Автор Правда.Ру

ЕКАТЕРИНА МАКСИМОВА: НОВЫЙ УПК: СМЕРТНАЯ КАЗНЬ ЕСТЬ, НО ЕЕ НЕТ

Сегодня Владимир Путин подписал пакет законопроектов по судебной реформе, а также новый Уголовно-Процессуальный кодекс РФ. Новый УПК предусматривает смертную казнь как высшую меру наказания. Однако с 1996 года в России действует мораторий на приведение в действие такого приговора. Споры о смертной казни возникли с новой силой.

В 1996 году мы хотели стать ближе к гуманной Европе, и ввели мораторий на смертную казнь. Однако подавляющее большинство россиян считают, что мораторий на смертную казнь нужно отметить и отменить немедленно. Чеченские террористы такие, как Радуев, должны быть справедливо наказаны за горе и страдания сотен людей, а не проедать хлеб отечественных налогоплательщиков в колониях строгого режима. Те, кто взрывал дома в Москве и Волгодонске должны получить адекватное наказание за сотни человеческих смертей. И терроризм, и жестокие убийства должны быть наказаны. Тогда, может быть, преступников будет хоть что-то останавливать.

Содержать пожизненно осужденных у российской системы исполнения наказаний средств нет. Тюрьмы переполняются, а обеспечить работой пожизненно заключенных ГУИН тоже не в силах. Для того, чтобы они работали, требуются дополнительные людские и финансовые ресурсы, которых просто нет.

Кроме этих аспектов, у отмены моратория на смертную казнь существует и аспект моральный. Комиссия по помилованию при президенте РФ буквально завалена прошениями осужденных пожизненно. В них одна просьба: расстреляйте меня, я не могу терпеть колючую проволоку до конца жизни. И это при том, что от многих осужденных пожизненно отказались родственники, отвернулись друзья. Для них приговоренный к высшей мере наказания перестает существовать после вынесения такого приговора. На амнистию таким осужденным надеяться тоже не приходится: она на них не распространяется.

Решение о том, быть или не быть в Росси смертной казни, вопрос исключительно государственного уровня. В системе исполнения наказаний смертная казнь существовала всегда, во все времена и во всех государствах. И не нужно на это закрывать глаза, не стоит путать этический и правовой аспект. Этику оставим себе, а право – государству.

Все российское общество за небольшим исключение за смертную казнь. Но любые, самые аргументированные доводы тускнеют перед двумя страшными фактами российской действительности.

Во-первых, любой человек не застрахован от ошибок, ошибаются и следователи и судьи. Например, по громкому делу маньяка Чикатило было расстреляно несколько невиновных человек. Гарантий от таких судебных ошибок ценою в человеческую жизнь никто дать не сможет.

Во-вторых, всем известна высокая степень нечистоплотности российских правоохранительных органов. Для того, чтобы выбить у человека признание даже в преступлении, которого он не совершал, следователи не останавливаются не перед чем. Вплоть до мер физического воздействия. Известно, что у любого российского силового ведомства, в том числе и у МВД, существует «план по задержанным». Должен быть хотя бы один задержанный по подозрению в убийстве в течение месяца. А что делать, если убийств просто не было? Найти труп и «повесить» его на того или иного гражданина. А этому гражданину уже придется оправдываться в суде.

Быть или не быть в России смертной казни – это сугубо внутреннее дело нашей страны, и принимать решение должны государственные мужи, а не обычные граждане. Потому, что в случае ошибок отвечать должны будут чиновники. И только они.

Екатерина Максимова

"ПРАВДА.Ру"

Возвращение к смертной казни наших проблем не решит

За наркотический терроризм - смертную казнь

Комсомольская правда:

Жизнь или смерть

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Комментарии
Война памятников: они и мы
Почему Китай не спешит подписать торговое соглашение с ЕАЭС?
Кравчук — о причинах конфликта России и Украины: "объятия, которые душат"
Кравчук — о причинах конфликта России и Украины: "объятия, которые душат"
Олег АНДРЕЕВ — о псевдоценностях Запада и истинных сокровищах России
Мировой терроризм не обойдет Россию
Названы семь самых неоправданно дорогих продуктов питания
В Москве вместо детского паззла в посылке нашли 30 килограммов наркотиков
Макрон: принимать мигрантов — дело чести
Путин поставил вопрос о конкурентоспособности российских портов
Дмитрий ЛИНТЕР — о том, зачем Эстония привечает радикальных украинских нацистов
Следственный комитет предъявил Серебренникову обвинение
Аналог Царскосельского лицея для одаренных детей появится в Ленинградской области
Потерю Крыма Украина оценила почти в три триллиона рублей
Командование эсминца "Фицджеральд" осталось без работы из-за "потери доверия"
Ту-160 "Белый Лебедь"
Москвич откусил ухо дворнику Махмуду за жену с собачкой
Порошенко снова обещает предложить перемирие в Донабассе
Потерю Крыма Украина оценила почти в три триллиона рублей
Потерю Крыма Украина оценила почти в три триллиона рублей
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать