Марина Юденич: Уполномочен? Заявляй!

 История про то,  как Ирек Муртазин,  бывший пресс-секретарь главы республики Татарстан  одним коротким росчерком пера - вернее, парой строк в собственном блоге - "похоронил" президента Шаймиева, обвалил акции "Татнефти" и превратился в фигуранта уголовного дела - достойна романа. 

Или сценария. Про тот же хвост, который виляет собакой.

Или поэмы.  На тему "нам не дано предугадать".

Но все это - так или иначе - будет лирикой. Художественными реминисценциями  и реконструкциями.  Я  попыталась  воспроизвести воспроизвести  точную хронологию событий , но дело сейчас не в них. Казус Ирека Муртазина - при ближайшем рассмотрении - оказывается совсем даже не казусом Ирека Муртазина. Вернее - не только его.

В  разной мере и степени - это казус и Антонины Мартыновой, Саввы Терентьева,  канала "2х2" и... вице-премьера Иванова, если угодно. Да-да, и его - тоже, хотя казалось бы, где -  одни и где  - другой.

Давайте, однако ж, разбираться предметно и персонально.

Итак,   происходит  нечто. 

Или нечто.

Или даже НЕЧТО,  что каким-то образом привлекает общественное мнение. Будоражит его.  Раздражает. Вызывает любопытство. Здоровое или нездоровое,  заслуженное или нет - не суть.

Общественное мнение - субстанция нематериальная. Законам формальной  логики подчиняется не всегда, голосу рассудка внимает неохотно, ориентируясь больше на эмоции, импульсы, геомагнитные колебания и сезонные перепады температуры. Рассуждать на тему, хорошо или плохо, можно сколько угодно. С тем же успехом можо  полемизировать по поводу,   хорошо ли, что наступает осень. А затем придет зима.

Они наступят. Общественное мнение найдет повод  всколыхнутся. Появятся люди, которые станут по этому поводу задавать вопросы, высказывать суждения,  формулировать  версии.

Порой  и даже зачастую это будут  весьма дилетантские версии, ошибочные, а то и вовсе бредовые суждения.  Вдруг окажется, что люди, высказывающие какие-то суждения - отнюдь не выпускники Iton, и даже не студенты МГИМО, и вообще - не студенты. Или студенты, но излагать свои мысли внятно и корректно не  умеют категорически.  И даже  выходят за пределы нормативной лксики. И весьма далеко.

И все это "безобразие"  - ave Internen!  -  расплещется широко и безудержно.  Переместится на страницы газет, в новостные выпуски TV... обернется стихийными протестами, митингами, перекрытием магистралей...

Словом - большими проблемами для власти придежржащих. Которые - по сложившейся традиции - станут объясняться запоздало,   признавать допущенные ошибки,   призывать к общественному согласию. И забудут о главном.

У каждой ошибки есть фамилия, имя и отчество.

Я помню, кто это говорил,  и - приводя эту  цитату - далека от мысли призывать во всем следовать его печальному примеру.
Но в том, что касается работы госаппарата - безусловно.

А речь идет именно о нем.   Об аппарате.  О структурах, призванных  внятно, доступно и аргументированно разъяснить людям, что происходит во власти, на  каком основании она запрещает одно и призывает к другому,  почему так, а не иначе поступили спецслужбы,  чем руководствовался суд, когда происходит то самое "нечто", с которого, собственно, и начался этот разговор.

Этим "нечто"  может быть что угодно,  от  информации  о болезни или  - не дай Бог - смерти политического деятеля до  возбуждения резонансного уголовного дела.

В любом случае, с одной стороны этой проблемы оказывается власть, с другой - люди, которые пытаются задать этой власти вопросы, или высказать свои суждения относительно ее, власти, в этой проблеме, позиции.

Потом между ними вырастает стена. Умолчания. Непонимания и нежелания  слышать. И говорить. Потом стена превращается в баррикаду.  Что происходит на баррикадах объяснять никому не надо.

И все это произошло по одной-единственной причине - потрясающего непрофессионализма  специалистов по  информационному обеспечению. 

Понятно, что и власть, и спецслужбы, и суд могут и обязаны порой объяснять мотивацию своих решений.  Но делают они это, как правило, на сухом и малопонятном профессиональном языке. Иногда - если прямо не предписано законом - не делают вовсе.

И люди  - понятное дело - начинают задавать вопросы.  И строить гипотезы. Порой  - не слишком умные и даже не умные совсем... Об этом - собственно - выше...

Так вот -   отвечать им,  разъяснять,опровергать,  доказывать,  полемизировать... да-да, полемизировать! -  обязаны  сотрудники многочисленных информационных управлений, существующих при каждом ведомстве. Пресс-служб.  PR-служб. Департаментов по работе со СМИ, связям с  общественностью... и т.д.

Как ни назови - суть одна. И  круг профессиональных обязанностей схож. Но они - эти замечательные люди - отчего-то безмолвствуют.

Ведь если бы  пресс-служба  главы республики  Татарстан продемонстрировала  в эфире  видеобращение   Минтимера Шариповича, который, в свойственной ему спокойно-ироничной манере, развеял бы слухи о собственной кончине,  или - если М.Ш., не приведи Бог, болен, чувствует себя плохо и появляться перед камерой не хочет  (что, безусловно, его право) - сказала  бы от  этом честно, как есть, народ - уж поверьте моему опыту -  понял бы. И поддержал своего руководителя.  И пожелал скорейшего выздоровления.  А  "казус Муртазина"  стал бы невозможен по определению. 

А прокурорский чиновник из  Новгорода,  ответственный за информационное обеспечение - не нарушая тайны следствия - грамотно и внятно объяснял, чем на разных этапах оно, это следствие руководствуется... - вопросов было бы меньше. А, возможно, не было бы вовсе.

А  сотрудники пресс-службы МО  в январе 2006 года позаботились бы о том, чтобы тогдашний  их министр не оказался один на один с прессой, не обладая вообще никакой информацией о деле солдата Сычева.

Понятно  ведь,  что в командировке,  за пределами России (!), ночью (!) он  не просматривал блоги и не читал ленты информационных агентств, и утром на вопрос журналистов ответил откровенно: "Иначе  я бы об этом обязательно знал..." И получил то, что получил. Потому что, на самом деле, "иначе"  было тем самым "нечто", о котором мы здесь толкуем.

И пресс-люди, и - в данной истории - вообще, аппарат просто не сделали своей работы. И это неправильно. Потому что, таким образом, пресс-чиновники дискредитируют не себя.  Президента республики.  Министра.  Прокуратуру. Власть  - вообще.  В итоге - государство. А это - плохо.

И последнее.

В Сети сейчас гуляет модная забава, суть которой можно обозначить сакраментальным: Вон из профессии! Так появился анти-рейтинг финансовых аналитиков, отрицавших возможность серьзного кризиса.  И военных экспертов, утверждавших, что Россия не готова к военному противостоянию.  И политологов, уверявших мир, что президент Медведев никогда не посмеет и не решится.... Сами знаете, о чем я.

И я вот думаю, не пора ли озаботиться тем же перечнем пресс-служб. Помним  же  - "ТАСС уполномочен заявить" . Так ведь это не про -  собственно  -  ТАСС. Это про  все уполномоченные структуры. 

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии
Слюна и шашлыки: заряжаем смартфон без розетки
Американские банкиры предрекли рублю падение
Чем России грозит резолюция ПАСЕ по Донбассу
Росфинмониторинг рассказал о сомнительных операциях чиновников в офшорах
Израиль шантажирует Россию, угрожая уничтожить С-300 в Сирии
Наш ответ США: возможности и опасности
Наш ответ США: возможности и опасности
Англичан перед ЧМ-2018 предупредили, над чем в России лучше не шутить
Казахстан открыл свои порты для США
Черноморский флот "показал класс" авианосной группе США у Сирии
Черноморский флот "показал класс" авианосной группе США у Сирии
Нет у революции конца: в Армении снова уличный бунт
Казахстан открыл свои порты для США
Казахстан открыл свои порты для США
Казахстан открыл свои порты для США
Саммит в Астане: почему не пригласили Путина
Наш ответ США: возможности и опасности
Украина начала набор полицаев для патрулирования Крыма
Наш ответ США: возможности и опасности
Наш ответ США: возможности и опасности
Мнение: Россия получила преимущество после удара США по Сирии