Регионализм в России: угроза нарастает?

Возможно ли возрождение "региональной вольницы" 90-х годов прошлого века? Этот вопрос приходит на ум при знакомстве с рядом тревожных новостей, посвященных таким, казалось бы, различным проблемам, как школьные программы, тарифное регулирование, праздники, федеративные отношения и политика в отношении различных регионов страны.

Совсем недавно информагентства много писали о судьбе договора о разграничении полномочий между Российской Федерацией и Республикой Татарстан. На данный момент все поутихло, но основной вывод, к которому пришли СМИ, — это то, что никакого нового договора Москвы с Казанью не будет. Таким образом, казалось бы, окончательно подведена черта под периодом "региональной вольницы", бушевавшей в России в конце прошлого века.

Начало "вольнице" положила знаменитая фраза тогдашнего президента Бориса Ельцина: "Пусть берут суверенитета столько, сколько смогут". После этого были две чеченские войны, которые показали, что на деле суверенитет России был и оставался неделим.

Однако практика частичного суверенитета регионов существовала. Достаточно вспомнить, как те или иные регионы запрещали вывозить со своей территории товары. Или, например, опыт формирования крупных межрегиональных объединений типа "Большого Урала" или "Сибирского соглашения". Последнее, кстати, существует до сих пор, хотя Кремль, учтя эти тенденции, создал собственную макрорегиональную модель: федеральные округа.

Стратегия Кремля при президенте Владимире Путине была постоянно направлена на объединение государства, на пресечение любых поползновений превращения его в аморфный конгломерат более или менее самоуправляемых территорий. Это удавалось на протяжении долгого времени.

Однако вирус регионализма оказался живуч. Он активируется каждый раз на фоне дефицита ресурсов и сбоев в работе системы их перераспределения. Вынужденные экономить, регионы естественным образом стремятся замкнуться на себя, обеспечить себе максимально возможный контроль над ресурсами. И в этом деле проявляют буквально дьявольскую изобретательность.

И к великому сожалению, им слишком часто удается убедить центральные власти в своей правоте, добиться создания в различных частях страны особых режимов. Это ведет к размыванию единого пространства государства. Чтобы противодействовать подобным тенденциям, необходимо руководствоваться логикой государственного строительства, отличной от рыночной. Но это оказывается не под силу многим.

В качестве примеров того, как регионы добиваются прямого доступа к федеральным ресурсам, можно привести министерства по делам Северного Кавказа, по развитию Дальнего Востока. Было еще и Министерство по делам Крыма, но его упразднили пару лет назад.

Эти структуры, по сути, дублируют соответствующие федеральные округа. Плюс к этому функционируют специальные федеральные фонды и корпорации (Корпорация развития Северного Кавказа и Фонд развития Дальнего Востока). На вопрос, зачем это нужно, вразумительного ответа наверняка не добиться. Понятное дело: оптимизация, мобилизация, улучшение управления, оперативность принятия решений… Но опыт Минкрыма убеждает: подобный инструмент далеко не всегда эффективен. Кто поручится, что в какой-то момент не появятся министерства по делам Севера, Урала, Сибири… Ведь, если быть честными, решения тут во многом зависят от лоббистских возможностей.

Но даже без тиражирования этого специфического опыта Северного Кавказа и Дальнего Востока спрашивается: целесообразно ли подобное выделение внутри государства огромных территорий, на которых действуют, в частности, особые налоговые режимы? Это ведь не отдельные особые экономические зоны, не территории опережающего развития в масштабах города или района.

Вспомним, что нечто подобное было оформлено тем самым федеративным договором центра с Татарстаном. Республика и была по нему на особом положении в ряду всех остальных субъектов РФ. История с Татарстаном вроде бы завершилась (хотя тут нет однозначного мнения). Но ей на смену идут (уже пришли) макрорегионы, имеющие собственные министерства, то есть прямые рычаги влияния на решения, принимаемые в московском Белом доме и в Кремле.

Но оставим эту тему. Обратим внимание на недавнее заявление президента Путина о недопустимости навязывания школьникам обучения неродному языку. Оказывается, в некоторых регионах детей буквально заставляют учить помимо обязательного русского языка и языки местные. Ситуация настолько серьезна, что ею занимается сам глава государства.

Спору нет: чем больше языков человек знает, тем лучше. Особенно если речь идет о языке народа, с которым проживаешь в одной стране бок о бок. Но зачем заставлять? Ведь за навязыванием изучения языка последует и такое же вовлечение в иноязычный культурный контекст. Звучит сложновато; чтобы было понятнее, сошлемся на заявления руководителя Федерального агентства по делам национальностей (ФАДН) Игоря Баринова.

По его словам, приводимым РИА "Новости", около 50% культурно-массовых мероприятий в России — это региональные фестивали и праздники. Именно региональные, а не федеральные. Как считает Баринов, это демонстрирует "очень серьезный перекос" в сторону региональной повестки. "Неправильно, когда общегосударственные праздники в национальных республиках остаются на втором плане, и их затмевают региональные какие-то дни, региональные праздники", — сетует он.

Это означает, что на уровне символов (в которых и заключается смысл любых праздников) единое российское государство затмевается малой родиной. Той самой малой родиной, с которой еще в горбачевские времена начался распад СССР.

И в этих условиях, когда Россия как целое становится все более абстрактным понятием, особенно для молодежи, появляются поистине потрясающие нововведения: курортный сбор, к которому хотят добавить еще и рекреационный сбор. Их суть в том же феодальном праве регионов бороться за ресурсы любыми способами: тот, кто приехал, например, в Краснодарский край, должен платить. Мало ли, что этот край — территория твоей страны, свободное перемещение по которой гарантировано тебе Конституцией. Краю не хватает денег. Так что платите. Это курортный сбор, причем от него хотят избавить жителей самого края.

Конечно, тем регионам, которые не смогли записать себя как туристские направления, стало завидно. И для них уже придумали свой сбор — рекреационный. Его намерены взимать с тех, кто посещает "популярные туристские направления".

Само собой, юридических определений ни туристского направления, ни популярного направления не существует. Поэтому все зависит от лоббистских возможностей соответствующих администраций.

А если Москва заявит, что она является популярным туристским направлением и крупнейшим туристским объектом на территории РФ? И начнет взимать пятаки и гривенники с каждого въезжающего? А ведь это было бы совершенно логично: чем столица отличается от Ростова Великого или Сочи?

В результате простое посещение родственников, проживающих в другом регионе, становится дорогим удовольствием. Никто ведь не будет выяснять, приехали вы отдыхать, учиться, в командировку или к больной бабушке… Приехал — плати!

Да ведь еще доехать надо. Ни для кого не секрет (об этом даже на прямой линии президенту говорили), что стоимость передвижения по просторам нашей необъятной родины такова, что поездки за границу обходятся дешевле. Тарифная политика РЖД и авиаперевозчиков как будто специально нацелена на прекращение любого пассажирского сообщения между частями государства. Оно и понятно: они действуют в рамках логики рыночной, но не государственной. А для функционирования рынка мобильность населения и сохранение человеческих связей между гражданами одной страны — излишество. Такое же излишество и бесплатный национальный роуминг, против которого так выступают чиновники.

Глядя на все это, сложно не придти к мысли о том, что риски расползания государства снова нарастают, как это было в лихие 90-е. Базовая причина понятна: дефицит ресурсов в очень жестких внешних условиях. Но смягчения этих условий не предвидится: Запад вводит новые санкции. Легче не станет, денег не прибавится. Поэтому необходимо срочно менять стратегические установки и ставить во главу угла сохранение единого государственного, культурного, экономического, юридического, транспортного, туристического пространства России.

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
Нейтральный флаг нам в руки: как Россия заткнет рот Родченкову
Большинству российских спортсменов не нужен флаг страны
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Названа причина аварии после пуска с космодрома "Восточный"
BBC: Британия вслед за США попалась на финансировании террористов
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Как быстро очистить машину от снега
В Варшаве объяснили, что означает жизнь без Украины
"Нафтогаз" призвал США сорвать "Северный поток-2"
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Нейтральный флаг нам в руки: как Россия заткнет рот Родченкову
Названа главная причина развития слабоумия
Названа главная причина развития слабоумия
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы
Не читал, но осуждаю: в чем проблема Конституции РФ
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Не читал, но осуждаю: в чем проблема Конституции РФ
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны

Русская эскадра - не просто набор слов. Это историческое название последнего соединения кораблей и судов Императорского флота России. Именно она эвакуировала из Крыма армию генерала Врангеля и гражданское население. Беженцев приняла Франция, предоставив эскадре стоянку в Тунисе, в городе Бизерта. Судьбы большинства беженцев поистине трагичны…

Последнее пристанище Русской эскадры