Автор Правда.Ру

Полный банковский транс 3


Волосы дыбом: ЦБ не отвечает ни за инвестиции, ни за экономический рост! Так они ведут нашу страну к банкротству

В отличие от Артема Тарасова , у Сергея Глазьева манера речи лекционно-поучительная. И хотя мы вдвоем, он смотрит куда-то поверх головы, будто общается с аудиторией. Лишь время от времени Глазьев укалывает меня булавками зрачков, или повышает тон, когда пытаюсь вставить слово.

- Центральный Банк России не имеет никаких научных методик для расчета ставки рефинансирования. Все мои попытки выяснить по какой методике или с помощью каких расчетов ЦБ формирует основные ориентиры денежно-кредитной политики, включая ставку рефинансирования, ничем не увенчались. К сожалению, в ЦБ отсутствует понимание того, что происходит в экономике, отсутствует понимание современных закономерностей экономического роста, фактически там действуют наобум.

Они все время перестраховываются, занижают денежную массу. Они панически боятся, что следствием их некомпетентной политика станет повышение инфляции, поскольку их бьют, как они считают, за инфляцию и девальвацию рубля. Вот они и свели всю свою политику к мерам по предотвращению инфляции самыми примитивными методами, то есть сжатием денежной массы. Фактически наш ЦБ превратился просто в примитивный автомат, который эмитирует деньги под прирост валютных резервов. Непонятно, чем занимаются сегодня специалисты ЦБ, которые не в состоянии дать внятного объяснения, почему они планируют те или иные ориентиры прироста денежной массы или те или иные ориентиры ставки рефинансирования.

Я все-таки умудряюсь спросить традиционное: "Как на счет этого за границей?" Сергей Юрьевич приглаживает волосы, уложенные на голове, как строчки на странице, и продолжает:

- В разрез с общепринятой в мире практикой, которая связывает денежную политику с производственным сектором и определяет роль денежной политики в качестве генератора экономической активности, наш ЦБ, по сути, разорвал какую-либо связь между финансовым сектором и производством. И когда мы его критикуем за некомпетентную денежную политику, там в ответ говорят разные банальные глупости — типа того, что в рыночной экономике, якобы, Центральный банк не должен заниматься кредитованием производства. Это именно глупость, которая объясняется, к сожалению, некомпетентностью и бывшего руководства Центрального банка и нынешнего.

Секретом японского экономического чуда явилось создание системы рефинансирования роста производства путем регулирования ставок по депозитам населения. Они устанавливались на уровне 2%, — от этой ставки регулировались все другие процентные ставки, включая ставку рефинансирования, которые удерживались на уровне 7-8%. Это позволяло японским банкам получать неограниченный кредитный ресурс для финансирования инвестиций, кредитования роста производства, и этим объясняется удивительная экспансия японского капитала по всей Юго-Восточной Азии. То есть японское экономическое чудо было создано по сути дела денежными властями Японии, которые организовали механизм рефинансирования роста японской промышленности, используя инструмент регулирования процентных ставок — один из важнейших.

Наши горе-экономисты, руководящие сейчас ЦБ и сидящие в правительстве, могут поехать сегодня в Европу, посмотреть, как там регулируются процентные ставки, съездить в Великобританию, где процентная ставка устанавливается министерством финансов, а их центробанк вынужден к ней подлаживаться, или побывать в Америке, где процентная ставка традиционно используется в качестве регулятора экономической активности. Однако наш ЦБ делает вид, что экономическая активность — это не его вопрос. Диву даешься, когда слышишь от ЦБ, что они не отвечают за инвестиции, за экономический рост. Они вообще ни за что не отвечают, а только получают астрономическую зарплату, раздувают штаты сотрудников. Так они ведут нашу страну к банкротству.

Учитывая именно это, мы попытались — и нам удалось — принять закон, по которому над ЦБ формируется Национальный банковский совет из представителей Госдумы и президента, — этот Национальный банковский совет определяет главные ориентиры работы ЦБ именно с точки зрения его влияния на макроэкономическую ситуацию.

Далее Сергей Глазьев говорил о фрагментарности нашей экономики, где в разных отраслях, на разных территориях сложились разные инвестиционные условия, а потому требуется система государственных банков развития, которая бы служила катализатором привлечения инвестиций во все отрасли экономики. Эти банки развития поддерживали бы необходимое кредитование и малого бизнеса, и сельского хозяйства, и лесопромышленного комплекса, и наукоемкого машиностроения...

В заключение, мне была подарена книга и брошюра с диаграммами неутешительной динамики экономических показателей России, вообще, и Красноярского края, в частности. После интервью, у меня вновь появился пиетет по отношению к экономистам, — есть, все-таки, люди, которые знают, что происходит.

Все люди любят хорошую, красивую музыку. С музыкой не хочется спорить, музыку хочется слушать. И партитура, которой придерживается Сергей Юрьевич, выразительна, а ее автор, бывший председатель комитета Госдумы по экономической политике и предпринимательству , заслуживает и доверия, и уважения. Но вот ведь какая штука: в отличие от принципиальных схем в инструкциях к электронным приборам, теоретические модели экономистов — это абстракции реального живого процесса. И здесь каждое слово тянет за собой свою тень, которая внезапно становится контуром иного логического чертежа. Тот же Артем Тарасов раскритиковал любимую тему Глазьева — о "плате за недра", об изъятии природной ренты в доход государства. Мол, это обрушивает любой долгосрочный бизнес-расчет, и при таких разговорах об инвестициях в добывающую отрасль следует забыть.

Можно (и есть за что!) ругать ЦБ, рассыпая звонкие ярлычки, как монетки. Но ведь Карл Маркс тоже очень доказательно обличал капиталистов, уверен был, что "закон прибавочной стоимости" не позволяет им делиться прибылью с рабочими. Однако вывернулись капиталисты: стали платить не только за "стоимость рабочей силы", но и сверх того. За социальный мир и развитие потребления можно стерпеть и инфляцию. Так что автосцепка аргументов легко разрушается ходом жизни.

Я что хочу сказать? Что теоретическое описание — само по себе, а реальная экономическая жизнь складывается из конкретных действий. Правда, прежде чем действие начнется, должно состояться обсуждение проблемы, обсуждение честное, а не ритуальное словопрение, которое характерно сейчас и для форумов банкиров-бизнесменов, и для журналистики, которая вроде бы "про это" - про бизнес... Уж о последней я могу рассказать со знанием дела: записал речь, расшифровал-приукрасил, опубликовал-получил. Лизнул, кого нужно, облаял, кого требуется. И рады были бы журналисты, описать "все как есть", но вот беда — не говорит никто "по правде говоря". Или говорят — как это? — "не для печати". В чем же, все-таки, дело? Не может же вечно продолжаться такая странная игра!

Политика — это воля, имеющая перед собой цель. Нет цели — нет воли, а есть только рассуждения по поводу и веселая сиюминутная суета. Интересно, вы уже почувствовали, что все наши беды именно от этого? Если почувствовали, произнесите вслух: "В России нет сейчас никакой твердой политики — ни экономической, ни финансовой". Теперь можно закурить сигарету, успокоиться и откинуться на спинку кресла. Когда люди спокойны и уверенны в себе, они легко соглашаются с правильными утверждениями.

Павел ПОЛУЯН,
специально для "ПРАВДЫ.Ру"
Красноярск

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Комментарии
Кравчук — о причинах конфликта России и Украины: "объятия, которые душат"
Кравчук — о причинах конфликта России и Украины: "объятия, которые душат"
Олег АНДРЕЕВ — о псевдоценностях Запада и истинных сокровищах России
Мировой терроризм не обойдет Россию
Названы семь самых неоправданно дорогих продуктов питания
В Москве вместо детского паззла в посылке нашли 30 килограммов наркотиков
Макрон: принимать мигрантов — дело чести
Путин поставил вопрос о конкурентоспособности российских портов
Дмитрий ЛИНТЕР — о том, зачем Эстония привечает радикальных украинских нацистов
Следственный комитет предъявил Серебренникову обвинение
Аналог Царскосельского лицея для одаренных детей появится в Ленинградской области
Потерю Крыма Украина оценила почти в три триллиона рублей
Командование эсминца "Фицджеральд" осталось без работы из-за "потери доверия"
Ту-160 "Белый Лебедь"
Москвич откусил ухо дворнику Махмуду за жену с собачкой
Порошенко снова обещает предложить перемирие в Донабассе
Потерю Крыма Украина оценила почти в три триллиона рублей
Потерю Крыма Украина оценила почти в три триллиона рублей
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Ющенко: Донбасс всегда был "ватным"