Цугцванг власти и оппозиции. Чей ход дальше?

Протесты в поддержку Алексея Навального 31 января. Что это было? Как было организовано? Почему не было даже разговора о проведении митингов по закону? Действительно ли это была проба сил? Перед чем? С чьих сторон?… На все эти и многие другие вопросы Инны Новиковой ответил профессор кафедры государственной политики факультета политологии МГУ Олег Шабров.

Читайте начало интервью: Провокаторам удаётся вывести молодёжь, потому что у страны нет идеологии

— Олег Федорович, вы сказали, что основная причина вовлечения молодежи в протестное движение — отсутствие идеологии, социальных ценностей и объединяющего начала. Эта проблема существует давно. Поэтому и получается раскачивать лодку. Правильно ли сделали, что арестовали Навального?

— Можно предположить, что есть причины. Но я совершенно согласен с Поклонской, что надо до публики довести эти основания. Ясно, что он нарушил требования условного срока — свободного содержания, но этого недостаточно.

Понятно, что он с разрешения руководства страны был вывезен за пределы страны, хотя это — уже нарушение. Но ему же это разрешили.

Наверное, у Следственного комитета есть какие-то основания. Покажите их, скажите. Чрезмерная закрытость служит тому, что интерес к теме подогревается именно в протестном русле.

— Почему чрезмерная закрытость?… Ведь прокуратура говорила, что он и до августа, когда с ним все это произошло, тоже не соблюдал должным образом эти условия, не отмечался, как положено и так далее…

— Конечно. Вот уже тогда и надо было его задерживать.

— Конечно. А когда он вышел из больницы в Германии и находился на реабилитации, это выглядит как-то нелепо. Как-то это все непродуманно. Может быть, кто-то теперь пытается прикрыть недостаток профессионализма?

— Здесь была ситуация, что в шахматах называют цугцвангом: любое решение плохое.

Варианты встречи

Можно было бы, конечно, высадить его во "Внуково" и дать возможность, как Ленин в октябре с броневика, произнести с трапа самолета приветственную речь и так далее. Тогда уже сам прилет превратился бы в акцию.

Можно было его задержать и не дать возможности встретиться с его сторонниками и так далее. Насколько я знаю, во "Внуково" была не такая большая масса сторонников.

Прилетел бы он во "Внуково", встретили бы его там 500 человек, но далеко не тысячи. Была бы другая ситуация. Хотя, конечно, и прилет, и встреча в аэропорту тоже имела бы продолжение, на этом бы не закончилось.

Тут трудно сказать, что хуже. Поэтому с политической точки зрения и так, и так — неприятно. Но, чтобы задерживать, надо иметь правовые основания. И эти правовые основания надо предъявить людям, особенно в такой острой ситуации. Этого не было сделано.

— С другой стороны, это тоже не может служить оправданием для призывов даже детей на несанкционированные митинги. Некоторые люди обещали, что берут на себя ответственность за то, что они могут быть задержаны, у них будут проблемы, но это были безответственные приглашения.

Молодежь — действительно всегда революционная, всегда хочет перемен и против сложившегося уклада, который, понятно, никогда идеален не бывает. Тем не менее, какие у нас есть законные методы и возможности для проявления своей точки зрения? Можно ли у нас законно помитинговать, высказать свою позицию?… Как, где это можно сделать?

— Пока, к сожалению, в основном в интернете. Я с вами согласен.

  • Действительно у нас установлены слишком жесткие условия для проведения акций, вообще-то говоря, предусмотренных Конституцией. Слишком жесткие. Но это — опять же одна сторона.
  • А вторая сторона состоит в том, насколько я понимаю, что никто никаких заявлений, заявок на проведение массовых мероприятий не подавал и даже не пытался это сделать. По-моему, об этом и речи не было.

— Все их действия шли в разрез с существующими законами. Но через интернет действительно можно не только проявлять протест, но и организовывать. А если почитать то, что писалось в интернете, то волосы встанут дыбом… С помощью социальных сетей делались все цветные революции.

— Да, они Соединенные Штаты Америки, многие страны так поставили на уши и разрушили. Это тоже надо учитывать. Но в любом случае, у нас все-таки есть обычная процедура подачи заявки на проведения митингов и демонстраций.

Насколько я понимаю, если бы была подана заявка, может быть, им бы запретили в том месте, которое они хотят, но разрешили бы в другом. Но это всегда и везде так бывает. Заявляют всегда центральные места, а разрешают где-то на выселках…

— В Москве разрешают обычно на проспекте академика Сахарова. Не такая уж и глушь.

— Да-да. Где-то им дали бы возможность помитинговать, высказать претензии и так далее. Сейчас, конечно, поставили бы еще условия: маски и 1,5 метра между митингующими.

По крайней мере, была бы законная процедура реализации, все-таки митинг можно было сделать вполне нормальными легальными способами и средствами. Вероятность такая вполне была. Обычная процедура. Ведь просто так не запрещают. Но пойти законным путем никто из них даже не пытался.

Поэтому складывается впечатление, что с обеих сторон было желание обострить обстановку. Я и у других экспертов по этому поводу видел такое суждение, что это была проба сил.

— С обеих сторон — проба сил?

— С обеих сторон: со стороны силовых структур и со стороны сторонников Навального. Впечатление, что и та, и другая сторона сознательно пошли на обострение ситуации.

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.

Редактор: Юрий Кондратьев, Куратор: Олег Артюков