Посадки еще будут: Почему Путин мало сказал о коррупции

Накануне очередного президентского послания Федеральному собранию социально активная часть россиян замерла в ожидании: в 2016 году государство столкнулось с множеством судьбоносных вызовов в политике и экономике; твердое слово самого в планетарном масштабе влиятельного человека последнего десятилетия — здесь и сейчас на вес золота. Такие уж настали времена: сложные, неоднозначные, по многим причинам малопонятные обывателю.

Не менее важное место в умах и сердцах соотечественников занимает с 15 ноября этого года тема борьбы с коррупцией. И вот тут общественное мнение, как показывают результаты свежих социологических опросов, напоминает сломавшийся барометр: только что стрелка показывала бурю — и в считаные секунды перескочила на великую сушь, после двинулась обратно.

Но о коррупции Путин сказал 1 декабря до обидного мало: мол, будем нещадно бороться, неприкасаемых нет, чиновник наш в своем большинстве честен и порядочен, суд разберется, излишний информационный шум вокруг резонансных дел создавать не надо (последнее, конечно, рафинированный оксюморон, но сейчас не об этом). Почему же президент не счел нужным внести хоть какую-то вербальную ясность в столь злободневный для жителей РФ вопрос?

Сперва немного статистики. Исследовательская организация "Левада-центр" (недавно признанная, кстати, иностранным агентом), работающая под девизом "От мнений — к пониманию", после задержания главы Минэкономразвития Алексея Улюкаева по горячим следам провела среди россиян тематический опрос, который показал: сорок процентов респондентов совершенно уверены в том, что этот арест "открывает масштабную кампанию по чистке рядов должностных лиц самого высокого уровня" — главным образом среди так называемого либерального чиновничьего крыла.

Ближе к концу ноября куда более авторитетная организация — ВЦИОМ — опубликовала данные о том, что "лишь треть жителей РФ считает арест Улюкаева реальной борьбой с коррупцией". Одни назвали это крестовым походом против взяточничества и казнокрадства, другие чисткой рядов (что примерно одно и то же — но есть нюансы, как говорится), третьи — граждане скептического склада ума — определили событие как обыкновенную борьбу за власть.

Как сон разума рождает чудовищ, так недостаток информации вызывает сплетни и кривотолки. Практически в первые сутки после ареста на нас выплеснули довольно странные официальные сведения, в которые мало кто поверил. Отечественная блогосфера и даже крупные СМИ начали терзаться смутными сомнениями: Улюкаев целый год был "под колпаком" у ФСБ, а Путин все знал и лично следил за ходом дела?

Но ведь подозрительный министр при этом, как ни странно, вовсю продолжал выполнять свои служебные обязанности: управлял в критические времена важнейшей государственной структурой, ездил в заграничные командировки, раздавал мировым СМИ пространные интервью, активно и публично "нащупывал дно" российской экономики…

И даже долго и, видимо, нудно (шутка ли — тематическая "прослушка" с середины лета) угрожал высоким должностным лицам "Роснефти" при обсуждении вопросов приватизации "Башнефти", вымогал взятку у самого Сечина — а это, образно говоря, все равно что средь бела дня и при большом скоплении поклонников классической музыки попытаться стащить у музыканта Ролдугина его виолончель Страдивари "Стюарт" стоимостью 12 миллионов долларов.

Стоит отметить, что Алексея Улюкаева — высокопоставленного чиновника с четвертьвековым стажем — компетентные органы могли брать в разработку сразу после обнародования его декларации. Скарб министра состоял — ни много ни мало! — из 60 миллионов рублей дохода только за прошлый год, десяти земельных участков в престижном Подмосковье и в Крыму, дома в 520 квадратных метров и элитной московской квартиры площадью 224 квадратных метров.

Молодая супруга Улюкаева, Юлия Хряпина, владеет двумя домами в Крыму и пятью земельными участками, а в период с 2006 по 2009 годы была директором офшорной компании на Виргинских островах. Также много дорогого недвижимого имущества оформлено на отца Улюкаева, его бывшую жену и сына. Прямо скажем, не просто список, а знаменитая старинная народная картинка "Зерцало грешного"…

Все, как известно, познается в сравнении. Улюкаевский размах можно сопоставить разве что с хорошавинским; все остальные попавшиеся в последнее время высокопоставленные чиновники — Гайзер, Урлашов, Игнатенко, Ламонов, Сугробов и даже сама Евгения Васильева — выглядят по сравнению с ним заблудшими овечками. И совсем уж неприлично мал куш Никиты Белых: всего-то "жалкие 400 тысяч евро" (приблизительно 28 миллионов рублей).

Практически одновременно с Улюкаевым были взяты под стражу глава Кузбасского управления СКР по Кемеровской области Сергей Калинкин, заместители губернатора Александр Данильченко и Алексей Иванов, а также руководитель департамента областной администрации Елена Троицкая, которым были предъявлены обвинения в вымогательстве акций на 1 миллиард рублей у местного бизнесмена.

У внимательных наблюдателей вызывает совсем мало сомнений тот факт, что у компетентных органов есть схожая оперативная информация на всех более-менее заметных российских чиновников. Тем более — чиновников-"либералов", принимавших самое деятельное организационное участие в разграблении наследия СССР и находящихся при высокой власти еще с диких 90-х.

Арест Улюкаева — одного из виднейших, жирнейших питомцев ельцинского гнезда — был расценен журналистами и блогерами как отчетливый сигнал "всем этим чубайсам, кудриным, шохиным да ясиным с грефами". Недаром практически все здесь перечисленные отметились в первые часы ареста Улюкаева пространными и скорбными речами в поддержку своего товарища. Как говорится, хороший человек — а попался.

Разумеется, этапы серьезных, показательных "чисток" среди управляющих государственной машиной случаются чаще всего в то время, когда верховная власть остро нуждается в большом доверии и неограниченной поддержке общества.

Нам представляется, что сейчас — по всем известным внутренним и внешним причинам — наступил именно такой момент. Действующий президент неоднократно говорил о том, что борьба с коррупцией является для него одной из первоочередных задач, и в 2016 году он активно подтверждает это на деле. Потому в послании Федеральному собранию Путин и уделил данному вопросу всего лишь пару минут исключительно общих фраз.

По плодам их узнаете их.

Читайте также:

Десять главных тем Послания президента

"Основное внимание - России": Реакция на Послание президента

"Езжай, мой сын, езжай отсель": Алексей Улюкаев о России и коррупции

Либералы об Улюкаеве: Как жестоко! Могли бы тихонько в отставку...

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках, Google+...

Комментарии
Новый мировой порядок Европы - вызов России
Кофе: пить или нет
Путин: мне не нравится пенсионная реформа — как всему народу
Британцы назвали советских солдат "пожирателями" скакунов
Новый мировой порядок Европы - вызов России
Так ли нужны России Балканы?
Британцы назвали советских солдат "пожирателями" скакунов
Путин: мне не нравится пенсионная реформа — как всему народу
Новый мировой порядок Европы - вызов России
Новый мировой порядок Европы - вызов России
Путин: мне не нравится пенсионная реформа — как всему народу
Путин: мне не нравится пенсионная реформа — как всему народу
Омерзительная Америка. Заметки русского эмигранта (юмор)
Сталинград стал заложником противоречий
Как атеист Ципрас предал греков, православие и Россию
Как атеист Ципрас предал греков, православие и Россию
СМИ Израиля рассказали об унижении туристов из бывшего СССР
СМИ: повышение НДС ударит по каждому россиянину
Что даст референдум в Донбассе, а потом и в Крыму
Это всё придумал Бисмарк: как Госдума приняла "проклятый" закон
Сталинград стал заложником противоречий

О новом мировом порядке пока не говорят. Но о том, что новой Европе нужна новая система безопасности, речь идет уже давно. Теперь она начинает складываться. Насколько все-таки реальна и безопасна эта система? А точнее, сразу две системы? Об этом "Правде.Ру" рассказал директор международных проектов Института национальной стратегии Юрий Солозобов.

Новый мировой порядок Европы - вызов России