Автор Правда.Ру

ОН НЕ БЫЛ КРУПНЫМ ПОЛИТИКОМ, НО ПРОВОДИЛ ГОСУДАРСТВЕННУЮ ПОЛИТИКУ В БОРЬБЕ С ПРЕСТУПНОСТЬЮ

Бывший начальник отдела по борьбе с организованной преступностью МВД СССР Александр Гуров рассказывает нашему корреспонденту о Викторе Баранникове

 

  Девять лет назад, 21 июля 1995 года на своей даче от скоропостижного инсульта неожиданно скончался Виктор Павлович Баранников, последний министр внутренних дел СССР, человек загадочной судьбы и истории, как писали о нем в зарубежной прессе. Виктор Павлович успел побывать министром трижды - МВД РСФСР, МВД СССР (последние 4 месяца существования Союза) и даже руководителем Министерства безопасности.

 

 Каким же он был? Как использовал свою власть? Сегодня о своих воспоминаниях рассказывает корреспонденту ПРАВДЫ.Ру генерал-лейтенант МВД Александр ГУРОВ, автор популярных романов о борьбе с коррупцией, мафией и преступностью, начальник отдела по борьбе с организованной преступностью МВД СССР, при Баранникове заместитель начальника центра общественных связей (ЦОС) Министерства безопасности РФ, ныне председатель Комитета Безопасности Госдумы России.

 

  - Александр Иванович, каким человеком был Виктор Павлович Баранников?

 - Я его знал еще по работе в МВД СССР, хотя в тот период мы с ним лично мало контактировали. В 1991 году он был зам министра МВД Азербайджана, и по тем временам там складывалась очень серьезная обстановка с преступностью. Мы проводили целый ряд комплексных операций по ликвидации мафиозных групп, действующих на территории России, но состоящих из представителей различных государств.

 В Киргизии мы проводили операцию против очень мощной преступной группировки, в которую входили преступники из шести республик России.

 Я помню, как мы раскручивали в Грузии дело о безвозмездных поставках Афганистану, когда целый ряд фирм, получив заказы от правительства Грузии на пошив одежды, обуви для отправки в Афганистан, на самом деле загружали эти вагоны макулатурой, и эти вагоны за взятку признавались как вагоны, содержащие кондиционный товар.

 

 Афганская сторона не возмущалась. И мы тогда арестовали серьезных должностных лиц. Дело засекретили. Это было завуалированное хищение денежных средств СССР.

 

 Так было в каждой республике, в том числе и в России. Неудивительно, что и в Азербайджане тогда сложилась очень сложная обстановка. Меня вызвал председатель КГБ Вадим Бакатин, тогдашний министр безопасности, и сказал, что надо проследить наличие коррумпированных связей в Азербайджане. Я связался с Баранниковым, и мы направили туда оперативную группу. Он нам оказал огромную помощь в этом деле. Он проводил государственную политику по борьбе с преступностью, хотя он не был крупным политиком.

 

 Затем его назначили заместителем министра внутренних дел России. У нас появилось дело о контрабанде компьютерной техники. Одна из фирм, действующих в России, связалась с болгарской стороной на поставку компьютеров в Россию. Они использовали фонд «Содействия борьбе с наркотиками», в него входили люди из МВД. Их использовали втемную. Таким образом, деньги в фонд поступали от контрабанды. Мы вели разработку этого дела. Мы подозревали одного высокопоставленного чиновника, который потом выбросился из окна. Но есть подозрения, что ему помогли это сделать.

 

 Нам было очень тяжело работать по этим милицейским чиновникам. Я обратился за помощью к Баранникову. Он со свойственной ему экспрессивностью, помог нам завершить наши мероприятия.

 

 Баранников был очень порядочным человеком. Например, после 1991 года, после нашей «микрореволюции» произошла смена власти, Баранников стал Министром внутренних дел СССР. Перед ним была поставлена задача, снять всех генералов. И он сделал это по-человечески, отправлял их на пенсию, никого не узурпировал.

 

 Я в то время был начальником отдела МВД по борьбе с организованной преступностью, наркобизнесом и коррупцией. Через наши агентурные дела проходила информация о причастности к отдельным преступлениям как членов ЦК КПСС, так и некоторых руководителей «демократической России».

 

 Я был тогда депутатом, много выступал, и у многих создалось такое впечатление, что наше управление ведет разработку некоторых политических деятелей. На самом деле, этого не было. Но нас считали очень опасными.

 

 Из МВД я ушел в КГБ. Мы с Баранниковым очень сдружились в КГБ.

 В то время депутаты просили Ельцина принять закон о люстрации. Этот закон ставит вне закона людей, проработавших 5-10 лет в органах власти, в КГБ, в ЦК КПСС, на генеральских должностях. Таких людей набиралось несколько десятков миллионов. Это привело бы к партизанщине, и к дестабилизации в стране.

 

 Ельцин и его советники в данном случае поступили мудро. Они не приняли этот закон. Но Баранникову последовали определенные указания по поводу КГБ.

 

 Мне Баранников предложил идти первым заместителем начальника Центра общественных связей. Я туда пошел. Там работало около 90 человек. Мне было с ними очень интересно работать, они были хорошими профессионалами. Их собирались увольнять, и передо мной встал вопрос, как спасти этих людей.

 

 Я обратился за помощью к Баранникову. Мне посоветовали написать поручительства на своих сотрудников. Благодаря его помощи мы сохранили людей. Многие из них потом ушли в службу безопасности президента, консультантами в президентские структуры. Они принесли много пользы России.

 

 Дальше ситуация стала развиваться таким образом, что Баранников стал занимать государственническую позицию. Отдельные политические группировки хотели развалить КГБ, а Баранников наоборот, занимался реформированием и старался сохранить структуру.

 

 У Баранникова стали появляться материалы на людей, работавших с Ельциным. Таким образом Виктор Павлович становился опасен. Он не был крупным политиком, был государственным человеком, он полностью доверял президенту Ельцину и считал, что его никто не снимет. Хотя я его предупреждал, что не все так гладко.

 

 Про него стали распространяться слухи, что он метит на президентское место. Это повлияло на снятие его с поста. Он не верил в это до самого последнего момента. Это было в июле 1993 года, в четыре часа дня передали, что Баранников снят с должности.

 

 Баранников был настоящий русский генерал. Это был очень добрый и порядочный, открытый человек. Эта открытость и вера в людей в какой-то мере и погубила его.

 

 В КГБ сначала его восприняли настороженно, потом, когда увидели его действия, к нему стали относиться с большой благосклонностью. Но был такой момент, когда ему надо было выступать на Верховном Совете. На съезде депутатов Верховного Совета он выступил очень хорошо, ему долго аплодировали. До этого он дал нам на экспертизу свой подготовленный доклад.

 

 Когда я его прочитал, я пришел в ужас. Либо тот, кто писал доклад, не был профессионалом, либо это было сделано умышленно. Я склоняюсь ко второму варианту. Если бы он выступал с этим докладом, то выглядел бы безграмотным милиционером. Мы этот доклад переработали. И он уже выступал с нашим докладом.

 

 Был еще один момент. Нас обоих выдвигали на должность Министра внутренних дел. Он бы тогда не прошел. Я тогда был членом Верховного Совета. Его выдвигал Иван Силаев, тогдашний Председатель Правительства. Меня выдвигал комитет Аслаханова. Все проголосовали за меня.

 

 Три часа меня допрашивала специальная экспертная комиссия. Отзывы были самые блестящие. Были перспективы занять эту должность. Но когда я увидел, что Баранников хочет занять эту должность и у него есть для этого все возможности, я пришел к выводу, что министром мне становиться не хочется. Чтобы у Баранникова не было иллюзий, что я ему буду мешать, я ему прямо, сказал о своей поддержке. И он стал Министром внутренних дел.

 

 В политике постоянно идет грязная борьба. Наша задача заключается в том, если ты знаешь человека, то просто нужно вести себя достойно по отношению к нему.

 

 Заканчивая свои воспоминания о Баранникове, я могу сказать, что когда он оказался в Белом доме, для нас это было удивление. Он был предан президенту. Он никогда не говорил о Ельцине плохо. Я убежден, что Баранников никогда бы не пошел, ни на какой эксесс против любого президента. Этот человек был верен присяге и военным традициям.

 

 До него над КГБ просто издевались. Баранников приказал прекратить этот беспорядок. Он говорил, что мы должны беречь государственные тайны. При нем была открыта приемная ФСБ. Он ввел там много демократических правил, но не до абсурда.

 

 Для меня до сих пор остается загадкой, почему Баранников оказался в Белом доме. Одни говорят, что он обиделся, изменил Ельцину и поэтому пошел в Белый дом. Но когда я анализировал события, которые произошли в Белом доме, я обнаружил интересный эпизод.

 

 Баранников, будучи в Белом доме, встречается там с Барсуковым и они обнимаются. Более того, с Баранниковым велась беседа, и определенные должностные лица предлагали ему покинуть Белый дом, и уехать послом в Африку. Он отвечал, что подумает, и опять ушел в Белый дом. Мы уже тогда понимали, чем это все кончится, и Баранников сам понимал это.

 

 Возникает вопрос, почему он там был? Ни в его характере предательство и обида. Он там никого не призывал к оружию. Мое предположение, не исключено, что Ельцин был обеспокоен, это подтверждают люди в своих воспоминаниях, что прольется кровь, особенно когда давал инструктаж спецназу. Ельцин дал им время, несколько часов на разведку.

 

 То есть Ельцин был обеспокоен, что может пролиться много крови. Я думаю, что Баранников был там по заданию Ельцина. Еще один эпизод, подтверждающий мою мысль. Там была Татьяна Ивановна Корягина, это честная женщина, порядочный ученый. Я спрашивал ее, как там было, она отвечала, что если бы не Баранников, там пролилось бы много крови. Я спросил ее, в чем была тогда его роль? Она отвечала, что он их просто успокаивал, разъяснял, он не давал развиваться панике.

 

 Почему он не ушел, подвергая себя серьезной опасности? Значит, были на то причины. Он не был агрессивен, как некоторые генералы, которые призывали поднять внутренние войска. Баранников этого не делал, он не призывал к топору и оружию. Он не катализировал ситуацию. А наоборот, спасал, делал все. Чтобы меньше пролилось крови.

 

 Когда он умер на даче, для меня это было очень неожиданно. Пошли домыслы, что его отравили, и так далее. Все это походило на правду. Когда Баранников умер, он был как бы в опале, а на похороны пришло около тысячи человек. И каждый год на его могиле собирается до трехсот – пятисот человек.

 

 Я потом поинтересовался у одного человека, который его очень близко знал, он сказал следующее, что Баранников умер от острой сердечной недостаточности. У него была болезнь, и он ее скрывал, у него всегда было очень высокое давление, гипертония. Так, что смерть все-таки могла быть естественной. Домыслы всегда существуют, и будут существовать.

 

  Записал Илья Тарасов

 ПРАВДА.Ру

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках, Google+...

Комментарии
Британские СМИ нашли "женщину-убийцу" в деле "Новичок"
Британские СМИ нашли "женщину-убийцу" в деле "Новичок"
Британские СМИ нашли "женщину-убийцу" в деле "Новичок"
Белорусы объявили "палачом" Александра Суворова
Белорусы объявили "палачом" Александра Суворова
В США назвали причину ядерного удара по Москве
Россия сама отдает Выборг Финляндии
Трамп сделал сенсационные заявления о Крыме, Путине и НАТО
Известный футболист рассказал о геноциде, устроенном властями Украины
Сотни рабочих взбунтовались в Тобольске из-за зарплаты
Новые подтверждения: США готовились поставить в Крыму флот НАТО
Новые подтверждения: США готовились поставить в Крыму флот НАТО
Раскрыта семейная тайна «фабриканта» Романа Архипова
Белорусы объявили "палачом" Александра Суворова
Белорусы объявили "палачом" Александра Суворова
Белорусы объявили "палачом" Александра Суворова
Белорусы объявили "палачом" Александра Суворова
Министр энергетики рассказал, что в России думают о контракте по транзиту через Украину
В Турции раскрыли детали смертельной ссоры россиянина и украинца
Порошенко велел остановить "провокации России" в Азовском море. Топить будут?
Леонид ИВАШОВ — о создании военно-учебных центров при вузах