Автор Правда.Ру

ВЕРОНИКА БОРОВИК-ХИЛЬЧЕВСКАЯ: «ЗА НАМИ НЕ СТОЯТ ОЛИГАРХИ. НО ПОБЕДИТЬ НАС ПРАКТИЧЕСКИ НЕВОЗМОЖНО»

ВЕРОНИКА БОРОВИК-ХИЛЬЧЕВСКАЯ: «ЗА НАМИ НЕ СТОЯТ ОЛИГАРХИ. НО ПОБ

Беседа с Вероникой Боровик-Хильчевской, президентом холдинга «Совершенно секретно»

 

  - Мой собеседник сегодня - очень красивая женщина, не потерявшая самообладания, Вероника Юрьевна Боровик – Хильчевская.

 Действительно ли легко было создать холдинг, который несет людям либо страх, либо уважение?

 

 - Я знала Артема очень много лет. Мы познакомились в 1971 году и продолжали все время общаться. Он был совершенно независимым человеком… Я общалась с очень высокопоставленными людьми, и они мне говорили, что Артем был одиночка. И это было действительно так. Поэтому и холдинг получился абсолютно независимым. Он полностью отражал характер Артема.

 Для Артема было сложно ощущать себя сыном Генриха Боровика, особенно когда он понял, что его призвание - журналистика. Его отец уже не просто состоялся как журналист-международник, политический обозреватель - его имя гремело тогда на всю страну. Он был невероятно талантлив, его материалы надолго запоминались.

 Но для Артема было принципиально - он все должен делать сам. И все его основные жизненные решения были приняты им в одиночку. Он никогда не опирался на отца.

 По распределению ему предложили пойти работать в МИД, это была очень престижная работа. Но он отказался и пошел работать в газету. Самые престижные издания того времени - «Правда», «Известия», были рупором идей ЦК КПСС. У корреспондентов этих газет, работающих за границей, было очень прочное и независимое положение. Артем туда не пошел - он начал работать в «Советской России».

 Он все время просился в Афганистан… При этом он боялся говорить об этом родителям, потому что знал, что это вызовет негативную реакцию. Я хорошо помню, как он однажды сказал мне - еще когда ухаживал за мной - что решил поехать в Афганистан, и какое впечатление произвели на меня его слова… Артем буквально выбил себе эту поездку. Решение о ней он держал в секрете до самого последнего момента. Это была его первая заграничная командировка.

 Первые материалы Артема были о том, о чем еще никто не писал. В то время было принято писать, что советские солдаты в Афганистане строят школы, выращивают цветы, занимаются благотворительностью и так далее… А о том, что там была смерть, - этого не было нигде в прессе… Но война шла уже не первый год, и люди там умирали реально. Тогда Артем об этом впервые написал… Статья была опубликована в «Советской России» - первый его материал о том, что он действительно видел…

 Ему было мало одной командировки - он очень хотел вновь поехать в Афганистан. Но главный редактор ему отказал. Тогда Артем пошел к редактору «Огонька» Коротичу, и тот предложил ему новую работу. У Артема было одно условие: только если пустят в Афганистан. Было очень сложно пробивать поездку, требовалось особое разрешение… Оно, в конце концов, было получено, но тоже с одним условием: на передовую Артема не пускать.

 Таким образом, он оказался второй раз в Афганистане, результатом чего стала серия блестящих очерков. Они казались настолько неожиданны для советского журналиста, что их перепечатывал журнал «Live» и другие ведущие мировые издания.

 Затем он поехал в Афганистан на вывод войск. Он выезжал вместе с последним бронетранспортером… То, что происходило, - это было ужасно. Тогда-то он снял свои знаменитые кадры, снял последнего погибшего советского солдата в Афгане… И вновь засел за очерки и за книгу.

 В это же время происходят следующие события. С одной стороны, его приглашают учиться в Нью-Йоркский университет, дают бесплатно грант. Он всегда хотел заниматься кино… С другой стороны, «Огонек» «напрягается» по поводу его материалов, потому что их перед публикацией все время надо «пробивать»… Он было уже собрался ехать учиться, но потом передумал и сказал, что не может оставить здесь свою книгу, так как ее в этом случае уже никогда не опубликуют, без него…

 Он отказался от гранта, и мы остались в Москве. За поддержкой Артем обратился к Юлиану Семенову. Книга «шла» очень тяжело, проходила сквозь различные цензуры, но все же была опубликована. После этого Юлиан предложил Артему работать в газете «Совершенно секретно», которая начала выходить в 1989 году. Он чувствовал его огромный творческий потенциал и относился к Артему как к товарищу.

 Артем начал работать в «Совершенно секретно». И тут с Юлианом произошло несчастье, у него случился первый инсульт. Всю работу газеты (тогда это еще была и международная штаб–квартира детективного политического романа), которую организовал Юлиан Семенов, Артем взял на себя.

 Отец ему при всем желании не помочь не мог. У Генриха тогда был очень тяжелый период в жизни. Тем более, еще когда мы с Артемом начали жить вместе, договорились, что ни у его, ни у моих родителей мы ничего не берем. Это абсолютно отвечало и его, и моему пониманию жизни. Все, что мы делаем, - мы делаем сами. Все наши проблемы – это наши проблемы. Мы сами реализуем себя в жизни. Родители же дали нам самое главное - воспитание и образование… Поэтому никогда никакой помощи не было. А отношения между Генрихом и Артемом были очень уважительные.

  - Насколько сейчас вы придерживаетесь тех взглядов, которые отстаивал Артем?

 

 - Я всегда поддерживала Артема в его стремлении к независимости. То, как он создал холдинг «Совершенно секретно», - это было уникальное явление. Он, повторю, был полностью независимым человеком…

 Мы сейчас дружим с московским правительством, но эта дружба основана не на «финансовой основе», а на том уважении, которое испытывал Артем к Юрию Михайловичу Лужкову. Это их дружба. А наш холдинг финансово не зависим ни от кого.

 У нас, единственное, на сегодняшний день есть связь с одними американскими партнерами. Они испытывают тихий ужас перед нашей страной и нашей экономикой. Они никогда мне не дают советы - они изумляются. Тем, что газета до сих пор продолжает выходить, пользуется такой популярностью… Они не знают, как, почему это происходит, но боятся задавать вопросы. Больше у нас нет никаких партнеров, мы храним независимость, заложенную Артемом.

 Я считаю, что это - краеугольный камень нашей репутации и нашего бренда «Совершенно секретно». Люди нас читают и любят, так как они знают: мы пишем не потому, что нам кто-то приказал, а потому, что мы так действительно считаем, и у нас всегда есть, чем доказать свое мнение, конкретные факты. Именно поэтому мы выиграли судебные процессы с Ковалевым, с Поколи. Мы позволяем себе писать то, что не могут позволить себе другие. Это - репутация, она стоит всего дороже.

 Это то, что заложил Артем, и если я хочу, чтобы его имя продолжало жить, чтобы люди о нем помнили, его издания должны продолжать его путь.

  - За счет чего вы существуете?

 

 - Мы выживаем с большим трудом. Но, видимо, я хороший менеджер. И, главное, у нас - холдинг. Это значит, что у нас есть издатель, есть газета «Совершенно секретно», есть журнал «Лица», телекомпания, которая делает две программы… Это продукт, и мы его продаем. У нас есть «Версия». То есть, когда тяжело, я всегда могу могу «балансировать». У нас одно время были большие проблемы на телевидении. Сначала нам не платило РТР, потом нам перестал платить Гусинский…

 Но когда наступают черные времена у одного из изданий, другие издания его поддерживают. Так мы все время и держимся. Возможность существовать - в том, что мы разные. Мы продолжаем издавать книги, мы продолжаем делать спецпроекты, мы устраиваем презентации.

 У нас, в общем, блестящая команда. Артем собирал ее по крупицам, по каждому человечку. И за все эти годы сложился очень сильный, сплоченный коллектив. У нас, кроме всего, великолепный рекламный отдел, юридический отдел. У нас ни один материал не выходит без визы юриста. Поэтому судиться с нами сложно. Выиграть у нас практически не возможно.

 У нас персональная ответственность в каждом подразделении. Мы знаем, что кроме себя нам опираться не на кого. За нами не стоят олигархи. Поэтому, если мы хотим жить, мы должны работать.

  - Что вы думаете о Гусинском?

 

 - Для меня был показателен момент, когда НТВ собиралось показывать фильм об Иисусе Христе – «Последнее искушение Христа» Скорсезе, который у Православной церкви вызывал очень сильное отторжение. К Гусинскому обращались тогда представители Московской Патриархии с просьбой не демонстрировать эту картину… Гусинский заявил, что это частный канал. Он показал фильм.

 Это закончилось тем, что Русская Православная Церковь все свои счета в Мосбанке закрыла и перевела их на другой банк… Но нужно ли было себя так вести и портить отношения с Церковью? Не надо считать, что ты святее Папы Римского, что ты можешь позволять себе что угодно, не уважая взгляды миллионов людей. Гусинский просто потерял связь с реальностью. Очень жаль, потому что это был талантливый человек.

  - Были ли попытки расправиться с вами?

 

 - У нас были проблемы, и они до сих пор продолжаются… Борьба не перестает. Я считаю, что сегодня существует цензура на первом общероссийском ТВ-канале. Ее вводят под другими названиями, но она есть. Однако и у нас есть поддержка наших читателей. Мы маленькие, но при этом очень громкие.

 Мы сделали рекламный клип, вместе с Юрием Грымовым. Несмотря на то, что стоимость рекламы была проплачена, нам отказали в последний момент ставить этот ролик, «по этическим соображениям».

  - Насколько для вас было неожиданно то, что случилось с вашим супругом?

 

 - Конечно, неожиданно. Хотя с другой стороны, вся осень была безумно напряженной из-за той политической борьбы, которая шла за парламент. Артем занял тогда однозначную позицию, а одновременно с ним - и весь холдинг. На нас оказывалось огромное давление, вплоть до того, что господин Лесин должен был уехать в Америку. Там он встречался с нашим партнером, где недвусмысленно намекнул о том, что его инвестиции находятся в большой опасности, поскольку нашу газету лишат лицензии. Это было связано с тем, что мы занимали позицию, совершенно противоположную позиции господина Лесина.

 Наш американский партнер среагировал очень бурно - он рассказал всем, как его пытаются шантажировать. Это было очень неприятно кое-кому. После нового года ситуация разрядилась. У Артема были мысли уйти в политику, но после выборов он решил заниматься бизнесом, дальше развивать газету…

  - Что вам дало возможность пережить такую страшную трагедию?

 

 - Дети.

  - Ваши дети тоже хотят быть журналистами?

 

 - У нас двое детей, одному шесть, другому четыре. Пока сложно сказать, они сейчас больше хотят быть «космическими воинами». Я - мама демократических взглядов, и считаю, что то, что они захотят, - так пусть и будет.

  - Вы всегда в вашей газете поддерживали мэра Москвы Юрия Лужкова. Почему вы это делаете?

 

 - Я лично испытываю к нему глубочайшую симпатию. Я считаю, что это абсолютно неординарный человек, который очень много сделал для Москвы. Город просто не узнать, сюда всегда хочется возвращаться. Я считаю, что сегодня это один из самых интересных, энергичных, эмоциональных, неповторимых городов мира. Здесь интересно работается и живется.

 И это во многом благодаря Юрию Михайловичу, потому что именно он организовал жизнь города таким образом. Он привлекает инвестиции, строит дороги, обязал компании реставрировать старинные здания… Я считаю, что нам просто повезло, что у нас такой мэр! Он очень предан в дружбе, если человек - его друг, то он не бросит его никогда. Он очень приятный в общении человек, очень доброжелательный, открытый.

 У него особое видение экономического развития. Он делает ставку на развитие малого бизнеса. Создает все условия, чтобы развивался средний слой. Тех возможностей, которые существуют в Москве для представителей малого бизнеса, ни в какой другой части России нет.

  - Я знаю, что ваш холдинг проводил очень много благотворительных акций. Вы приглашали артистов выступать перед военнослужащими, которые были в Чечне…

 

 - Да, мы делаем это каждый год.

  - Вы можете в заключение нашей беседы что-нибудь сказать тем, кто получил свой бизнес, на крови?

 

 - Все началось при участии Березовского. Все началось тогда, когда конфликт в Чечне спровоцировали, создали на пустом месте, решили сделать маленькую войнушку и заработать на этом много денег. Началось с того, что наш бывший министр обороны Грачев угробил наших ребят-танкистов…

 Сегодня мы до сих пор пожинаем плоды того, что было сделано в период первой чеченской войны. Нельзя было провоцировать, нельзя было вооружать этот регион, а потом устраивать с ним маленькую войну, для того лишь, чтобы «отмыть» свои деньги!

  - Что бы вы могли пожелать нашим читателям? Кто вы по жизни: пессимист или оптимист?

 

 - По жизни я оптимист. Я очень активный и энергичный человек. Я не могу сидеть на месте. Если мне страшно или грустно, я начинаю особенно много работать. Я считаю, что это выход.

 Желаю, чтобы закончилась война, чтобы мы не боялись своих детей отправлять в армию! Желаю, чтобы мы могли гордиться своей страной.

  - Вы верите в возможность всего этого?

 

 - Если бы я не верила, то об этом бы не говорила. Глаза боятся, а руки делают. Если каждый из нас на своем месте будет работать на совесть, - может быть, тогда у нас и будет нормальная, хорошая развитая, цивилизованная страна.

 

  Беседовал Илья ТАРАСОВ

 ПРАВДА.Ру

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Комментарии
Владимир ОЛЕЙНИК: украинцы больше не видят перспектив в собственном доме
Три российских спутника не выходят на связь после запуска
Скандал: День независимости Украины на фоне карты без Крыма
МИД России рассказал, как Россия откажется от доллара
Три российских спутника не выходят на связь после запуска
Порошенко возвестил о желании поднять украинский флаг над Севастополем
Рост цен и доходы россиян: главные задачи правительства — Никита МАСЛЕННИКОВ
Провинциальный роддом заплатит гигантский штраф за подмену детей
Почему человечество может остаться без мороженого
Порошенко возвестил о желании поднять украинский флаг над Севастополем
Рабочий зарезал троих на заводе "ГАЗ"
Дипломаты США послали россиян подальше
Флот США к ядерному удару готов
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Штаты собираются оккупировать энергетический рынок Европы — Рустам ТАНКАЕВ
Экс-депутат Рады сравнил курорты Крыма и Херсонщины
Дипломаты США послали россиян подальше
Порошенко возвестил о желании поднять украинский флаг над Севастополем
Порошенко возвестил о желании поднять украинский флаг над Севастополем
Почему нашему государству пора объявить войну офшорам