Автор Правда.Ру

ИТОГИ ВЫБОРОВ: Страна указывает на дверь маргиналам от олигархии

 Сегодня Россию у же можно характеризовать как одну из наиболее благоприятных стран в мире в области иностранных инвестиций. Самый точный — выборный — барометр показывает, что власть в нашей стране стабильна. Более того, общество достаточно четко дало понять о выстраивании в стране по существу двухпартийной политической системы, в которой нет места маргиналам и самовыдвиженцам от олигархии.

 

Действительно, кем, как не маргиналами являлись в политической борьбе за главный государственный пост в стране Хакамада, Глазьев, Малышкин и Миронов? Последних двоих можно смело относить к занявшему уверенное место кандидату «Против всех», неясно только, зачем в такой незавидной компании участвовал спикер Совета Федерации, входящий в команду действующего президента. Ну а Хакамаду и Глазьева, недалеко ушедших друг от друга в предпочтениях россиян, можно назвать последними, пусть не крупными, но все ж таки фигурами уходящей эпохи политических самовыдвиженцев.

Действительно, оба не представляли ни одной пользующейся поддержкой в обществе политической силы, за исключением, пожалуй, лишь беглых олигархов. Хакамада не смогла победить на выборах в Госдуму в одномандатном округе славящегося своими правыми взглядами Петрограда достаточно невзрачного Геннадия Селезнева: чего ей можно было ждать от выборов президентских? Даже почивший в бозе Союз правых сил, сопредседателем которого женщина-полуяпонка являлась, отказался поддержать ее в желании лишний раз покрасоваться перед телекамерами. Зная о том, чья финансовая поддержка для нее была решающей, можно с уверенностью предположить, что задача Хакамады была не победить, а — куснуть Владимира Путина. Куснуть так, чтобы этот ее «кус» можно было растиражировать в западных медиаресурсах.

Мало чем отличался от своей бывшей коллеги по нижней палате парламента и Сергей Глазьев. Построивший всю свою предвыборную кампанию на скандалах в блоке «Родина», то пытаясь в обход бывших товарищей зарегистрировать «под себя» одноименное политическое движение, то не признавая свое отстранение от должности руководителя фракции, Глазьев жестоко ошибся: Россия устала «наступать на грабли», те же самые, на которые она наступила в 1991 году, избрав президентом Бориса Ельцина. Да и врать избирателям не стоило: пропиарившись, что в выборную кампанию Глазьев вложил крупные собственные средства, самовыдвиженец не смог объяснить, как они у него появились. Во всяком случае, в каждом избирательном участке россияне могли познакомиться с его финансовой декларацией, итоговая сумма которой никак не совпадала с суммой его избирательного фонда. Уж доктор-то экономических наук не должен был бы держать своих избирателей за полных идиотов: простые арифметические действия в России совершать еще не разучились.

На примере этих двух политиков можно сделать один из главных выводов четырехлетнего правления Владимира Путина: Россия уверенно освободилась от олигархической зависимости. По большому счету, страна перестала быть общаком для тех, кто вовремя успел оказаться в той или иной приемной высшего руководства России в начале девяностых. Сегодня уже любые попытки влияния из Лондона, Тель-Авива или других мест ограничения олигархами собственной свободы обречены. В стране остались понятливые политики, но в ней нет доверяющего им народа.

 

Другим важным итогом завершившейся выборной гонки можно назвать то, что КПРФ подтвердила свое лидирующее положение среди всех имеющихся в стране партий. Вполне возможно, что ее кандидат набрал бы и больше голосов избирателей, если бы руководство партии перестало опираться на инвалидную команду пенсионного возраста в собственных средствах массовой информации, если бы привлекало к работе актив не дежурными завываниями, а яркими идеями. Тем не менее, даже такая — никакая — предвыборная кампания позволила партии подтвердить, что она по-прежнему остается влиятельной силой в обществе. Очевидно, что сегодня перед ней встает самый наболевший вопрос: о лидере. Впрочем, на эту тему я уже писал сразу после парламентских выборов.

 

В любом случае, Россия свой выбор на ближайшие четыре года сделала. Глава государства избран. Поскольку им остался действующий президент, то правила политической игры также ясны: президент контролирует правительство, конституционное большинство в нижней палате, верхнюю палату парламента. По-моему, все очевидно: для развития ведущей оппозиционной партии создаются практически тепличные условия. Расти — не хочу. Воспользуется ли КПРФ новой возможностью или продолжит в соответствии с одной крылатой фразой «сопли жевать»?

 

О том же самом читайте на Английской версии:
http://english.pravda.ru/main/18/88/353/12275_Russia.html