Автор Правда.Ру

Генри Резник: "Экстремистов должен определять только суд"

Предложив политическим партиям и общественным организациям подписать " Антифашистский пакт ", "единороссы" одновременно призвали создать вокруг пропагандистов экстремистских и ксенофобских взглядов информационный вакуум. Тут же последовала инициатива президента Адвокатской палаты Москвы, члена Общественной палаты РФ Генри Резника , вызвавшая большой резонанс и жаркие споры. Известный адвокат предложил создать список экстремистской литературы, распространение которой должно быть запрещено.

Инициативу Резника поддержали уже многие политики – от председателя думского комитета по законодательству Павла Крашенниникова до главного раввина России Берл Лазара . Но некоторые либеральные публицисты буквально накинулись на Резника, делая странные намеки, что тот, чуть ли не указке Кремля, хочет инициировать начало кампании по ограничению свободы слова.

В своем интервью «Правде.Ру» мэтр отечественной адвокатуры решил четко обозначить свою позицию по волнующему все наше общество вопросу.

- Генри Маркович, на днях по « Эху Москвы » я услыхал реплику Андрея Черкизова, который обвинил вас в предложении ввести в России цензуру, то есть в призыве к нарушению Конституции. Разругав ваше предложение, Черкизов предложил продавать нацистскую литературу по высоким ценам – как это до недавнего времени делали под окнами «Эха Москвы», толкая с лотков «Миф ХХ века» Розенберга .

- Те, кто обвиняет меня в предложении ввести цензуру, искажают мою позицию. Намеренно или ненамеренно, судить не берусь. Я всегда был и остаюсь приверженцем свободы слова, но в том и заключается парадокс этой свободы, что ее должны сопровождать определенные ограничения. Никто же ведь не возражает против того, что «журналы для взрослых» должны продаваться не в уличных киосках, а в специализированных магазинах.

И потом, я же не говорю о полном запрете, я говорю о резком ограничении распространения литературы экстремистского направления. Полный запрет той же «Моей борьбы» Гитлера и другой нацистской литературы, действительно, может породить нездоровый ажиотаж и даже «черный рынок» этих сочинений.

Чтобы этого не было, надо ограничить распространение подобных книг стенами научных библиотек, куда человек с улицы, человек необразованный или малокультурный просто не зайдет. Таким образом, свобода слова ничуть не пострадает, а фашистская и ксенофобская литература получит ту нишу, которую она заслуживает, - как материал для изучения далеко не лучших страниц человеческой истории.

Своим критикам хочу также напомнить, что мое предложение логически вытекает из российского законодательства о противодействии экстремизму, дающего федеральным органам исполнительной власти возможность составлять списки экстремистской литературы.

- Помню, как на встрече студентов истфака МГУ с экс-президентом США Рональдом Рейганом в июле 1989 года мне было дано поручение озвучить «провокационный» вопрос: «А почему в Америке беспрепятственно издают «Майн кампф»? На что Рейган ответил: «Да это так, но это не значит, что книга Гитлера лежит у кассы в каждом супермаркете». Может, в борьбе с экстремистской литературой нам надо ориентироваться именно на американский опыт?

- Ответ Рейгана интересен, но копировать американские принципы полностью нам не стоит. Американцы действительно ставят неограниченную свободу слову выше других ценностей. В США, к примеру, ненаказуемы так называемые речи ненависти, если они не содержат прямых и конкретных призывов к насилию. У них поклонники Гитлера могут выходить на демонстрации с портретами фюрера, а полиция по решению суда обеспечивает охрану подобных акций от гнева возмущенных сограждан. Это объясняется тем, что в США на местных фашистов смотрят даже не как на маргиналов, а как на этакую экзотику. Ведь Америка никогда по-настоящему не знала, что такое нацистская идеология в действии - на ее территории не было Освенцима и Бухенвальда, ее города не горели в пламени, в развязанной нацистской Германией бойне.

В Европе и России ситуация иная. Здесь, даже спустя 60 лет после разгрома фашизма, жива историческая память о нацизме и его преступлениях. Вот почему для России, по моему мнению, представляет большой интерес антинацистское законодательство Германии, Франции, Швейцарии, предусматривающее уголовное наказание и за пропаганду фашизма, и за такие, к примеру, деяния, как публичное отрицание самого факта Холокоста .

- Вы предлагаете ориентироваться на нормы этих законов?

-Япредлагаю всем помнить, что в российском уголовном кодексе есть 282-я статья, из которой совершенно однозначно вытекает, что фашистская, антисемитская и любая ксенофобская деятельность является наказуемым преступлением. Если кто-то хочет, чтобы у нас, как в Америке, «речи ненависти» были ненаказуемы, то тогда давайте отменим 282-ю статью. Но пока она есть, она должна работать. А для этого и нужно составить список экстремистской литературы, который помог бы правоохранительным органам действовать в этом направлении и оперативно, и законно. То есть привлекать к уголовной ответственности за издание и распространение той же «Моей борьбы» в расчете на массового читателя, за продажу пресловутых «Протоколов сионских мудрецов», давно признанных провокационной антисемитской подделкой. И тому подобной литературы.

- Но кто будет составлять этот список? Некоторые толкователи вашего предложения из числа либералов уверяют, что Резник хочет, чтобы это делала Общественная палата или Министерство культуры .

- Чушь, я никогда такого не говорил. Кому-то, вероятно, хочется и здесь исказить мою позицию. Я юрист и предлагаю делать все строго по закону. Список экстремистской литературы, распространение которой будет предусматривать ответственность, в том числе и уголовную, должен утверждаться постановлением Правительства России, а составляться исключительно на основе судебных прецедентов.

Что я имею в виду? Возьмем « Протоколы сионских мудрецов ». Еще в 1936 году швейцарским судом в открытом заседании они были признаны антисемитской фальшивкой, беззастенчиво переделанной из антибонапартистского памфлета французского юриста и журналиста Мориса Жоли, написанного им в 1864 году под названием «Диалог в аду между Монтескье и Макиавелли». Возьмем «Мою борьбу» Гитлера и «Миф ХХ века» Розенберга. Был Нюрнбергский процесс, который признал Национал-социалистическую рабочую партию Германии преступной организацией, а идеологию нацизма – преступной идеологией. Так что с «классикой жанра» все довольно просто.

А что касается современных фашистских, антисемитских и ксенофобских сочинений, то здесь экстремизм такой литературы, а следовательно, и основания для включения ее в список может и должен определять только суд. На мой взгляд, при экспертизе и юридической оценке текстов должны учитываться два критерия. Первый – есть ли в этих текстах пропаганда и призывы к насилию и другим противоправным действиям. И второй – содержатся ли в них посылы и призывы к ограничению прав человека по признаку отношения его к определенной национальности и религии.

Нашими судами уже создано несколько прецедентов по признанию националистических и фашистских сочинений экстремистской литературой, и я призываю всех юристов помогать им в продолжении этой крайне нелегкой работы.

Кстати

В декабре 2005 года полиция Кракова по решению городского суда изъяла из местных магазинов города все нераспроданные экземпляры польского перевода «Моей борьбы» Гитлера, выпущенного издательством «Необычная книжка». Впрочем, к моменту принятия судебного решения, согласно «Торговому бюллетеню Кракова», из 4000 экземпляров, поступивших в продажу, было продано 3562 книги. Основанием для запрета продажи стало…нарушение авторских прав на издание «Майн кампф», которые, по уверению прокуратуры Кракова, с 1947 года принадлежат правительству земли Баварии.

Поскольку данное утверждение возникло не впервые, МВД Баварии в связи с польским скандалом выступило с очередным заявлением, в котором говорится, что «согласно завещанию Адольфа Гитлера все имущественные права им были переданы Йозефу Геббельсу, который до своего самоубийства не успел сделать никаких распоряжений на этот счет. Правительство федеральной земли Бавария не имеет никакого отношения к авторским правам на книгу Гитлера «Моя борьба».

В России полный русский перевод «Майн кампф» был выпущен в 1992 году московским издательством «Витязь» с комментарием редакции и сопровождался выдержками из книги Мельникова и Черной «Преступник номер один». По утверждению издателей, они воспроизвели перевод книги Гитлера, сделанный в 1975 году для отдела пропаганды и агитации ЦК КПСС. Владельцем авторских прав, согласно обозначению знака «копирайт», объявлен…сам Адольф Гитлер.

В 1998 году в Израиле был издан перевод на иврит всех фрагментов «Майн кампф», касающихся отношения Гитлера к евреям, социал-демократии и коммунизму. В продажу книга не поступила, а была разослана в научные библиотеки и книгохранилища гуманитарных вузов страны.

Андрей Щербаков
 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии
Грузия объявила, что готова вступить в НАТО и ждет приглашения
Госсекретарь США рассказал об огромных усилиях в борьбе с Россией
В провинции начали пороть псевдовоенных-попрошаек
В Кремле назвали два главных условия мирного договора с Японией
В провинции начали пороть псевдовоенных-попрошаек
В провинции начали пороть псевдовоенных-попрошаек
Грузия объявила, что готова вступить в НАТО и ждет приглашения
Видео: ветеран спецназа США обалдел от русского автомата
Армии США скоро будет нечем стрелять и бомбить
Армии США скоро будет нечем стрелять и бомбить
Власти США потребовали отобрать у русских веру в Бога
Почему Путин не отвечает на провокации Запада
Болгария в шоке: вслед за Радевым к Путину едет Борисов
Неожиданно: величайшая стратегия России XXI века
Болгария в шоке: вслед за Радевым к Путину едет Борисов
Ученые рассказали, как найдут Лох-Несское чудовище
В Госдуме осудили идею запрета депутатам отдыхать в "санкционных" странах
В Кремле назвали два главных условия мирного договора с Японией
Установлена неожиданная причина, почему люди становятся несчастными
России предложили побыстрее разорвать договор о дружбе с Украиной
В Латвии готовят тотальный запрет на русский язык