Виктор Алкснис: "Мы не прошли свою площадь Тяньаньмэнь"

Российский и советский политик Виктор Алкснис — о том, как "суверенитет России" привел к распаду СССР, а также о провале ГКЧП.

Борис Ельцин: возвращение на вершины власти

Читайте начало интервью:

— Избрание Ельцина председателем Верховного Совета РСФСР — для вас это был сюрприз, или все же за это шла напряженная борьба?

— Шла борьба, и действительно были достойные кандидаты на эту должность. Вопрос, однако, был предрешен. Слишком высок был рейтинг, завоеванный Ельциным после его опалы, силен был образ пострадавшего за народ человека, который боролся с привилегиями, избранного с триумфом народным депутатом — можно было избираться в сколько угодно Советов.

Я прекрасно видел, что все работало на Ельцина — телеканалы, радио, пресса. Говорилось, что Съезд СССР очень консервативен, ничего не хочет кардинально менять, но есть Съезд реформаторов и есть человек, который может стать во главе процесса — Ельцин. В общении со всеми своими друзьями, депутатами РСФСР я предупреждал, что его приход на высший пост приведет к тяжелым, трагическим последствиям. Но в ответ часто звучало, что вот, он Горбачева поставит на место, отомстит ему за унижение, которое было, когда Ельцина снимали со всех постов.

Настроения были очень легкомысленные: что там один Ельцин! Тут целый Съезд, мы всегда сможем его на место поставить! Поставили.

— Я читал, кажется, у Льва Пономарева о тех событиях. Он писал, что все было за них, им ветер тогда в спину дул.

— Нам ветер, к сожалению, не дул в спину. Для меня один из самых тяжелых моментов моей жизни был день 23 августа 1991 года, когда после провала ГКЧП состоялась внеочередная сессия Верховного Совета СССР. Я шел из гостиницы "Москва" через Красную площадь в зал заседаний. Очень много народу собралось на Красной площади, и многие из них плевали мне в лицо, говорили: "Вот он — реакционер, вот он — консерватор, вот он — фашист, который пытался нас загнать в ярмо". Такие были настроения. Сейчас я понимаю, что многие из них готовы были бы извиниться передо мной за то, что делали тогда.

Настроения были антисоюзные. Шли разговоры, что будем кормить Прибалтику и Среднюю Азию — "давайте отделимся, все равно они приползут к нам на коленях, мы их построим, как надо". Говорили, что КПСС — преступная организация, ее надо запретить, а коммунистов — судить. А ведь это несколько лет подогревали СМИ, и настроения, особенно среди интеллигенции, были соответствующие.

Так что распад Советского Союза стал закономерен. Можно было остановить выход из состава СССР Латвии, Грузии, Молдавии, но декларация "О государственном суверенитете" 12 июня 1990 года — это именно та мина, которая погубила союзный корабль, он пошел на дно.

За год до этого с трибуны Съезда наш выдающийся писатель Валентин Распутин поставил риторический вопрос: многие хотят выйти из СССР, а может, нам, РСФСР, выйти? Тогда это встретили смехом, улыбками, но ведь реально среди русских людей, патриотов царили настроения: почему ведущая союзная республика по сути кормит Среднюю Азию и прочее, что жизненный уровень в Эстонии и Латвии выше российского, почему мы не имеем собственной Компартии, Академии наук — "надо кончать". И этот большой русский сепаратизм — не хочу обидеть русский великий народ — тогда сыграл решающую роль в этих процессах.

Не хватило духу

— Когда вы оглядываетесь назад на то время, у вас не бывает ощущения, что что-то когда-то было сделано не так и стоило сделать по-другому?

— Есть такое ощущение… Не хочу хвастаться, но в тот период, особенно к 91-му году я входил в десятку самых популярных советских политиков. Сторонники меня слушали, хорошее отношение было в силовых структурах, потому что силовики прекрасно видели куда дело идет. И сегодня я понимаю, что вместо того, чтобы убеждать с трибуны, надо было работать на конкретные действия для спасения страны.

Мне довелось где-то в 2004 году в составе делегации Госдумы побывать с визитом в Китайской Народной Республике, где мы встречались с ее руководством. Нас провезли по всей стране, показывая китайские достижения, и нас сопровождал один из членов Политбюро, человек солидного возраста. По вечерам у нас обычно были беседы без галстуков, в том числе, извините уж, с алкоголем, и вот этот старый-старый человек, китаец нам сказал такую вещь: "Ваша вина и беда — то, что вы не сумели пройти через свою площадь Тяньаньмэнь".

Он сказал, что в мае 1989 года буквально со слезами на глазах применили силу, чтобы ликвидировать митинг на площади Тяньаньмэнь, который грозил серьезными последствиями вплоть до развала Китая — и его остановили, хотя на той площади были их дети, внуки. "Посмотрите, говорит он, вот вы не сумели сделать то же самое, и в каком теперь положении Россия и Китайская Народная Республика".

Но, увы, высшее руководство страны было к этому не готово. При всем моем уважении к министру обороны Язову, который воевал на фронте, когда — вот тогда — надо было просто проявить волю и дать команду о применении силы — у него духу не хватило, как и у других руководителей ГКЧП.

Никто об этом не говорит, но единственной союзной республикой, где ГКЧП победил, была Латвия. Там нашелся один майор, командир рижского ОМОНа Чеслав Млынник, который вместе с двумястами человек, без получения приказа от Москвы, от командования, полностью взял под контроль всю республику. И никто не выходил на демонстрации протеста, хотя до этого Народный фронт выводил на митинги сотни тысяч людей, а тут все попрятались по квартирам, потому что у рижского ОМОНа была репутация — он разговаривать не любит.

И многие высокопоставленные главы Республики срочно достали из сейфов партбилеты, звонили командующему войсками Прибалтийского военного округа Кузьмину и говорили: "Федор Михайлович, поймите, что это просто, ну, вот бес попутал. На самом деле мы всегда были, есть и остаемся верными коммунистами ревностными, готовы выполнять все распоряжения ГКЧП, навести порядок в республике".

Да и в Грузии Гамсахурдия прибежал с утра к командующему войсками Патрикееву и стал говорить, что готов выполнить все его распоряжения.

Но тогда членам ГКЧП надо было применить силу и показать твердость характера. А, извините, когда Янаев, вице-президент, на экране телевизора появляется с трясущимися руками на пресс-конференции — о чем тут говорить?

К сожалению, руководство страны выродилось к тому времени, элита политическая выродилась, и мы потеряли великую страну, великую державу.

Беседовал Олег Артюков

К публикации подготовил Михаил Закурдаев

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...