Андрей Фурсов: COVID-19 дал России шанс выскочить из ловушки

Какие процессы оттеснила на второй план пандемия коронавируса и проблемы самоизоляции? Какие проблемы обостряются теперь? Как будет вести себя власть дальше? Есть ли у России шанс в очередной раз выскочить из исторической ловушки? При каких условиях это возможно? Обо всем этом и многом другом в прямом эфире видеостудии Pravda. ru Инне Новиковой рассказал историк, социальный философ, директор Центра русских исследований Института фундаментальных и прикладных исследований МосГУ, директор Института системно-стратегического анализа Андрей Фурсов.

Читайте начало интервью:

1904

— Андрей Ильич, в России — сравнительно новое правительство. В последнее время был диссонанс между сильной внешней и крайне слабой внутренней политикой. Социальные и экономические действия или бездействие власти постоянно вызывали обоснованное недовольство. Недавно вроде бы начались какие-то подвижки, но коронавирус по всем бабахнул. Как вы оцениваете нынешнюю ситуацию?

— Тайная внешняя политика, естественно, ведется всегда. Но обратите внимание, на фоне коронавируса у нас вдруг пропала сирийская тематика, ее уже как-то подзабыли. Даже украинская тематика ушла на второй план. Такое затишье.

Во внешней политике и внешней экономике наших больших начальников сейчас интересует, прежде всего, проблема нефти. Я согласен с теми аналитиками, которые говорят, что закончена эпоха нефти как политического фактора. В этом плане нефть вернулась в состояние, которое было до 1973 года.

Нефть действительно перестает быть фактором политической активности. Очень показательно, что Рокфеллеры убрали все свои активы из нефтяной сферы. А поскольку у нас все было завязано на нефть, то теперь придется искать другие ходы.

При том что сейчас люди недовольны так называемой самоизоляцией и много чем другим, но власть делает вид, что вроде бы все в порядке. Эта ситуация внутри страны мне удивительным напоминает образом 1904 год.

— Недавно Валентин Катасонов в интервью Правда. ру тоже сказал, что ему наша ситуация напоминает 1904 год.

— Правда? Как интересно. Вообще в России, особенно когда какие-то внешние события начинают давить, тишина не должна вводить в заблуждение. Есть такая песня со словами: тихо на границе, но не верьте этой тишине.

Нужно понимать отношения властных структур и населения России.

В книге "Неучтенный фактор" Олег Маркеев написал про нас:

"Весь секрет был в том, что эта масса не способна была порождать пирамиды. Их жесткая иерархия и законченность были чужды ее аморфной природе. Правители всегда привносили ее извне, очарованные порядком и благолепием заморских стран. Но не они, а сама масса решала, обволочь ли ее животворной слизью, напитать до вершины живительными соками, или отторгнуть, позволив жить самой по себе, чтобы нежданно-негаданно развалить одним мощным толчком клокочущей энергией утробы. По его убеждению, все проекты, рекламируемые многочисленной крикливой братией реформаторов были обречены. Вопрос лишь времени и долготерпения массы…

Стоило только допустить, что масса только с высоты пирамиды кажется киселем, что внутри она таит жесткую кристаллическую решетку, что из нее она кует стержни, прошивающие очередную привнесенную из-за рубежа пирамиду власти, и что только эти стрежни даруют пирамиде устойчивость и целостность, стоит изъять их, и уже ничто не спасет государственную пирамиду от краха".

Что нас ждёт и что делать?

— Нам всем ждать краха, просто жить дальше или что-то делать?

— Нет, нам нужно ждать, что наша власть будет вести себя адекватно, разруливая ситуацию после коронавирусного кризиса. Но у нас есть целый ряд таких нехороших звоночков, которые снижают популярность власти. Пенсионная реформа.

Затем, когда главный начальник, обращаясь к народу, говорит, что у нас среднего класса полно, потому что средний класс — это люди, которые живут на 17 тысяч в месяц, это популярности явно не добавляет. Пожил бы он на эти деньги, я бы посмотрел, какой бы он был средний класс.

Есть еще целый ряд других негативных вещей. Одна из них — очень неприятная. Последние два года наши чиновники различных уровней демонстрируют совершенно хамское отношение к населению. Правда потом снимали кого-то за это. Но все равно, грубо говоря, эта чиновная сволочь настолько зажралась, что им уже плевать на отношение людей. Они ничего не боятся.

Поэтому я и сказал: 1904 год. И я больше всего опасаюсь, если будет какое-то недовольство, не дай Бог, прольется кровь, потому что когда в России проливается кровь, престиж власти падает ниже плинтуса.

Очень не хотелось бы таких всплесков, но по-видимому, в этом отношении мы опять находимся в общем мировом тренде. Я думаю, что все 20-е годы ситуация во всем мире будет становиться острее.

Единственное утешение для нас в том, что когда Россия попадает в историческую ловушку, и кажется, что — все, трындец, вдруг Россия выскакивает, благодаря тому что в Европе или в мире происходит кризис.

После Гражданской войны в 1921 году Фрунзе говорит: этот сброд надо распустить, эта армия не может воевать. Россию советскую тогда можно было брать голыми руками, перебросив сюда 500 тысяч белогвардейцев, которые в это время были в Западной Европе. Но она не была едина. Грызлись между собой европейские страны, условные Ротшильды и Рокфеллеры.

Это не значит, что так будет и в этот раз, потому что есть одно условие для того, чтобы Россия выскочила. Для этого в России должен быть правящий слой, элита, которая отождествляет себя со страной, с ее ценностями и с ее народом.

Если элита по-другому устроена и смотрит в другую сторону, если яхты, деньги, дети — за границей, с такой элитой выскакивать из ловушки будет очень сложно.

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.

Андрей Фурсов: COVID-19 сегодня и после
Куратор: Олег Артюков