Автор Правда.Ру

Как развязать карабахский узел?

Министр иностранных дел Нагорно-Карабахской республики Наира Мелкумян о переговорном процессе с Баку и роли России в Закавказье

Нагорный Карабах одна из первых “горячих точек”, возникших в период развала Советского Союза. Вот уже несколько лет продолжается переговорный процесс между Степанакертом и Баку, и многие политики характеризуют его как тупиковый. Мы уже представили точку зрения Еревана (см. “Правду” 132 от 18 июля). О том, как обстоят дела вокруг НКР, сегодня рассказывает министр иностранных дел непризнанной Нагорно-Карабахской республики Наира Мелкумян, откликнувшаяся на призыв “Правды” высказать свою точку зрения на проблему.

 

— Судя по всему, процесс нагорно-карабахского урегулирования находится в глубоком тупике, и вряд ли можно ожидать, что тот же Азербайджан изменит свою позицию. Как, по-вашему, возможно сдвинуть с мертвой точки переговоры?
— Я не согласна с тем, что Азербайджан не изменит свою позицию. Давайте поймем, что означает позиция той или иной стороны. Она должна основываться на предварительном рассмотрении возможностей другой стороны. То есть Азербайджан, излагая свою позицию, должен подумать, а что способна принять НКР — и наоборот. Если Баку будет строить свою позицию, исходя не только из собственных интересов, но и интересов урегулирования конфликта, то процесс переговоров будет продолжен. В тупике этот процесс оказывается лишь тогда, когда в качестве предложений сопредседателей или другой конфликтующей стороны выставляются предложения, заранее неприемлемые для другой стороны.
— Не являются ли предварительными условиями переговоров утверждения Еревана и Степанакерта о том, что Нагорный Карабах не должен быть частью Азербайджана, НКР должна иметь общую границу с Арменией и его население пользоваться международно гарантированной безопасностью?
— В этом отношении мы имеем серьезные разночтения с Баку. Мы говорим о тех условиях, при которых урегулирование будет жизнеспособным и долгосрочным, причем речь в данном случае идет о последующих этапах. Азербайджан же настаивает на условиях начала переговоров, загодя предлагая Нагорному Карабаху признать себя частью этой страны. Одним словом, мы должны различать переговорный процесс и условия урегулирования. Это две совершенно разные сферы.
— Международное сообщество нынешнюю позицию Армении и НКР однозначно воспринимает как жесткую. Возможно ли в подобной ситуации говорить о компромиссе с вашей стороны?
— Я бы не согласилась с определением “жесткая позиция Армении и НКР”. Ведь в ответе на предыдущий вопрос я попыталась объяснить реалистичность нашего подхода к переговорному процессу. А реалистичность не может быть жестокостью.
— То есть реалистичность вашей позиции — это означает начать переговоры с нуля?
— Я не назову это — начать с нуля. Назовем так: начать с того, чтобы стороны отказались от намерения навязать другой стороне результаты переговоров. Иначе говоря, НКР отказывается ставить вопрос о признании независимости, так же как Азербайджан об автономии Нагорного Карабаха. В противном случае переговоры теряют смысл. В конце концов надо согласиться с тем, что переговоры — это совместное создание условий урегулирования.
— Существует ли сегодня какая-то тенденция со стороны ОБСЕ изменить принципы урегулирования?
— Надеюсь, что да. Во всяком случае, у нас складывается впечатление, что посредническая миссия ОБСЕ согласна с тем, что в соответствии с зафиксированными принципами этой организации сторонам нельзя навязывать какое-либо решение, которое они отказываются принять.
— Способен ли официальный Баку пойти на реальные шаги в переговорном процессе?
— В течение шести лет переговорного процесса Азербайджан с очень большим трудом принимает реалии, сложившиеся в регионе, в Карабахе, так же как и реалии, способные привести к прочному миру в регионе. Но, несмотря на то, что чаще всего официальный Баку демонстрирует жесткую и далекую от истинного положения вещей позицию, он постепенно, с трудом, начинает признавать некоторые существующие реалии. Быть может, основное препятствие — это отказ Азербайджана признать Нагорно-Карабахскую Республику как полноправную сторону переговоров. Без этого нельзя ожидать реальных подвижек в процессе урегулирования. Ведь известно, что именно Азербайджан и Нагорный Карабах являются основными сторонами длящегося вот уже 11-й год конфликта. Кстати, этот факт признается уже и некоторыми весьма влиятельными кругами стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ. К примеру, совсем недавно подкомитет по международным операциям Палаты представителей Конгресса США принял специальную поправку к закону о механизмах распределения средств Общекавказского фонда США. Согласно поправке выделенные в рамках этого фонда средства американских налогоплательщиков не могут быть предоставлены тем сторонам конфликта, которые отказываются от установления прямых переговоров друг с другом без каких-либо предисловий.
— Давайте поговорим о принуждении к миру в нагорно-карабахском конфликте. Сегодня весьма часто звучат утверждения, что вероятность боснийского сценария для Нагорного Карабаха более чем реальна.
— Во-первых, принуждение к миру может иметь место, когда проливается кровь и существует опасность геноцида в отношении одной из сторон конфликта. Слава Богу, на фронтах карабахско-азербайджанского противостояния пушки не стреляют. Каждая из сторон не возобновляет военные действия в силу своих причин. НКР — потому, что выполнила все свои геостратегические задачи. Мы держим ту линию обороны, которая позволяет нам обеспечивать безопасность нашего населения наименьшими силами. Азербайджан — потому, что не готов начать войну и, судя по всему, у него есть опасение, что результаты этой войны могут быть для него неблагоприятными.
— В последнее время часто говорится о весьма неоднозначной роли России в урегулировании нагорно-карабахского конфликта...
— Вы знаете, говоря о России, мы иногда пытаемся руководствоваться теми представлениями о ее роли, которые остались у нас как наследие Советского Союза. Видимо, нынешняя Россия не видит себя в прежней роли противовеса Западу и, в частности США, как в целом — в мире, так и в частности в нашем регионе. Политика Москвы — это следствие тех возможностей, которыми может сегодня оперировать сама Россия. И, следовательно, предполагать, что эта страна будет вести политику, отличную от других сопредседателей Минского процесса — США и Франции, у нас сегодня нет оснований. Может быть, со временем политика России изменится. Но сегодня, выстраивая свою собственную политику, мы должны исходить из тех реальных действий, которые осуществляет Москва.
— Насколько геополитические подвижки в Закавказье и вокруг него могут положительно или отрицательно повлиять на карабахское урегулирование?
— Вы употребили правильный термин — “геополитические подвижки”. Это именно то, с чем сегодня должны считаться те, кто стремится к урегулированию конфликта и выстраивает схему будущих взаимоотношений в этой части мира. Самая главная ныне существующая особенность в регионе Кавказа и Южного Кавказа — это действительно новые геополитические реалии. Появились новые независимые государства. Некоторые из них — Армения, Азербайджан, Грузия — признаны международным сообществом. Непризнанная же Нагорно-Карабахская республика влияет — и весьма активно — на общую ситуацию в регионе. Это та данность, с которой должны считаться те, кто желает добиться стабильности в нашем регионе.

Интервью взял
Карен ТОПЧЯН

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
Чем Россия ответит на комплексы глобального удара США
Западные СМИ поражены: Путин "похоронил" Ким Чен Ына санкциями
Западные СМИ поражены: Путин "похоронил" Ким Чен Ына санкциями
Западные СМИ поражены: Путин "похоронил" Ким Чен Ына санкциями
Западные СМИ поражены: Путин "похоронил" Ким Чен Ына санкциями
Экс-прокурор Поклонская пришла в Думу с часами за 1/3 млн
Экс-прокурор Поклонская пришла в Думу с часами за 1/3 млн
Алина Кабаева рассекретила свою личную жизнь
Шок: найдена престарелая черепаха-гей
Французы запалили Павленского: а был ли художник?
Жену Джигарханяна выпроводили с поста директора Театра
Экс-прокурор Поклонская пришла в Думу с часами за 1/3 млн
Божена Рынска собралась в эмиграцию после выдвижения Собчак в президенты
Запад испугался русского оружия на новых физических принципах
В Москве нет места герою войны?
Депутата Рады с бриллиантовым "запасом" задержали в киевском аэропорту
Китайская старушка могла сбить самолет "монетками на счастье"
Правда, деньги и ракеты: что Путин показал Западу с "Валдая"
Алина Кабаева рассекретила свою личную жизнь
8 Великих правителей России
Западные СМИ поражены: Путин "похоронил" Ким Чен Ына санкциями