Мы не рабы, рабы не мы?

3 марта в России отмечается знаковая дата. Ровно 150 лет назад император Александр II подписал знаменитый манифест, отменивший крепостное право для миллионов российских крестьян. И хотя столь знаменательная для российской истории веха не является государственным праздником, в этот раз годовщина "Дня свободы" отмечается довольно широко.

И, в общем-то, понятно, почему. Ведь инициированная сверху крестьянская реформа 1861 года имела для России огромное историческое значение. С одной стороны, она открыла перед отсталой феодальной страной новые экономические перспективы, дав возможность для модернизации. А с другой — и это, пожалуй, самое главное — реформа царя Освободителя заложила предпосылки для создания в России гражданского общества.

Другой, конечно, вопрос, как получившие свободу люди сумели воспользоваться свалившейся им на голову свободой. К примеру, известный русский писатель и общественный деятель Владимир Короленко, анализируя влияние крепостного права на сознание людей, на рубеже XX века писал, что у крестьян (а это, заметьте, в то время 80 процентов населения страны) еще и через полвека сохранялась психология раба.

Сталинскую коллективизацию, загнавшую миллионы крестьян в колхозы и совхозы, многие историки называют "возвращением крепостничества". И в этом, нужно признать, есть определенная доля правды. С конца 20-х вплоть до 1974 года колхозники были лишены права иметь паспорт, а следовательно, не могли свободно перемещаться по стране. Чем, скажите, не крепостное право? Конечно, в результате массового притока населения в города и урбанизации доля сельского населения в СССР, а потом и в РФ значительно сократилась. Однако дело, в общем-то, не в этом или, вернее, не только в этом.

Общество бывших "крепостных" и тех, у кого фактически никогда не было опыта владения частной собственности и опыта свободного труда, не может моментально, как будто бы по волшебству, превратиться в общество свободных людей или, как правильнее было бы говорить, в гражданское общество. Поэтому-то до сих пор в сознании россиян сохраняются черты‚ по сути дела, привитые крепостничеством. Это и неуважение к личности (прежде всего, к себе) и частной собственности, это и неуважение к законам, и, как следствие, развесистый патернализм и страх перед любыми проявлениями власти.

Фото: AP

Что примечательно, о том, что в умах наших людей до сих пор не преодолены "рецидивы" крепостного права и что наше сознание до сих пор остается сознанием крепостных, говорят и в верхах, к примеру, в партии власти. "Отмена крепостного права в России — это событие, которое нельзя замалчивать, событие, обращаться к которому нужно снова и снова. И повод 150-летнего юбилея дает возможность нам об этом еще раз говорить", — заявил накануне "праздника" единоросс Юрий Шувалов.

О том, что свобода лучше несвободы периодически вынужден напоминать и президент Дмитрий Медведев. "Нельзя откладывать свободу на потом и нельзя бояться свободного человека, который каким-то неадекватным образом распорядится своей свободой. Это путь в тупик", — отметил, в частности, президент, выступая на специально приуроченной ко дню подписания Манифеста научно-практической конференции "Великие реформы и модернизация России".

О том, насколько сильно в нашем менталитете наследие крепостничества и как долго еще нам предстоит "выдавливать из себя раба", спорят известные историки, журналисты и общественные деятели. К примеру, с утверждением, что наше сознание во многом остается сознанием крепостных не согласен известный историк, профессор Александр Чубарьян. По его мнению, в результате последних 20 лет произошло раскрепощение людей. "Люди отрешились от стереотипов, от самого страшного, что помним все мы, люди старшего поколения, от самоцензуры — этого нет. Сейчас проблема самореализации находится в руках самого человека, — считает академик РАН. — У нас сейчас переходный период и ни о каких аналогиях (с крепостничеством) речи быть не может".

Также читайте: Александр Чубарьян: В результате последних 20 лет произошло раскрепощение людей

В свою очередь президент факультета журналистики МГУ Ясен Засурский отмечает, что свободное сознание развивается очень медленно. "Конечно, крепостное право наложило серьезный отпечаток на наше сознание, но с тех пор произошло так много событий, которые существенно изменили представление наших людей, столько потрясений, столько изменений, в которых действовали довольно широкие слои населения", — говорит Засурский в интервью "Правде.Ру". "Я думаю, что здесь, скорее, сказывается отсутствие большой демократической традиции, — отмечает президент факультета журналистики МГУ. — И крепостное право в этом смысле может быть и присутствует, но не надо преувеличивать его влияние".

Член-корреспондент РАН Андрей Сахаров считает, чтобы изжить психологию крепостничества, нужны столетия. "150 лет для страны, для народа, для эпохи — это очень мало, — отмечает доктор исторических наук. — Необходимы столетия, чтобы менять психологию людей. Жизнь меняется достаточно быстро, экономика, политика, но сознание меняется очень медленно. Об этом говорили очень многие известные люди, в том числе и так называемые классики марксизма, — сознание человеческое всегда отстает". "И в этом смысле 150 лет это очень короткий период — всего несколько поколений, которые еще сохраняют в себе генетику крепостничества, унижения, принижения человека, барства, с одной стороны, и рабства, с другой", — вынужден констатировать историк.

Читайте самое интересное в рубрике "Политика"

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках, Google+...

Комментарии
Больше ясности: Израиль вывез из Сирии "Белые каски"
Ограбленный в Киеве ученый из Кении три недели жил на вокзале
Как атеист Ципрас предал греков, православие и Россию
Больше ясности: Израиль вывез из Сирии "Белые каски"
Разорим и запретим: Москва готовит суперсанкции против Украины
Больше ясности: Израиль вывез из Сирии "Белые каски"
Линия Путина: вдоль западных границ России началась военная стройка
МОК объявил о готовности принять Россию обратно
Самолеты Путина и Трампа сравнили по мощи и стоимости
Разорим и запретим: Москва готовит суперсанкции против Украины
Россия готова зайти "максимально далеко" в диалоге с Японией
Россия готова зайти "максимально далеко" в диалоге с Японией
Что даст референдум в Донбассе, а потом и в Крыму
Это всё придумал Бисмарк: как Госдума приняла "проклятый" закон
СМИ: Путин предложил Трампу новый план по Донбассу
Как атеист Ципрас предал греков, православие и Россию
Референдум в Донбассе - многоходовочка или "слив"?
Референдум в Донбассе - многоходовочка или "слив"?
Больше ясности: Израиль вывез из Сирии "Белые каски"
Референдум в Донбассе - многоходовочка или "слив"?
Референдум в Донбассе - многоходовочка или "слив"?

О новом мировом порядке пока не говорят. Но о том, что новой Европе нужна новая система безопасности, речь идет уже давно. Теперь она начинает складываться. Насколько все-таки реальна и безопасна эта система? А точнее, сразу две системы? Об этом "Правде.Ру" рассказал директор международных проектов Института национальной стратегии Юрий Солозобов.

Новый мировой порядок Европы - вызов России