хотят заменить Меркель Путиным
Комментарии
"Яблоко" предлагает России смириться
Чему русские научили Европу
"Кассини" заснял на кольцах Сатурна неопознанный объект
Беглянка из КНДР раскрыла кутежи Ким Чен Ына
Беглянка из КНДР раскрыла кутежи Ким Чен Ына
На памятнике Калашникову изобразили "Штурмгевер". Кто виноват?
СМИ: ОБСЕ признала Крым частью России
В Киеве начали бить за "Слава Украине!"
Полиция ищет равнодушного москвича, позволившего зарезать женщину
Самые популярные универсалы в России
СБУ вынуждено освобождать из тюрем "сепаратистов"
Мадрид в бешенстве: Барселона разыгрывает крымский сценарий
"Выкорчевать заразу": Каспаров поставил России условие
На телешоу "Голос" впервые прозвучал русский мат
В Киеве начали бить за "Слава Украине!"
Победила дружба: Узбекистан метит в лидеры региона
На телешоу "Голос" впервые прозвучал русский мат
Беглянка из КНДР раскрыла кутежи Ким Чен Ына
В Киеве начали бить за "Слава Украине!"
На телешоу "Голос" впервые прозвучал русский мат
На телешоу "Голос" впервые прозвучал русский мат