Агитбригада Ходорковского нашла себе дело

Вместо прошения о помиловании защита Ходорковского просит условно-досрочного освобождения для экс-главы ЮКОСа. Юристы не видят перспектив ходатайства об УДО, поданного в читинский суд, а некоторые заявления родственников Ходорковского и вовсе выводят проблему за юридические рамки.

Прошение об условно-досрочном освобождении Михаила Ходоровского было подано адвокатами олигарха в Ингодинский районный суд Читы в среду. Так завершилась длинная кампания, в ходе которой на все лады обсуждался вопрос – пристало ли главе ЮКОСа, миллиардеру Ходорковскому, по досадному недоразумению оказавшемуся не во властных коридорах, куда он стремился, а за решеткой, просить президента о помиловании.

См. по теме: Ультимативно-досрочное освобождение

Помилования решено не просить. Сторонники Ходорковского решили, что это будет равносильно признанию вины, а значит, запланированный судебный процесс в Европейском суде по правам человека будет лишен смысла. Адвокаты экс-главы ЮКОСа по-прежнему усиленно раздувают миф о всесилии «европравосудия». Хотя им прекрасно известно, что в полномочия суда в Страсбурге не входит функция отмены приговоров, вынесенных на территории других государств.

У ходатайства об УДО практически нет перспектив, в этом сходятся как политологи, так и юристы. Прежде всего, в процедуре условно-досрочного освобождения, как и прошения о помиловании, большую роль играет признание заключенным своей вины и раскаяние. Здесь разницы для Ходорковского никакой и его защитники, наверняка, знают это не хуже других юристов.

Кроме того, заключенный должен отбыть не менее 2/3 назначенного судом срока наказания прежде, чем просить УДО. Ходорковский же пока отсидел лишь половину из своих восьми лет. Наконец, экс-олигарх находится в данный момент не в колонии, он пребывает в СИЗО в связи с новым уголовным делом. Формально это не мешает просить об УДО, однако вряд ли это будет аргументом «за» для суда, который рассмотрит в течение месяца этот вопрос.

«Наличие нового уголовного дела юридически не может являться основанием для отказа в просьбе о рассмотрении возможности условно-досрочного освобождения. Но если подавший ходатайство проходит в качестве подозреваемого и к нему по этому делу может быть применена мера пресечения – арест, этот фактор может учитываться», - заявил в этой связи «Правде.Ру» вице-президент Общероссийского союза юристов Владислав Гриб.

 Одновременно в четверг через СМИ было распространено письмо матери Ходорковского к президенту РФ Дмитрию Медведеву с просьбой сделать подарок к золотой свадьбе родителей – отпустить сына домой. Ход сколь беспроигрышный с эмоциональной точки зрения, столь и абсурдный с юридической. Как президент должен сделать такой подарок – на манер председателя обкома воспользоваться «телефонным правом», позвонить и приказать отпустить? Надавить на суд?

Кстати, если бы вместо УДО было бы подано прошение о помиловании, президент по крайней мере имел бы возможность сделать такой «подарок». Однако ход был выбран сложный, нетривиальный, к освобождению не ведущий, но весьма выгодный с точки зрения давления на эмоции. Защита Ходорковского заявлениями и обращениями сама выводит его дело из юридической плоскости в плоскость неправовую. Надо полагать, делается это в расчете на все тот же Страсбургский суд. И нынешние игры с правосудием – лишь элемент подготовки к нему.