Когда ждать реальных улучшений по Конституции

Россия после поправок: что изменилось? Снижается ли доверие людей, поддерживающих "несущие силы" страны? Рассуждает председатель правления Фонда развития гражданского общества Константин Костин.

Читайте начало интервью: "Не хватало фактуры": что не сказали хабаровчанам при аресте Фургала

— В июле опрос "Левады-Центр" зафиксировал снижение процента населения, которое считает, что страна движется в правильном направлении. В июле 42%, а в январе было 52%. Это не связано с протестами на Дальнем Востоке?

— Это в первую очередь связано с последствиями пандемии, потому что в январе мы жили в одной реальности, а сейчас после всех негативных последствий, вызванных карантином и остановкой экономики — в другой. Я думаю, во всем мире так.

Я говорил, что в период разгара пандемии доверие к власти будет повышаться, сразу после улучшения ситуации — доверие будет снижаться и у людей будут возникать сомнения. Когда страшно, вся надежда на власть.

— Но прогнозы были хуже, чем оказалось в действительности.

— Сейчас непосредственно угрожающая ситуация вроде бы отступила. Есть негативные последствия, связанные с экономикой, а значит, с социальной сферой. Выжить вроде выжили, но как-то хуже живем, чем раньше. Все как-то неправильно. Но это тоже неизбежно, и во всем мире экономисты говорят, что к январским уровням мы вернемся не меньше, чем через два года.

— А вот как повлияло голосование за поправки в Конституцию? С одной стороны, говорили нам, что это нужно, без этого страна не пойдет вперед. Еще и карантин толком не закончился, но проголосовали с соблюдением мер. А вот где перемены, думают люди, должно же было стать резко лучше…

— Я думаю, люди не думают, что должно резко стать лучше. Люди прекрасно понимали, что Конституция — разговор о будущем, о перспективе на несколько десятков лет.

Я не связывал бы эти колебания с голосованием по Конституции, так как был очень высокий уровень ее поддержки. Пандемия не пандемия, а всё-таки границы, благосостояние, уклад жизни, тот, который будет через 10, через 20 лет, касается моих детей, внуков — об этом надо однозначно договориться.

Еще можно в ноябре людей поспрашивать — тоже можно будет зафиксировать некий негатив, потому что ко всему добавится этот самый депрессивный, темный месяц на территории страны.

— Но народ-то по-простому все решает. Вот они верят президенту, помнят, что много было рекламных плакатов: "Голосуйте за индексацию пенсий, за помощь детям, инвалидам". И все это они, мне кажется, увязывают с конкретными вещами по улучшению их жизни.

— Но там не только социальные поправки. Нерушимость границ, требования к чиновникам они увязывают с другими вещами, считая это правильным. Это поддержка Путина и его политики, потому что многие нормы де-факто и даже де-юре существовали. Например, запрет чиновникам иметь иностранное гражданство или счета за границей. Это же уже у нас было в национальном законодательстве, но его приподняли в конституционное.

И понятно, что пока есть Путин, будут и пенсии индексировать, и вряд ли кто-то на высшие госдолжности с иностранным гражданством пролезет. Но люди же понимают — а через 20 лет как будет, через 40? А Конституцию все же трудней поправить, чем национальное законодательство.

— Вы говорите насчет федеральных законов насчет российского гражданства у чиновников. Но ведь ходили и сейчас ходят списки с фотографиями…

— Это нарушители. В какой-то момент им придется выбирать. Более того, они совершают преступление. И сейчас не справившихся чиновников президент отправляет в отставку. Если они не решают вопрос индексации пенсий, повышения минимальной зарплаты… Президент обязан ставить вопрос об удалении такого человека.

Люди проголосовали за то, чтобы так было всегда, вне зависимости от главы государства. Это и тотальная поддержка Путина и его политики, практик, которые сложились за время его правления, и тех требований к власти, которые формулируются.

Кандидаты и выборы

— Я такую информацию прочитала — Элла Памфилова заявила о том, что в выборах в сентябре выдвинуты 147 кандидатов от 24 партий, при этом зарегистрированы лишь 18, и в 13 регионах уже сегодня завершается прием документов на регистрацию. Мои знакомые представители партий говорят, что все не так критично и ужасно — но уже отказано экс-губернатору Иркутской области Левченко…

— Там есть юридический казус, о котором в КПРФ все хорошо знают. Он ушел в отставку и в ближайших выборах участвовать не может, только через пять лет. Нельзя же только из-за одного Левченко, который вдруг взял и передумал, что он всё-таки хочет опять поруководить регионом, менять закон.

— Ушел не он — его ушли. Там ситуация была сложная — то пожар, то потоп.

— Да он и с тем и с тем справлялся не очень. Не назвал бы я его идеальным губернатором. Со времен Говорина, за последние 12-15 лет не было губернатора, который бы избирался повторно. Там были и правые, и левые, и центристы, но, тем не менее, ситуация в регионе настолько тяжелая (я имею в виду, с точки зрения конфликтности элит в первую), что такой фигуры, которая бы консолидировала поле, пока не появлялось за последние 12 лет. Надеюсь, у текущего врио это получится, потому что это крайне важно.

— А по другим регионам? Не будет повторения того, что было летом 2019 года в Москве?

— Тут разные вещи. В Москве говорилось о неких дебютантах от непарламентской оппозиции. И был определенный нерв, что вот как бы нас боятся. Здесь этой ситуации нет. Увидите, там большинство представителей партий, которые могли бы стать кандидатами, себя неплохо чувствуют с точки зрения карьеры.

Вам же сказали, что всё не так плохо, то есть сами партии вполне удовлетворены. А сейчас же всё-таки не только борьба за власть конкретной территории, а и подготовка к федеральным выборам 2021 года. И для партий крайне важны плацдармы, с которых они будут бороться за мандаты в Государственную Думу.

И они, когда рассматривают участие своего кандидата, понимают, что их кандидат точно не победит. Они понимают, что их кандидату придется унизиться перед "Единой Россией", попросить, чтобы она им помогла с муниципальными подписями, что, конечно же, сильно ударит по реноме.

Если вместо этого можно, скажем, получить место в Совете Федерации, потом используя это как актив, конечно, партии согласятся на эту расторговку. Так во всем мире, 10-15% мандатов является конкурентными, а остальное — зона либо безопасного места, где одна партия четко держит мандаты, либо зона договорённостей, когда партии о чём-то договариваются.

Партия понимает, что везде провести одинаково кампанию невозможно. Везде разная обстановка. Так что это как в армии: направление главного удара, здесь действует разведподразделение, здесь просто держим линию фронта…

— Такая тактическая операция.

— Да. Это большие партии, которые принимают участие уже в кампании 2021 года. Конечно, они смотрят, в том числе под таким углом. В Москве за год эта несистемная оппозиция несистемная даже не стала политиками.

У них был год в Мосгордуме — они ничего заметного не сделали. Поскандалили, устроили ряд перформансов, но обещаний не выполнили. А за кого-то все обещал Навальный. Сказал: "Вот это хороший человек, он будет работать в ваших интересах".

Этот человек — я не уверен, что устав города Москвы осилил, не то, что Конституцию. Люди от тебя хотят, чтобы ты капитальный ремонт делал, общественное пространство, где с детишками гулять, дворы. А половина этих людей просто кристальные.

Вот эта протестная ситуация создала возможность для того чтобы парочка таких популистов на волне вот этого прошла. И хочется спросить избирателей: "Ну что, хорошо вам иметь теперь такого представителя? Много ваших проблем он решил уже сейчас, за этот год?".

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Михаил Закурдаев

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...