Автор Правда.Ру

УКРАИНСКИЕ ВЛАСТИ НЕ ВЕРЯТ, ЧТО ЖУРНАЛИСТОВ ПРЕСЛЕДУЮТ ПО ПОЛИТИЧЕСКИМ МОТИВАМ

Покушение на киевского собкора «Известий» Янину Соколовскую было совершено 30 января в подъезде ее дома. Вскоре милицией был задержан некий «собиратель бутылок» Анатолий Зайц, который будто бы и осуществил нападение на журналистку с целью банального ограбления. А может быть, из хулиганских побуждений: в правоохранительных органах намекают, что задержанный не совсем психически уравновешен. Сама Янина Соколовская в такую простую версию не верит. В беседе с корреспондентом еженедельника «2000» она перечисляет факты, заставляющие ее сомневаться в выводах следствия: до сих пор не получены результаты некоторых экспертиз, куртка, в которой был задержан подозреваемый, не похожа на ту, в которую был одет нападавший. Журналистку почему-то забыли пригласить на пресс-конференцию в Главном управлении МВД Украины в Киеве, на которой было объявлено о раскрытии этого преступления. Янина Соколовская предполагает, что нападение на нее все же могло быть связано с ее профессиональной деятельностью, а «…поспешность, с какой милиция объявила о раскрытии преступления, была вызвана приездом в Киев секретаря СНБО России Сергея Иванова – чтобы не ударить лицом в грязь» (при этом журналистка подчеркнула, что это ее «сугубо личное предположение»).

Но в простые объяснения причин покушений на журналистов свято верят, кажется, только украинские власти и правоохранительные органы. Нападение на собкора «Известий» вызвало международный резонанс, поэтому подозреваемого так быстро обнаружили (хотя надо еще доказать его виновность, для чего мало будет только его собственного признания). Возможно, действительно хотели «порадовать» Сергея Иванова, да заодно и показать всем, что в случившемся не было «никакой политики». Точно такие же попытки «деполитизации» наблюдались и в деле Гонгадзе, когда следствие то обнаруживало, что пропавший журналист был кому-то «много должен», то задерживало каких-то грабителей-отравителей, то распространяло слухи о том, что кто-то где-то видел Георгия живым. Сам президент Украины Леонид Кучма не нашел ничего лучшего, как заявить (в недавнем интервью радио «Свобода»): «…у нас каждый год пропадает 35-40 тысяч человек, из них 10 процентов вообще не находятся…». Дескать, попал в это число Гонгадзе – так причем здесь его профессия? В этом же интервью президент сам задает вопрос (и уже не в первый раз): «…кто в Украине знал журналиста Гонгадзе?». То есть, следует понимать – зачем бы власти расправляться с таким журналистом, которого «никто не знал»? Тут президентские советники (если это плод их мыслительной деятельности) промахнулись: Георгия Гонгадзе на Украине знали – и не только на Украине. Судя по распечаткам пленок майора Мельниченко, президент тоже помнил эту фамилию. Хотя сейчас заявляет: «Я не знал этого журналиста, я с ним никогда не сталкивался. Кроме как один раз мне показали, что он участвовал в шоу Пиховшека на телевидении. Он про меня не писал ничего. Так как я вынужден был уже потом ознакомиться с некоторыми публикациями – он писал-то совсем о других, и то не под своей фамилией». Более чем интересное заявление, но оставляю его без комментариев – поскольку не понимаю, что именно под видом «публикаций Гонгадзе не под своей фамилией» положили на стол президенту. Далее Л.Кучма делает совершенно неожиданный переход: «Хотя я не исключаю, я уже много раз говорил: я – директор, у меня соответствующий лексикон и так далее. Если где-то кто-то что-то мне докладывал, то я мог «проехаться» по любому, я этого не стесняюсь. Мне в моем возрасте от этого иногда нелитературного языка трудно отказаться, потому что этот язык иногда помогает больше, чем любые уговоры…» ( текст интервью «с незначительными сокращениями» опубликован в газете «День» за 14 февраля – www.day.kiev.ua).

Вот так: мы думали, у нас президент, оказалось – директор. Которому никто не подсказал, что надо бы совершенствовать лексикон… Но это его личные проблемы. Главный же вопрос – кто и почему убил Георгия Гонгадзе – по-прежнему остается без ответа. То есть, получается, нас подводят к ответу, что это опять-таки дело рук каких-то простых уголовников, которые не просто убили, а еще и вывезли тело – через все милицейские кордоны! – за 150 километров и закопали его на территории избирательного округа главного оппозиционера Александра Мороза. Почему же доблестные украинские органы так долго не могут найти этих уголовников? Пожалуй, нашли бы, да понимают: вот в этом случае точно никто не поверит, а суд будет требовать доказательств, как будет требовать их и международная общественность. Поэтому проще, пожалуй, никого никогда не найти. Не нашли же, в самом деле, убийц премьер-министра Швеции Пальме и президента США Кеннеди? А то сколько хлопот бы было.

Если такое происходит с журналистами в украинской столице, то что говорить о провинциях страны, президент которой факт ежегодного бесследного исчезновения тысяч граждан отмечает с философским спокойствием. Провинциальных журналистов – их-то точно «никто не знает» в Европах-Америках. Потому украинские власти упорно «не верят», что убийства журналистов в провинции или покушения на них как-то связаны с их профессиональной деятельностью. Примеров можно привести много, но ограничимся одним случаем. В августе прошлого года в Черкассах у дверей собственной квартиры подверглась нападению и была жестоко избита собкор газеты «Независимость» Валентина Васильченко. Милиция расценила это как…хулиганство (надо полагать, нападавшим просто не понравилось выражение лица журналистки). Сама В.Васильченко заявила о своей уверенности в том, что это месть за цикл ее публикаций в местной прессе о сращивании криминала с властью, подробно описала нападавших и назвала фамилии людей, которых она подозревает как заказчиков преступления. С тех пор расследование не продвинулось не на шаг, хотя представители черкасских СМИ дважды обращались к руководству УМВД с открытыми коллективными письмами, требуя проинформировать общественность о предпринимаемых милицией мерах. Руководство УМВД эти обращения просто проигнорировало. Между тем Валентина Васильченко (чей вклад в правозащитную деятельность недавно был отмечен медалью имени Валерия Марченко) заявляет, что в ее адрес продолжают звучать угрозы. В связи с этим журналистка написала заявление на имя Генерального прокурора г-на Потебенько, в котором предупреждает: если правоохранительные органы не предпримут никаких мер для защиты ее самой и героев ее публикаций (на жизнь которых тоже были совершены покушения), то она вынуждена будет начать бессрочную голодовку у стен Генеральной прокуратуры.

Но вряд ли г-н Потебенько прочел это заявление – у него сейчас есть дела поважнее.

Андрей Лубенский.

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
И снова "конец света": дату прилета Нибиру нумеролог узнал в пирамиде Хеопса
Основатели религий в реальной жизни: Мухаммад
При техногенной катастрофе нужно действовать, как в армии — Владимир ЕЛИСЕЕВ
Латвия внезапно заявила о раздражении России от успехов балтийских стран
Социологи выяснили: соцсети делают людей глубоко несчастными
Министр обороны США приедет в августе на Украину
Украина передала России ноту протеста в связи с визитом Путина в Севастополь
Латвия внезапно заявила о раздражении России от успехов балтийских стран
Откуда и как Навальный черпает силы для борьбы с коррупцией
В небе F-22
Кто не без греха
СМИ: осенью лекарства в России могут подорожать
Откуда и как Навальный черпает силы для борьбы с коррупцией
Владимир СКАЧКО — об украинских спецротах для алкоголиков
Заявление Гелентнера: можно ли отрицать высадку американцев на Луну — Иван МОИСЕЕВ
Заявление Гелентнера: можно ли отрицать высадку американцев на Луну — Иван МОИСЕЕВ
Заявление Гелентнера: можно ли отрицать высадку американцев на Луну — Иван МОИСЕЕВ
Заявление Гелентнера: можно ли отрицать высадку американцев на Луну — Иван МОИСЕЕВ
Заявление Гелентнера: можно ли отрицать высадку американцев на Луну — Иван МОИСЕЕВ
Киев намерен получать от ЕС по пять миллиардов евро ежегодно
СМИ: осенью лекарства в России могут подорожать