Автор Правда.Ру

ДМИТРИЙ ЛЫСКОВ: ПЕРЕРАБОТКА ИНОСТРАННОГО ОЯТ. ПРОБЛЕМЫ, О КОТОРЫХ "ЗАБЫЛИ"

Госдума России в двух чтениях приняла законопроект, разрешающий ввоз в Россию облученного ядерного топлива. Основным сторонником этого законопроекта является Министерство атомной энергетики России. Хорошо известно, какие экономические выгоды получит Россия от ввоза ОЯТ. Открытым остается вопрос – какие понесет убытки.

Политика Минатома России проста, один из основных приоритетов этого ведомства - осуществлять коммерческие проекты. Собственно, занимается этим Минатом последние лет пять, как только прошла «демократическая депрессия», и останавливаться не собирается.

Российская атомная отрасль будет осуществлять коммерческие проекты с тем, чтобы с помощью заработанных средств решать задачи атомной энергетики и оборонного комплекса «более быстро и эффективно», - заявил недавно министр атомной энергетики Александр Румянцев, сменивший на этом посту Евгения Адамова.

В эту политику великолепно укладывается ввоз в Россию облученного ядерного топлива – ОЯТ. Это сулит огромные прибыли - на мировом рынке переработка одной тонны ОЯТ стоит миллион долларов США. Всего же в мире накоплено более 200 тысяч тонн отработавших свой срок на АЭС топливных стержней. По словам российского атомного министра, было бы неплохо, если бы России удалось потеснить своих конкурентов и переработать хотя бы десятую долю этого топлива.

Жить будем как в Англии и Франции

Переработкой ОЯТ занимаются сейчас всего три страны мира - Великобритания, Франция и Россия. С «импортным» топливом в мире работают Великобритания и Франция. С них, похоже, и намерены брать пример российские сторонники переработки иностранных радиоактивных материалов.

Из официальных данных можно понять, что живут Англия и Франция с переработкой ОЯТ и в правду неплохо. Но, ради объективности следует отметить, что это лишь официальные данные. О проблемах в ядерной сфере ни одна страна мира, за исключением, разве что, стран СНГ в определенный период своего существования, распространяться не торопится.

Великобритания изначально занималась лишь хранением на своей территории ОЯТ. Получив от различных стран мира топлива на сумму около 4 миллиардов долларов США, здесь приступили к строительству заводов по переработке ОЯТ. В настоящий момент компания BNFL, занимающаяся этим бизнесом, имеет заказы на переработку 6000 т. ОЯТ из Германии, Италии, Испании и других стран и 3700 т. ОЯТ с АЭС Великобритании. Общая стоимость этих заказов - 9 млрд. фунтов-стерлингов.

Во Франции переработка топлива вообще поставлена на широкую ногу. Фирма COGEMA, владеющая двумя заводами по переработке ОЯТ, имеет контракты на переработку топлива французских АЭС, а так же АЭС Бельгии, Германии, Нидерландов, Швеции и Японии. Объем ОЯТ, перерабатываемых по этим контрактам - почти 16000 т.

Суммарно Франция и Великобритания перерабатывают 2000 тонн ОЯТ в год.

Из досье ПРАВДЫ.Ру:

Облученное ядерное топливо – отработавшие тепловыделяющие элементы (твэлы) атомных электростанций. Термин «облученное» обязан своему существованию специфике работы АЭС – в самом по себе в твэле не может вспыхнуть ядерная реакция, это возможно лишь в ядерном реакторе, где установлена специальная сборка, включающая в себя десятки твэлов. От взаимного излучения в такой сборке начинается цепная реакция, отсюда термин – облученное ядерное топливо, то есть топливо, участвовавшее в ядерной реакции.

Твэл представляет из себя металлический стержень с «таблетками» урана в центре, около трех с половиной метров в длину и около 3 сантиметров диаметром.

Переработке нет, хранению – да?

В России в специальных хранилищах на сегодняшний день накопилось более 12 тысяч тонн облученного ядерного топлива, ежегодно запас пополняется на 800 тонн. Единственный в нашей стране завод по переработке ОЯТ – РТ-1 на территории знаменитого НПО «Маяк» в Челябинской области, теоретически способен переработать в год до 400 тонн топлива, реально перерабатывается гораздо меньше.

«На опытно-промышленном заводе РТ-1 в настоящее время перерабатывается облученное топливо реакторов ВВЭР-440, быстрых реакторов, транспортных и исследовательских. Наиболее значимые объемы отходов ВВЭР-1000 и РБМК (наиболее распространенные в России реакторы – авт.) не перерабатываются и находятся на хранении. Завод РТ-1 нуждается в модернизации, прежде всего для расширения номенклатуры переработки топлива ВВЭР-1000 и соответствующих зарубежных PWR…» «…Существенно, что завод функционирует более 20 лет и реконструкция необходима для замены оборудования и модернизации технологии…»

Это строки из доклада «Обращение с облученным ядерным топливом», оглашенного на научной конференции Минатома России «Ядерный топливный цикл» в 2000 году.

Ясно, что Россия не в состоянии «с колес» брать «импортное» топливо и отправлять его в переработку. На это просто нет мощностей, возможностей и средств. И, что немаловажно, атомщики прекрасно отдают себе в этом отчет. Значит, на первых парах в России планируется реализация английского варианта – хранение, пока не заплатят деньги. Которые, что естественно, сразу уйдут на модернизацию РТ-1.

Следующий кандидат на денежные вливания по этому проекту – завод РТ-2 в Красноярском крае, в городе Железногорск (бывший Красноярск-26). Строительство перерабатывающего завода мощностью 1500 тонн в год было приостановлено здесь 8 лет назад. Сейчас строения завода в плачевном состоянии, продолжение строительства потребует огромных средств.

Быстрые деньги – из области сказок

Таким образом, переработка (а для начала – хранение) зарубежного облученного ядерного топлива в России быстрых денег принести не сможет, какие радужные перспективы ни рисовал бы Минатом, обещая решение проблем экологии, очистку водоемов, социальные проекты и так далее. Приступить к решению этих проблемы будет возможно, по оценкам специалистов, не ранее чем через 20-40 лет с начала завоза в Россию ОЯТ, когда, наконец, появятся «свободные» деньги.

Вот здесь-то и кроется основная проблема. Чтобы потеснить конкурентов, России придется снижать цену. Это естественный процесс, никто не удивится, что с появлением третьего государства, берущего на переработку ОЯТ, цены на подобные услуги снизятся. Однако уже сейчас в ряде стран идут интенсивные работы по созданию атомной энергосистемы закрытого цикла, то есть, с заводами по переработке облученного топлива. Очень интенсивно работает в этом направлении, к примеру, Япония. А это означает неизбежный спад на рынке, даже в том случае, если заводы по переработке ОЯТ в этих странах будут заниматься только своим топливом. А если они следом за Россией выйдут на мировой рынок?

Не произойдет ли через 20-40 лет критического падения стоимости переработки ОЯТ? Для России это может означать только одно – «свободных» денег мы так и не увидим.

…получаем сырье. Но зачем же столько?

Еще одна серьезная проблема переработки ОЯТ – куда девать отходы и, что еще важнее, результаты переработки. Минатомом не раз заявлялось, что ОЯТ на самом деле – это сырье. В процессе переработки из топливных стержней будет получено новое ядерное топливо, которое вновь можно будет использовать.

На самом деле это не совсем так. Вот что по этому поводу говорится в уже упоминавшемся научном докладе: «Нерешенным до конца является сбалансированное использование продуктов регенерации облученного топлива. Если регенерированный уран облученного топлива ВВЭР-440 и транспортных ЯЭУ частично используется для изготовления топлива РБМК и быстрых реакторов, плутоний и другие продукты регенерации не находят применения вообще. Это является одной из причин, по которым было прекращено строительство завода РТ-2».

Восемь лет назад было понятно, что такого количества сырья России просто не нужно. В докладе красноречиво говорится, что большая часть сырья, получаемого в процессе переработки, просто не используется. Но об этом предпочли не упоминать, когда говорят о ввозе на переработку иностранного ОЯТ. Зачем России столько урана, плутония и других радиоактивных элементов? У нас своего облученного топлива – все склады забиты, не на одно поколение хватит. Что мы будем делать с отходами и сырьем, получаемыми в процессе переработки ядерного «импорта»? Отдать обратно уже не выйдет – существует договор о нераспространении. Возможно, решение этой проблемы существует, только мы об этом не знаем. Потому, что о самой проблеме известно лишь в академических кругах.

Дмитрий ЛЫСКОВ

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
Самолет вертикального взлета: новое — это хорошо забытое старое
Закат и падение Соединенных Штатов
Заявление Гелентнера: можно ли отрицать высадку американцев на Луну — Иван МОИСЕЕВ
Литва назвала "экономическим удушением" желание России использовать свои порты
Киев намерен получать от ЕС по пять миллиардов евро ежегодно
Эрдоган призвал турецкую диаспору в Германии голосовать против партии Меркель
Киев намерен получать от ЕС по пять миллиардов евро ежегодно
Spiegel и ARD: пьяный спецназ Германии массово "зиговал" на вечеринке
Ксавье МОРО: когда нелегалы понимают, что в Европе тяжелая жизнь, они начинают террор
Киев намерен получать от ЕС по пять миллиардов евро ежегодно
Бывшему полковнику Квачкову продлили срок заключения
Россияне отказались менять совесть на холодильник
Бывшему полковнику Квачкову продлили срок заключения
Ксавье МОРО: когда нелегалы понимают, что в Европе тяжелая жизнь, они начинают террор
Пламен ПАСКОВ: проект АЭС в Белене был зарублен по политическим причинам
Мэр Сиэтла: памятники Ленину — "символ ненависти, расизма и жестокости"
Мэр Сиэтла: памятники Ленину — "символ ненависти, расизма и жестокости"
Козел-мэр возглавил город в Ирландии
Откуда и как Навальный черпает силы для борьбы с коррупцией
Ксавье МОРО: когда нелегалы понимают, что в Европе тяжелая жизнь, они начинают террор
Ксавье МОРО: когда нелегалы понимают, что в Европе тяжелая жизнь, они начинают террор