Что даст поворот к плановой экономике

Нужно ли возвращаться к плановой экономике? С "Правдой.Ру" беседует политический аналитик, доктор военных наук Константин Сивков.

Читайте начало интервью: Навальный — сакральная жертва?

— Хотелось бы видеть в стране сменяемость власти именно в плане подходов к экономике. Мы же пока видим только либеральную линию. Почему не попробовать другой вариант?

— Другие подходы есть, просто их как-то не особо освещают. Есть партия Платошкина — новый подход к социализму. "Партия дела" — капиталистическая, но у нее очень сильная социальная составляющая. Кстати, лукашенковская модель — один из подходящих вариантов. Она в том, что ключевые отрасли экономики находятся в собственности государства. Частный бизнес имеет некий низовой слой, и есть ограничение на его максимальный размер активов.

Он не должен превышать предел, за которым его возможности начинают оказывать влияние на окружающую среду, чтобы бралась под контроль какая-то область, район. Вот за что и убирают Лукашенко — не дает создавать олигархов, которые перехватывали бы власть у государства, муниципалитетов — по сути, у народа. Если мы говорим о народовластии, эти условия должны выполняться.

Что до сменяемости власти: она была необходима, чтобы в рамках одной и той же идеологии, концепции было несколько партий, отличающихся друг от друга лишь тактикой достижения общих целей, которые могли бы конкурировать. Но общая цель должна быть одна.

Сейчас у нас власть исповедует идеи потерянной Российской Империи, негодной ни на что, сословного строительства социального государства. Либералы строят капитализм, как в США и Европе, с теневой властью крупных собственников. А коммунисты — социализм с общенародной собственностью. Эти идеологии несовместимы, и не может быть между ними замены. Приход коммунистов к власти сразу изменит социальный строй, а команда Путина не создала альтернативы "Единой России".

России нужна внятная идеология, которая обеспечила бы продвижение нашей страны в будущее, неосоциализм. А в ней может быть несколько партий, отличающихся по форме достижения этой цели. Иначе мы ничего иметь не будем, кроме того, что сейчас.

— Сергей Глазьев сказал, что у СССР была отличная стратегия, но негодная тактика. Союз не создал конкурентную экономику. У капиталистов она была, но они не могли что-то планировать. У Глазьева идея — объединить плановую экономику с конкуренцией, чтобы получилось как в Китае. Китай нам нужен, или своим путем двинемся?

— Лукавит господин Глазьев. В Китае близко нет социализма, там нормальный махровый капитализм. Все китайское чудо основано на провальной стратегии глобализации США и транснациональной элиты, благодаря которой в Китай было вывезено огромной мощности производство. До коронавируса промышленность там принадлежали иностранным акторам, но сейчас воспользовались банкротством акций и за счет ковида национализировали, выкупив.

Объединение социалистических идей с капитализмом невозможны, социализм основан на том, что конкуренция должна быть в рамках плана меж госсубъектами. И в СССР что в военном деле, что в автопроме конкуренции хватало.

— Ну, вы не сравнивайте. Автомобили советские хорошими не назовешь.

— Подождите, но вот вам конкуренция! Между автомобилями шла еще какая конкуренция: ЗИЛ, ГАЗ, УРАЛ. ГАЗовский внедорожник, подготовленный сразу после войны, не пошел, пошел ЗИЛовский.

А причина падения советской экономики заключалась в том, что Косыгин внедрил капиталистические принципы — рентабельность, товарный принцип, который поставил крест на эффективном плане. Настоящее преступление и причина застоя.

Закончилась война — сразу через год появились автомобили "Победа", "Москвич-401", "ЗИМ". Через пять лет — "Волга", "Москвич-407", "Запорожец" и "ЗИЛ-110". А следующая линейка спустя 15 лет, а вот потом уже ничего нового не делалось в автопроме из-за этого симбиоза капитализма и социализма.

Опять большевики и национализация

— То есть средства производства опять в государственную собственность переводить?

— Я сторонник социализма. Но если хотите строить капитализм — давайте, но полноценный, потому что у нас сегодня странная смесь как раз типа императорской России. Вроде бы сословное общество и бюрократическая иерархия власти, а с другой стороны капиталистические отношения. Когда получаются какие-то комбинации, это всегда приводит к катастрофе.

— Я жила при другом социализме, и туда мне возвращаться не хочется. Гораздо больше мне хочется надеяться на капитализм и на свои собственные силы.

— Это ваше право.

— С другой стороны, я не вижу никакого удачного примера социализма в современном мире. Вы говорите — Китай не социалистическая страна. А какая вообще есть? Пример такого построения удачного?

— Можно привести пример Северной Корее и Кубы. Первая в условиях полной изоляции выжила и даже обеспечила гражданам достойный уровень жизни. Если вы говорите, что там нищета и боль, это чушь полнейшая.

— В Северной Корее не была, а на Кубе была. Там действительно нищета.

Я вам могу сказать: нищая и голая страна неспособна создать "ядерную триаду". Вот и всё. Потому что нищий и голодный ученый не сможет ничего сделать. Нищий и голодный инженер не сможет конструировать. Нищий и голодный рабочий не сможет создать высокоэффективное производство. Они создали.

— Вернемся к теме передачи. Оппозиция может возникнуть на каком-то протесте в России?

— Она реально существует! Ведь все говорят: "Революцию Великую Октябрьскую совершили большевики". Да не большевики ее совершали! Все забывают историю. Если говорить в сжатом виде, то с двух материков Революцию Октябрьскую совершил народ. И выбрал себе в качестве лидера большевиков. Вот это принципиальный вопрос. Не большевики возглавили народ, а народ пошел за большевиками.

И сегодня будет то же самое — малоизвестная партия во главе с талантливым аналитиком, подобным Ленину. Смотрите, в ДНР и ЛНР возглавили всё сопротивление люди, не имеющие никакого отношения к политическим партиям. Это были какие-то местные организации, которые выдвинули из своей среды талантливых руководителей. Да даже Ярош пришел на Майдан, имея всего 50 сторонников.

— А кто будет финансировать подобные партии?

— Никто не финансировал большевиков в 1917 году, когда они брали власть.

— Я думаю, что там все-таки какие-то деньги были, иностранные или свои какие-то. Не может быть, чтобы не финансировали.

— Может что-то и было, но всё это не настолько масштабно, чтобы можно было говорить о том, что за счет этих денег подняли Россию и совершили переворот.

На что шли деньги у партии большевиков? На выпуск газет, на содержание, оплату, чтобы обеспечить взаимодействие с органами — с местным движением, все мы помним. Сейчас всего этого не нужно, для этого нужен Интернет и телевизионный ресурс — он тоже самый важный.

И люди, которые их финансируют, находятся. Из наших, из этой же среды. Это и представители малого и среднего бизнеса, и даже представители крупного бизнеса.

Беседовала Любовь Степушова

К публикации подготовил Михаил Закурдаев

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...