Андрей Фурсов: COVID-19 — предлог для жесткого контроля

Какие мировые процессы активизировал коронавирус? Как его использовали власти? Каким станет мир после так называемой пандемии? Обо всем этом и многом другом в прямом эфире видеостудии Pravda. ru рассказал историк, философ, обществовед, публицист, директор Центра русских исследований и Института системно-стратегического анализа Андрей Фурсов.

Читайте начало интервью:

Андрей Фурсов: "самоизоляция" — насмешка над здравым смыслом

Андрей Фурсов: система Medicaid обрекает бедных на вымирание

— Андрей Ильич, как вы считаете, после пандемии коронавируса мир изменится?

— Он, безусловно, изменится. Здесь есть два рода изменений. Во-первых, значительно ускорятся те изменения, которые уже имели место накануне эпидемии. И второй разряд изменений — те, которые принесла с собой непосредственно эта эпидемия.

Деглобализация

Что касается первого разряда, деглобализация — это очень сильное слово, но тенденция в этом направлении — к макро-регионализации мира, безусловно, уже имеет место быть в течение десятка лет. И эпидемия коронавируса, безусловно, ускорит распад единой системы на несколько крупных макрорегионов.

Ковид-19 — хороший повод ввести тотальные ограничения и контроль

Вторая вещь, которая совершенно отчетливо выявляется — это ужесточение контроля над населением практически во всех странах. В Китае с 2014 года существует система так называемых социальных рейтингов. Очень хорошо на традиционную китайскую систему легли достижения в области компьютерного контроля и современные технологии контроля над населением в целом.

Сейчас мы видим, что и в России, прежде всего в Москве, необходимы пропуска. QR и все, что с этим связано, — это четкая форма контроля. Я не уверен, что эта форма уйдет после того, как закончится эпидемия. Нам, правда, обещали, что это все только на время эпидемии. Но я вообще не привык верить власти.

Весь опыт моей жизни в Советском Союзе и в постсоветской реальности говорит, что ко всему, что говорит власть, нужно относиться со значительной степенью недоверия и скепсиса.

К этой уже действующей системе очень жесткого контроля с 1 июля добавится так называемый эксперимент в Москве на пять лет, когда город будет управляться искусственным интеллектом. Это — тоже довольно жесткая форма социального контроля. И если он будет успешен, его распространят на всю страну.

Евросоюз тоже может ввести новые формы контроля и ограничить передвижение. По крайней мере, Макрон на что-то подобное намекал, говоря, что нужно поставить барьер из вакцины: если у тебя есть справка о вакцинировании, ты можешь приехать в Евросоюз, если нет, то — нет.

Вообще, вакцина разрабатывается в течение двух-трех лет. Затем она должна пройти испытания. Ни о каких вакцинах в ближайшие пять лет речи быть не может. Поэтому если какая-то фирма сейчас вылезет и скажет: а у нас есть вакцина от коронавируса - COVID-19, то это явно будут либо жулики, либо что-то еще похуже.

Вытрясание карманов населения

Еще одна тенденция. В условиях кризиса с коронавирусом речь пошла о том, что люди сидят дома, наличными деньгами они могут пользоваться ограниченно, значит надо все платежи совершать посредством банковских карточек.

Это — давнишняя мечта определенной части мировой и российской верхушки — убрать кэш и все перевести на карточку. И это тоже очень жесткий контроль над населением, потому что карточка означает, что деньги — не у тебя, а у банка, у государства и так далее.

Дистанционное образование — для оглупления

И еще одна вещь, которая очень неприятна мне как человеку, который с 1972 года преподает в высшей школе — это акцент на развитие дистанционного образования.

Я — противник тотального дистанционного образования, потому что образование — процесс личностный, и он предполагает наличие преподавателя, который непосредственно общается со студентом. Вне личностного контакта никакого обучения быть не может.

Я уже не говорю о массе технических и прочих сложностей, которые появляются при дистанционном образовании и при приеме экзаменов. У меня есть знакомые, которые принимали экзамены по дистанционке, и это — профанация на самом деле.

Понятно, зачем нужно дистанционное образование. Дистанционное образование нужно для упрощения и ослабления образования как такового, потому что управлять необразованными людьми, манипулировать ими значительно легче.

Об этом совершенно откровенно в прошлом году или года два назад сказал Герман Греф в Питерском экономическом форуме: невозможно манипулировать людьми, которые образованы и которые имеют доступ к информации.

Дистанционное образование — это одно из средств слома образования. Но поскольку уже сейчас многие родители выступили против этого и целый ряд специалистов, такое впечатление, что власть дала задний ход. Кроме того, технически это сложно.

Таким образом эти четыре тенденции — деглобализация, ужесточение контроля, замена кэша карточками и развитие дистанционного образования — и есть ряд совершенно очевидных последствий коронавирусной эпидемии.

Подвернулся случай запугать людей

— Эти тенденции все равно были и развивались. У нас очень быстро создали систему QR-кодов. Но ведь в Москве уже была внедрена система "Безопасный город". Все крупные города утыканы камерами. Насколько эти процессы активизировались именно благодаря коронавирусу?

— Они шли бы, но они шли значительно медленнее, а здесь подвернулся случай запугать людей, устроить психоз и сказать: Это нужно для вашей безопасности. Вы же не хотите умереть. Значит нужно это делать. Все это делается для вашего блага.

И это все пошло в ускоренном темпе. Эту вирусную эпидемию, помноженную на психическую эпидемию, использовали по полной программе для реализации целого ряда процессов.

Об экономической, финансовой составляющей — заказы фирмам на эти системы, камеры, техническое обеспечение — я уж не говорю. Кто-то на этом очень хорошо заработает. И наверное, с кем-то поделится.

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.

Андрей Фурсов: COVID-19 сегодня и после
Куратор: Олег Артюков