Автор Правда.Ру

К вопросу о ратификации Договора СНВ-2

Шесть лет парламент России не ратифицирует Договор СНВ-2. Не сделал это Верховный Совет РФ летом 93-го года, отложила его Государственная дума Федерального Собрания РФ предыдущего созыва, не готов, на мой взгляд, это сделать и сегодня нынешний состав Госдумы. И это неспроста.
Подписание главами государств Российской Федерации и Соединенных Штатов Америки Договора СНВ-2 в том виде, в каком мы его имеем сейчас, для граждан России было полной неожиданностью. В период лжеперестройки нас уже приучили к "общечеловеческим ценностям", а фактически к односторонним уступкам со стороны СССР в пользу США. Но в те времена в СССР еще удерживался в целом мощнейший экономический и военный потенциал. Страна имела статус Великой державы. А с насильственным развалом этого уникального государства были утрачены и все эти качества, и законное величие.
Мало того, вместе с развалом Советского Союза была развалена и классическая, в буквальном смысле, непреодолимая оборона, а Вооруженные Силы и Военно-промышленный комплекс в короткие сроки были доведены до степени деградации. Лишь некоторые элементы стратегических ядерных сил сохранили свои возможности, что позволяло нам (и это единственное) еще удерживаться в классе держав, которые пока не отброшены Западом на обочину истории. Но с появлением Договора СНВ-2 для нас открывается и эта горькая перспектива. Ни в военно-политическом, ни в техническом и, особенно, в экономическом отношениях этот договор не отвечает интересам России. Наоборот, он наносит нам такой ущерб, который явится последним и решающим ударом в общей системе ударов "холодной войны" по нашему Отечеству — вначале взрыв Советского Союза изнутри, а теперь добивание Российской Федерации без ведения боевых действий. Такой Договор даже в морально-психологическом плане нами не может быть принят — это открытый диктат нашему народу и унижение его, а не договоренность на равных.
Официальные заявления по этому поводу мною делались в 1995-м, 1996 годах. Это не публикации политолога или социолога, а заявления специалиста, который на протяжении многих лет непосредственно занимался вопросами строительства и развития наших стратегических ядерных сил, а также разработкой предложений для руководства страны при рассмотрении проблем их сокращения. Первое заявление в Государственной думе Федерального Собрания РФ по поводу Договора СНВ-2 мною сделано в начале 1996 года. Оно нашло поддержку подавляющего большинства. вспоминаю сейчас об этом документе, чтобы сопоставить то время со сложившейся сегодня обстановкой и снова сделать объективный вывод: ратифицировать этот договор и сегодня нам никак нельзя.
Рассмотрение этого вопроса в Думе и принятие по нему положительного решения может лишь повторить роковой шаг, подобный Беловежскому Соглашению. Такое решение не просто ввергнет страну в новую катастрофу, а уже окончательно и бесповоротно добьет ее, превратит Россию в аморфное состояние с формальной государственной структурой.
У проблемы Договора СНВ-2 есть как минимум три стороны — экономическая, военно-политическая и военно-техническая.
Экономическая сторона проблемы. Реализация Договора СНВ-2 будет для нашей экономики не просто обременительна, а потребует от России разорительных материальных и финансовых расходов, а также непомерных физических и технических усилий. Надо, наконец, понять тем, кто составляет документы на эту тему, что ликвидация (как и реконструкция) любого крупного вооружения, и особенно ядерного, требует таких же расходов (или почти таких), какие тратятся при его создании.
Способна ли сегодня страна на такой шаг (а он вызывается требованиями Договора СНВ-2)? Нет, конечно! Но сегодня нет даже правительственной экономической экспертизы по этому вопросу.
Военно-политическая сторона проблемы.
Реализация Договора СНВ-2 фактически похоронит наши стратегические ядерные силы (СЯС), а вместе с тем и нашу оборону в целом, величие страны, ее суверенитет и государственную безопасность. Тяжелые политические последствия для нас будут обеспечены как в мировом сообществе, так и внутри страны (все взаимно связано).
С реализацией Договора американцы не только получат огромные преимущества по всем позициям и полностью себя обезопасят, но они одновременно поставят нас в положение полного военно-политического банкротства.
Военно-техническая сторона проблемы. Исторически сложилось так, что СССР из триады Стратегических ядерных сил (ракеты наземного, морского и воздушного базирования) в первую очередь развивал Ракетные войска стратегического назначения, то есть ракеты наземного базирования. Они и по количеству (более бОУо от общего числа) и особенно по качеству составляли и составляют сейчас основную мощь ядерного щита нашей страны и, естественно, являются главной опасностью для США. Вот почему американцы предпринимают все, чтобы ликвидировать эти наши ракеты. Что же касается нашего подводного флота и дальней ракетоносной авиации, то они сегодня доведены до такого состояния, что не способны наносить удары по Американскому континенту. Поэтому наши, так сказать, партнеры по переговорам особого интереса к ним не проявляют. Наоборот, подталкивают нас к тому, чтобы мы увеличивали их количество, тратили средства на то, что не может быть гарантировано и эффективно применено против США.
В то же время главную опасность для России представляют ракеты США морского базирования, подлетное время которых составляет 10—12 минут (+ 2—3 минуты, в зависимости от удаления района пуска и вида траектории). Затем идут ракеты воздушного базирования, носители которых и сами крылатые ракеты фактически для нашей ПВО уже сегодня неуязвимы. Что касается устаревших шахтных МБР типа “Минитмен” и “MX”, то они американцами будут сняты с вооружения, даже если не будет на этот счет никаких договоров. Но США хотели бы их “продать” подороже — в обмен на уничтожение нами классических тяжелых ракет.
По условиям Договора СНВ-1 в общем количестве 6000 боевых зарядов, которые могут иметь стороны, мы имели право иметь 1540 боевых зарядов на тяжелых МБР. То есть нам разрешалось оставить
154 пусковые установки (шахты) с ракетами, имеющими разделяющиеся головные части (РГЧ) — по 10 боевых зарядов. При этом каждый заряд имел свою цель. Остальное количество зарядов добиралось до 6000 за счет ракет других видов базирования. Это уже для нас ущербно, так как эта часть, т.е. морская и ВВС, нами вообще не может быть применена.
Важно также иметь в виду, что в 1990 году общее количество боезарядов в СССР и США было соответственно 10200 и 10500, из них на тяжелых ракетах у нас было 6000 зарядов, а у США — 2000. Остальные добирались за счет других ракет (в США в основном на подводных лодках). Но уже по Договору СНВ-1 в угоду американцам мы сократили почти 4500 боевых зарядов на тяжелых ракетах, оставляя 1540 единиц. Однако надо заметить, что и это количество (1540) является сегодня главным сдерживающим фактором, с которым США и другие ядерные державы вынуждены считаться.
Договор СНВ-2 до основания разрушает и нашу структуру СЯС, и не позволяет на равных с США применять наши ядерные средства.
Договором разрешается иметь каждой стороне 3000—3500 ядерных боевых зарядов. Понижение количественного уровня зарядов — это положительный фактор. Но то, что при этом Россия обязана не только сократить свои пусковые установки под тяжелые ракеты, но еще и переоборудовать эти шахты, залив их на 5 метров бетоном, а также установить в них другие ракеты — с моноблоками (вместо РГЧ на 10 боезарядов). Это колоссальный ущерб.
Вывод по военно-технической стороне проблемы — США условиями Договора СНВ-2 полностью обеспечивают себе безопасность со 100-процентной гарантией и одновременно обезоруживают Россию, делают нашу страну беспомощной.
В итоге мы попадаем в полную политическую и экономическую зависимость, что является главной стратегической целью США.
Выводы:
Первое. Мы ЗА ратификацию любого международного договора, направленного на сокращение и ликвидацию вооружений, в том числе за Договор СНВ-2. Но принятие этого Договора не может быть рассмотрено в отрыве от:
—тяжелого экономического и финансового положения страны в настоящее время;
—соблюдения принципов равной безопасности и невмешательства во внутренние вопросы обороны нашей страны, в том числе в строительство стратегических ядерных сил и управление этими силами;
— олного исполнения сторонами принятых ранее бессрочных Договоров, в том числе по ПРО (1972 год).
Второе. Необходимо покончить с диктатом, дискриминацией и тем беспределом, который присутствует у США по отношению к России. Если говорить о Договоре СНВ-2, то определение подуровней количества ядерных зарядов по составным видам, входящим в триаду, — это наше дело, а не американцев, мы способны сами определить составляющие, которые войдут в 3000—3500 ядерных зарядов, исходя из нашей безопасности.
Сложившаяся экономическая ситуация в стране, военно-политическая обстановка вокруг России, а также суть Договора СНВ-2 объективно не позволяют именно в такое время рассмотреть этот документ положительно. Возможный временный отказ Государственной думы в ратификации Договора, на наш взгляд, будет правильно воспринят в мире и тем более народами нашей страны. Кроме того, это не является прецедентом — в свое время Конгресс США не ратифицировал Договор ОСВ-2, подписанный Брежневым и Картером. Американцы обосновали такой шаг политическими мотивами.
Все это содержалось в моем заявлении почти трехгодичной давности. Оценивая его сегодня, можно сделать вывод, что ничего не изменилось к лучшему. Наоборот, наша экономика на протяжении 1994—1998 годов катастрофически снижала свои показатели, а сейчас переживает еще одно тяжелейшее падение, вызванное обвалом цен 17.08.98 г. Нашим Вооруженным Силам на 1998 год был утвержден бюджет, который только на 60 процентов обеспечивал минимальные потребности. Но и этот военный бюджет был исполнен государством (Минфином РФ) только наполовину.
Недавно в первом чтении принят Федеральный закон “О федеральном бюджете на 1999 год”. В переводе на доллары он составляет всего лишь 20 миллиардов долларов, а у нас государственный долг — 17 миллиардов долларов. (Кстати, военный бюджет США в 1998 году составлял 270 миллиардов долларов, а бюджет каждого штата США составляет от 20 до 30 миллиардов олларов.) Ну о какой ратификации СНВ-2 может сегодня идти речь, если в стране такая обстановка с экономикой и финансами?! Ведь по этому договору все в Стратегических ядерных силах (СЯС) надо переустраивать, а без денег это сделать невозможно. Да и необходимости такой нет. Но уверен, что если США попросить, чтобы они адресно выделили средства на переустройство наших СЯС в рамках Договора СНВ-2 — они деньги отдадут так как здесь присутствуют только их интересы.
Небезынтересен факт, что еще в 1996 году закончилось тем, что осенью Министерство обороны США пригласило к себе через Комитет по обороне Государственной думы группу военных депутатов для обмена мнениями. Приглашение было принято (тем более что обеспечение поездки решалось за счет США). Мы ясно представляли себе истинную цель такого приглашения — убедить основную группу военных депутатов в необходимости ратификации Договора СНВ-2 и в полезности для общего дела расширения НАТО на Восток, приближения его к границам России.
Американское руководство, ежедневно повышая уровень встречи и доведя его до Комитета по обороне и безопасности Конгресса США и министра обороны США Пэрри, считало, что, несомненно, убедит нашу группу депутатов, а уже через нее можно было бы решить все проблемы с Федеральным Собранием РФ в целом. Забегая вперед должен заметить, что американцы горько просчитались — наша группа не только не поддалась американским доводам, но решительно отвергла идею о том, что ратификация Договора СНВ-2 и расширение НАТО на Восток — якобы благо для России. Наоборот, нами было категорически заявлено, что это ярмо для нашего народа и мы никогда с этим не согласимся.
В группу депутатов тогда входили Л.Я.Рохлин, А.М.Макашов, Э.А.Воробьев, М.И.Мусатов и автор этих строк. Отрадно отметить, что в группе было единство взглядов, хотя первоначально имелись несколько несхожие позиции. Отлично понимая, что в условиях, когда наш президент, как и президент США, уже подписал Договор, а Конгресс США к тому же и ратифицировал его, нам надо было отыскать верную тактику действий, которая бы позволила обеспечить сохранение политического лица нашего президента (это все-таки честь страны) и создать достойную для России позицию. Лев Яковлевич Рохлин предложил несколько вариантов оговорок при принятии Договора на ратификацию. Но всем было ясно, что все эти оговорки и условия, какими бы они привлекательными ни были, если их все же выносят за рамки текста договора — они никого и ни к чему не обязывают и будут администрацией США отброшены. Тем более, что американским парламентом Договор ратифицирован. Нужен был радикальный подход.
Заявив о нашей неизменной приверженности к сокращению стратегических ядерных вооружений (как и вооружений и вооруженных сил в целом), я предложил пойти дальше Договора СНВ-2 и принять сразу Договор СНВ-З, суть которого состоит в том, что планка количества боевых частей опускается с 3000—3500 (как предусмотрено СНВ-2) до 1500—2000. При этом структура стратегических ядерных сил, вид и базирование носителей, как и все остальное — определяется каждой стороной самостоятельно. Это будет соответствовать принципу равной безопасности, а главное —все это отвечает надеждам и чаяниям народов мира.
Вполне резонно, что американская администрация может возмутиться: как же так — еще не выполнив и даже не приступив к выполнению Договора СНВ-2, предлагается очередной Договор СНВ-З?! Это, мол, нелогично. В связи с этим можно вернуться к примеру с ОСВ-2, о котором уже говорилось выше. Несмотря на то что Брежнев и Картер подписали этот договор об ограничении стратегических вооружений летом 1979 года и даже целовались в связи с этим событием (мне довелось увидеть это в фильме, который демонстрировался в институте имени Нобеля в Осло в 1996 году), несмотря на то что Верховный Совет СССР вскоре после подписания ратифицировал этот договор, — несмотря на все это Конгресс США отклонил его и не ратифицировал, чем вызвал всеобщее удивление. И это удивление понятно — народы мира обеспокоены громадным накоплением ядерного оружия. Отвергая Договор ОСВ-2, Конгресс США совершенно не привел ни одного довода, мало-мальски объясняющего такое решение. Были лишь заявления общеполитического характера, не имеющие никакого отношения к Договору. А фактически это был демарш Конгресса против Картера, которого они задались целью столкнуть с трона.
Таким образом, прецедент с нератификацией такого Договора уже был и инициатором его является американский Конгресс. А в нашем случае таким инициатором может оказаться российский парламент в лице Государственной думы. Но у нас полярно противоположные цели. Если Конгресс США своими действиями по отклонению ратификации Договора ОСВ-2 фактически одновременно отклонил и надежды народов мира, используя этот документ для организации политической суеты вокруг своего президента, то в нашем случае наоборот — мы действуем именно в интересах народов мира и одновременно не роняем, а поддерживаем и президентов обеих стран, и авторитет самих стран. Правда, мы одновременно возрождаем и ставим во главу угла наших переговоров принцип равной безопасности, не допускаем вмешательства в наши внутренние дела, в том числе в вопросах структуризации наших стратегических ядерных сил.
Раздаются голоса, что если мы не ратифицируем СНВ-2, то США оставляют за собой право иметь 6 тысяч ядерных зарядов (и даже больше) на носителях стратегических наступательных сил, а мы сможем по техническим и экономическим причинам удержаться только на уровне 1500—2000 зарядов. То есть мы тем самым узакониваем их превосходство в 3—4 раза.
Ну, и что же? Во-первых, отвергая наше предложение по принятию вместе с Договором СНВ-2 Договора СНВ-З США тем самым отвергают уровень стратегического ядерного оружия значительно ниже Договора СНВ-2 и мировая общественность может по достоинству оценить позицию и России, и США. Во-вторых, нам совершенно не надо гнаться за американцами (тем более структурно, к чему они нас толкают). Ну и пусть будет у них 6 или даже 8 тысяч ядерных боевых частей на стратегических ракетах. Для нас вполне достаточно иметь 1500 ядерных зарядов для нанесения непоправимого ущерба Соединенным Штатам и даже не в ответно-встречном, а в ответном ударе. Как худший вариант мы считаем, что у нас сохранится для ответного удара около 25—30 процентов ракет (это 350—450 боевых зарядов). Одна треть из них может быть сбита, но 200—300 зарядов гарантированно долетят до целей. Даже если представить, что в ответном ударе у нас может долететь только 1 процент от общего числа 1500, стоящих на боевом дежурстве, то и этого будет достаточно, чтобы превратить в прах несколько самых крупных городов США.
Зная психологию американцев, надо ясно представлять, что они никогда не пойдут на ядерный конфликт, если у России есть хоть один шанс донести ядерный блок до территории США. Вот сейчас все и посвящено у них тому, чтобы навязать России именно такую структуру стратегических ядерных сил, которая бы позволила со 100-процентной гарантией ее контролировать и тем самым полностью обеспечить свою безопасность.
Почему американцы боятся наших тяжелых ракет? Во-первых, потому что на активном участке работы двигателей они фактически неуязвимы. Во-вторых, имея огромную мощность, тяжелая ракета забрасывает платформу с боевыми зарядами на такую высоту, где не способны вести с ними эффективную борьбу никакие американские средства, в том числе в системе СОИ. В-третьих, десять боевых блоков, установленных на платформе, после сброса обтекателя устремляются к своим целям (каждый блок имеет свою ЭВМ, свое полетное задание и свои небольшие двигатели для коррекции полета) не по обычной баллистической кривой, а рыская в космосе, чтобы не попасть в сферу действия антиракеты. В-четвертых, на платформе кроме боевых частей имеется 2—3 ложных, которые летят именно по баллистической кривой (что позволяет легко прогнозировать ее дальнейший полет) и одновременно испускает электронно-магнитное излучение, которое притягивает антиракеты. Наконец, в-пятых, боевые части тяжелой ракеты имеют колоссальные разрушительные мощности.
Все это вместе взятое заставляет американских “специалистовсделать все, чтобы ликвидировать наши тяжелые ракеты. В то же время они совершенно ничего не предлагают для такого же полного уничтожения у себя тех средств, которые для нас являются особо опасными. Речь идет о ракетах морского базирования. Наоборот, они их развивают. А для наиболее эффективного применения этого оружия подводным лодкам США определены соответствующие районы акваторий: на западе и северо-западе — восточная Атлантика, Северное и даже Баренцево море; на юге — центральные и восточные районы Средиземного моря; на востоке — в основном Японское море. Стартуя из этих районов, ракеты в считанные минуты достигают намеченных целей. Фактически этими ракетами простреливается вся наша страна.
При этом надо иметь в виду, что американцы никогда и ни при каких условиях не пойдут на ликвидацию ракет морского базирования.
За прошедшие три года в Государственной думе, в правительственных кругах и различных ведомствах, средствах массовой информации и ряде ведущих компетентных институтов велась и ведется сейчас полемика по этой важной проблеме.
В Государственной думе однозначно за ратификацию Договора СНВ-2 выступает фракция “Яблоко” (она вообще по вполне понятным причинам все проамериканские программы поддерживает безоговорочно). За “Яблоком” в кильватере идут “Наш дом — Россия” и “Российские регионы”. На их лидеров не повлияли даже преступно-хамские действия США в отношении Ирака. Они даже сейчас не могут себе представить, что США так же будут действовать и в отношении России, приближая НАТО к ее границам. А вот “Аграрная” депутатская группа продолжает думать... Ну зачем хитрить? Ведь все ясно! И лишь фракция “КПРФ”, фракция “ЛДПР” и депутатская группа “Народовластие” определились — нельзя отдавать американцам последнее, что осталось у нашего народа. Принципиально определились две основные позиции - есть сторонники и есть противники Договора. Но самое главное, так это то, что потраченное на изучение этой проблемы длительное время, а также постоянно из года в год ухудшающееся экономическое состояние России и внешнеполитическая ситуация вокруг нее делают для всех один единственный вывод — сегодня Договор СНВ-2 для России неприемлем.
Сторонники Договора — это в основном причастные к его разработке и подготовке, а также приближенные или обслуживающие их структуры. Они продолжают убеждать, как и в прошлом, в приемлемости и даже чуть ли не в благе для России СНВ-2. Их аргументация в основном неизменна и заключается в том, что обе стороны значительно снижают общий объем ядерных зарядов, сокращаются военные расходы и в конечном итоге Договор способствует укреплению стратегической стабильности. Хотя экономического обоснования этого Договора даже сегодня, как и в прошлом, со стороны правительства нет.
Правда, если в своих первых выступлениях сторонники Договора не находили в нем ни одного противоречия и изъяна, то в последнее время вынуждены все-таки кое-что признать. Но при этом опять же выпячиваются второстепенные недостатки, а крупнейшие и принципиальные обходятся. Когда мы слушаем сторонников ратификации Договора СНВ-2, надо иметь в виду один весьма важный фактор: подавляющее их большинство — это личности из кругов исполнительной власти. Вполне естественно, что они, принимая решение по этой проблеме, действуют с оглядкой: во-первых, на президента, и во-вторых, на МВФ и Мировой банк.
Поясняю. О президенте. Надеюсь, что у нас всех было достаточно времени, чтобы изучить президента РФ. Поэтому мы отлично представляем, что он не потерпит малейшего возражения ни на какую тему. Это же не Сталин, который во время войны (а у нас сегодня тоже война) прежде, чем принять окончательное решение по той или иной операции, выслушивал членов Ставки, советовался с командующими фронтами и даже армий. Ему могли возразить. Но это было давно: 50—60 лет назад. А сегодня другие времена и другие руководители: у нас в стране все знает и все умеет только президент РФ. И это подтверждает Конституция. А Конституционный суд стоит на страже этих положений во главе с председателем суда, который после замечания президента (“Что-то у нас в Конституционном Суде не все в порядке”) стал работать еще “лучше”. Хотелось бы задать вопрос: “А кто из руководства правительства или, тем более, из министров может возразить против уже подписанного президентом Договора? Нет, это недопустимо. Бывший министр обороны РФ генерал армии Родионов И.Н., развесив карты, схемы и графики, с радостным чувством, что, наконец, его принял президент, вышел на трибуну в готовности доложить подробно состояние дел в Вооруженных Силах и меры по реформированию армии и флота. Но президент поставил условие: “На доклад 15 минут!” Тот взмолился: “Товарищ президент, такой крупный вопрос за 15 минут доложить невозможно...” Сразу объявляется решение: “Я вас снимаю с должности министра обороны! Начальник Генштаба, доложите!” Тот тоже говорит, что нельзя за 15 минут доложить проблему. Его постигла участь министра. На этом совещание закончилось.
Так это речь шла только о докладе, а мы имеем дело с уже подписанным президентом международным документом. Кто из исполнительной власти осмелится даже подумать о том, что подписанный договор можно не ратифицировать? Да никто! А если вдруг такая бешенная мысль придет кому-то в голову, то дальнейшие возможные события каждому предельно ясны — независимо от служебного положения и заслуг.
Поэтому, когда выступает личность от правительства или от Министерства обороны, Генштаба, Главкомата, нам надо в первую очередь поставить себя в его положение. Сразу все станет на свое место. И даже если эта личность будет заверять, что подход у нее объективен и т.д. — все эта личность просто обязана говорить. Но правильное решение может быть только у независимых и в тоже время компетентных лиц. В Федеральном Собрании такие лица имеются.
А надо ли тогда вообще в связи с этим прислушиваться к правительству Е.Примакова? Я думаю, что даже постановка вопроса неэтична — к этому правительству не только надо прислушиваться, но и всячески поддерживать. Это правительство нового типа, оно будет принимать все меры, чтобы стабилизировать и поднять экономику после “шоковой терапии” Гайдара, после “черного вторника” и всех черных лет Черномырдина, после обвала 17 августа 1998 года Кириенко. А в целом — после колоссального развала экономики, грабежа и обнищания народа. Конечно, всем будет пока тяжело, как на войне. Но у нас другого пути нет. Надо поддерживать и требовать, чтобы правительство к грабителям было беспощадным. Правительство Е.Примакова получило не просто тяжелейшее наследие, а дикое, поэтому и действия должны быть соответствующие.
Такая же приблизительно ситуация сложилась и в отношении наших зарубежных кредиторов. Надо ли нашему правительству оглядываться на них? Надо. Потому что кредиторы типа МВФ не дают деньги просто так. Тем более России. Нет, у них есть свои политические цели. И вот в эту зону важнейших политических целей попал и Договор СНВ-2. Конечно, никто из руководителей — кредиторов, в т.ч. МВФ, прямо не скажет — не получите, мол, кредит (очередной транш) до тех пор, пока не ратифицируете Договор СНВ-2. Но даст понять, что именно в этом вся зависимость. А ведь деньги стране нужны как воздух, в любых вариантах, какими бы они не были.
В этих условиях странно выглядят публикации, например, представителей фракции “Яблоко” в журнале “Российская Федерация” № 23, 1998 г.: “Мы считаем вопрос ратификации Договора СНВ-2 одним из ключевых во внешней политике и безопасности, одновременно с этим полагаем, что будет неправильно проводить прямую или хотя бы косвенную увязку ратификации с предоставлением нам новых кредитов... Международным валютным фондом. Такого рода увязки значили бы, что сам по себе Договор не выгоден России, но чтобы “сделать приятное Западу”, мы его ратифицируем и в обмен получаем деньги. Это неправильно. На самом деле Договор России выгоден". И далее идет обоснование, почему он выгоден”. Оказывается, что без его принятия становится невозможным поддерживать СЯС на соответствующем нашей безопасности уровне. Почему? Это ведь от нас зависит, а не от Договора. Вот мы последние 10 лет ничего не сделали для укрепления или хотя бы поддержания наших СЯС. Это преступление перед народом. Но при чем здесь какие-то Договоры? Или еще: “Ратификация Договора СНВ-2 автоматически заставит сокращать ядерные арсеналы в США”. Ну, не смешно-ли? Кто заставит США что-то делать после того, как будет снята с их страны последняя угроза возмездия? Никто.
Они сейчас ни с кем не считаются, принимая решения по Балканам и Ираку, а в новых условиях полнейшей безопасности тем более они будут действовать в мире так, как посчитают нужным, т.е. как должен действовать жандарм.
Что же касается так сказать “увязки”, то она как на ладони. Так же как выгодность или невыгодность для нас Договора СНВ-2. Неужели есть такие (за исключением лиц, безропотно исполняющих программы США), кто верит в полезность Договора СНВ-2? Ну если есть, то, очевидно, они в первую очередь эту полезность рассматривают с позиций интересов человечества и говорят: “Сокращение, предусматриваемое Договором СНВ-2, в принципе является крупнейшим вкладом в укрепление международной безопасности в мире”. Ничего подобного. Это вклад в укрепление мирового жандарма в лице США. А если мы говорим о международной безопасности, то давайте разрабатывать и принимать Договор СНВ-З. Это действительно вклад.
В СЯС России (при всех неурядицах с финансами) произошло недавно важное событие. Поставлен на боевое дежурство ракетный комплекс (полк) наземных, т.е. шахтных, межконтинентальных баллистических ракет “Тополь-М”. Он имеет одно преимущество над старыми тяжелыми ракетами — твердотопливный. Но старые ракеты несравненны: ни с нашими новыми, ни, тем более, со всеми существующими ракетами США.
Конечно, наша российская общественность благодарна ученым, конструкторам, инженерам и рабочим, создавшим “Тополь-М” в сложнейших экономических условиях. Благодарны солдатам и офицерам, которые отдавали все свои силы, знания и энергию, чтобы вместе с промышленностью решить эту стратегическую задачу. Отдельно должны поблагодарить министра обороны (в прошлом Главкома РВСН) маршала РФ И.Сергеева за настойчивость в проведении в жизнь идеи создания твердотопливной межконтинентальной баллистической ракеты.
Конечно, такое явление законно можно назвать началом перевооружения наших СЯС. Но, во-первых, это совершенно не комплексная программа (с финансово-экономическими, техническими и, разумеется, военно-политическими обоснованиями); во-вторых, как правильно отметил первый вице-премьер о правительства К). Маслюков, наша промышленность могла бы сосредоточить усилия и выйти на годовое производство — 30 ракет (конечно, нам сегодня “не до жиру...”); в-третьих, коль Договор СНВ-2 требует, чтобы ракеты любого базирования были с моноблоками, то можно себе представить, сколько лет нам потребуется, чтобы создать равноценную американцам “тополиную рощу”. А если “Тополь-М” родит “Тополь-М2”, который будет с РГ, то тем более нам надо уже сегодня говорить о Договоре СНВ-З. А “старички” -ракеты пускай пока подежурят, создадут условия для новой поросли, да и Отечество защитят от ястребов.
На судьбу нашего Отечества влияют многие факторы. Одни прямого действия, к ним относится Договор СНВ-2. Другие косвенно, в частности, позиция кредиторов России. Мне не свойственно кем-то и чем-то возмущаться — многое перевидано и пережито. Но свой взгляд на кредитование нашей страны я выскажу. Кредиты МВФ и ему подобных — это постоянный гнет и медленная смерть. Только ориентация на собственные силы — это самый верный путь. И не нам учить правительство, где реально находятся источники для инвестиций нашей промышленности и сельского хозяйства — этот перечень велик. Но нужны не либерально-демократические полумеры (как, например, по спирту и табаку), а жесточайшие шаги. В прошлом наш государственный бюджет наполнялся на 40—50 процентов за счет спиртоводочных и табачных изделий, а также за счет внешней торговли. Плюс к этому можно приобщить кредиты частных иностранных компаний, которые, во-первых, не ставят политических условий, а, во-вторых, в общей сумме дают (могут дать) больше, чем несколько МВФ. Наконец, если уж Сорос говорит, что за последние годы из России вывезено капитала на 300 миллиардов долларов ( и он в основном знает, где эти деньги), то нашим службам тем более надо заниматься своим делом, а не демагогией. Кстати, год назад сердобольный радетель французского общества — наш бывший премьер Черномырдин вдруг заполыхал страстью — отдать долги Франции! Спрашивается: какие долги? Кто кому должен вообще? И кто этого благотворителя уполномочивал на этот шаг? В России имеется Федеральное Собрание, которое вправе рассматривать эти вопросы.
Вообще деньги найти можно, в т.ч. для строительства ракет. А для заработной платы и пенсий — тем более.
Являясь в целом сторонником решительного сокращения ядерного оружия, я в то же время сегодня противник ратификации данного Договора. Аргументы уже приведены выше. Могу к ним добавить, что техническое состояние тяжелых ракет несомненно требует немедленного вмешательства — это верно. Так давайте это и сделаем. Тем более что при ратификации договора с Украиной раздавались голоса (депутат Попкович Р.С.), что теперь мы сможем наладить и ремонт, и производство тяжелых ракет, которые в свое время создавались на “Южмаше”. Думаю, что это реально, если учесть, что Украина должна России 3 млрд долларов (только за газ 1,5 млрд долларов). Кроме того, можно наладить линию такого производства ракет этого класса и в России, что подтверждают специалисты Воткинска.
Еще о некоторых вопросах, которые создают обстановку более глубокого понимания проблемы. Так, мы почему-то причисляем США к числу своих главных и даже надежных партнеров (кстати, американцы в отношении нас этого не делают). О том, что это далеко не так, в свое время открыто заявлял Бжезинский: “Американское партнерство с Россией не существует и существовать не может. Россия не является партнером США. Россия — клиент США. Россия — побежденная страна. Теперь Россия может существовать только как клиент США. Претензия на что-либо иное является беспочвенной иллюзией”.
Учитывая вообще сложившуюся обстановку в мире и вокруг России, а также имея в виду, что своими последними действиями в Ираке американцы полностью сорвали с себя маску миротворца и предстали перед общественностью как мировой жандарм, нам ничего другого не остается делать, как еще раз отметить, что наши стратегические ядерные силы и сейчас и в обозримой перспективе останутся единственным средством, способным обеспечить нашу безопасность и сохранить независимость страны. Это наша последняя надежда и опора. И нельзя эту мысль рассматривать как обычную дежурную фразу.
А раз это так, то мы должны проникнуться глубочайшей ответственностью при рассмотрении жизненно важного для России Договора СНВ-2. Не допустить поспешности и помнить, что в наших руках в прямом смысле судьба Отечества.
Полезно вспомнить некоторые моменты из истории переговорного процесса по стратегическим ядерным вооружениям. СНВ-2 формально является продолжением договоров ОСВ-1, ОСВ-2 и СНВ-1, в которых просматривался единый подход — снижение общего количества стратегических ядерных зарядов у обеих сторон (США и СССР) при сохранении права самостоятельно выбирать структуру СЯС. Однако в Договоре СНВ-2 такой подход был отвергнут. Это стало возможным только в результате соответствующих действий наших лидеров и соответствующих ведомств, непосредственно ведущих переговоры.
Об особой роли МИДа того времени в переговорном процессе нужно сказать отдельно. В ходе подготовки материалов договоров Генеральный штаб Вооруженных Сил РФ готовил предложения, обоснования, расчеты, приводил свои доводы, с которыми МИД зачастую не считался и отвергал. Это могло быть только в условиях слабого Министра обороны и частой смены начальников Генштаба. В таком же плане МИД проявил себя и при подготовке рамочной договоренности по СНВ-2. В ходе встречи Козырева с Бейкером 9 июня 1992 г., как следует из опубликованных материалов, министр иностранных дел РФ, осознавая пагубность для России проводимого им курса и соглашательства, признается: "Говорить вслух то, что я сейчас вам сказал, на данном этапе опасно. Кто знает, может быть через год такое же заявление уже пройдет легко". Это было предательство наших интересов.
Насторожить нас должна также и та поспешность, с которой Сенат США ратифицировал СНВ-2 в 1996 г.: 87 голосов "за" при 4 -"против" (всего из 100 сенаторов). Одним словом, при почти полном составе Сената беспримерное единодушие. Почему? Конечно потому, что Договор СНВ-2 крайне выгоден для США, и только для них. Невыгоден и крайне опасен для нас. Вся история США свидетельствует о том, что они никогда не идут на какие-либо договоренности им невыгодные. Они всегда учитывают только свои и не считаются с интересами другой стороны.
В итоге хочется сказать следующее.
Первое. Договор СНВ-2 полностью ломает нашу ядерную триаду, заставляет нас уничтожить самое эффективное средство ответного удара — тяжелые межконтинентальные баллистические ракеты с РГЧ. Тогда, как только они способны в любых условиях обстановки нанести агрессору непоправимый ущерб.
Второе. Переустройство стратегических ядерных сил по схеме Договора СНВ-2 не может быть сегодня обеспечено государством в связи с тяжелейшим состоянием нашей экономики и финансов. В то же время в США стратегические ядерные силы реконструкции не подвергаются.
Третье. Безоговорочная замена тяжелых ракет на моноблочные ракеты “Тополь-М” резко снижает эффективность удара наших стратегических ядерных сил. Тополиная головная часть полностью будет нейтрализована тактической и стратегической противоракетной обороной, которую США намерены развернуть. Поэтому, ставя ракетный комплекс “Тополь-М” на боевое дежурство, необходимо продолжать работы по его совершенствованию.
Четвертое. Ликвидировав у нас самое эффективное средство возмездия — тяжелые ракеты, Договор СНВ-2 создает условия нашей абсолютной незащищенности. В связи с этим вполне вероятным будет для США соблазн перейти к диктату и покончить с Россией раз и навсегда.
Пятое. Народ России никогда не простит развал Советского Союза и, тем более, не простит падение и развал России, что потенциально заложено в Договоре СНВ-2.
Общий вывод очевиден — нужно временно воздержаться от ратификации неравноправного и унизительного для нас Договора СНВ-2. Но при этом мы должны объяснить своему народу, народу США и всем народам мира, почему идем на такой шаг, чем это вызвано. Убедительно аргументировать свое решение. Показать, что мы за дальнейшее сокращение ядерных арсеналов, но на принципах равной безопасности, с учетом интересов сторон без диктата и дискриминации.
В связи с этим мы приглашаем США идти дальше Договора СНВ-2 и приступить к созданию Договора СНВ-З, что полностью отвечает интересам народов мира.
Спокойный и взвешенный подход к этой проблеме с учетом тех реалий, в которых оказалась наша страна и ее Вооруженные Силы сегодня, позволят принять решение в интересах нашего народа и российского государства.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии
Власти США потребовали отобрать у русских веру в Бога
Правду о ракетах "Буревестник" американцы выдали за вранье
Власти США потребовали отобрать у русских веру в Бога
Россия поможет Донбассу в войне с Украиной "по-тихому"
"Россия не Франция": британцев предупредили насчет планов о "третьей мировой" на ЧМ-2018
Россия поможет Донбассу в войне с Украиной "по-тихому"
Россия поможет Донбассу в войне с Украиной "по-тихому"
Обиженный литейщик расплавил мастера в кипящем металле
Россия поможет Донбассу в войне с Украиной "по-тихому"
Россия поможет Донбассу в войне с Украиной "по-тихому"
Россия поможет Донбассу в войне с Украиной "по-тихому"
Астана и Ташкент дрейфуют в сторону США
Россия поможет Донбассу в войне с Украиной "по-тихому"
Россия поможет Донбассу в войне с Украиной "по-тихому"
Власти США потребовали отобрать у русских веру в Бога
Константин Боровой: русские не понимают, что Крымский мост придется снести
Россия поможет Донбассу в войне с Украиной "по-тихому"
Власти США потребовали отобрать у русских веру в Бога
Гражданам СНГ разрешат жить в России без РВП, ВНЖ и паспорта
Россия поможет Донбассу в войне с Украиной "по-тихому"
Россия поможет Донбассу в войне с Украиной "по-тихому"