Владимир Путин не уходит, потому что народ не отпустит

Как связаны поправки в Конституцию и вопросы коррупции и контроля? Почему Владимир Путин, независимо от желания, должен оставаться президентом и дальше? Что делать, если Основной закон не выполняется? Все эти и многие другие вопросы в прямом эфире обсудили председатель совета директоров "Правды.Ру" Вадим Горшенин и преподаватель Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ Владислав Гинько.

Грозит ли России кризис из-за обвала цены на нефть?

Читайте начало интервью:

Голосуй — не голосуй, юридически это ничего не значит

Главные СМИ России — против президента?

Поправки в Конституцию РФ — очередной информационный провал власти

— Владислав, вы сказали, что коррупция начинается с самого низа и мелочей — коробки конфет, например, врачу или учителю. Поэтому мы не должны дарить или платить за то, что не предусмотрено законом. Но возьмем ЖКХ, за которое мы платим кучу денег, и там есть слесари, которые должны приходить по нашим заявкам и устранять неисправности, потому что это тоже все входит в оплату. Но они же ничего не делают практически бесплатно, а за все требуют дополнительной оплаты.

— Почему мы им даем — вот в чем вопрос.

— Потому что иначе они не сделают.

— Надо наказывать.

— Как наказывать?

— Это же — противозаконно. Коррупция. Значит, надо документировать и подавать жалобы, иски… Без победы над низовой коррупцией, мне кажется, мы никуда не денемся.

— А у нас вся страна так?

— Я не думаю. Нет, это не так, конечно. Опять-таки вопрос заключается в том, что каждый человек должен начинать с себя…

Взять голосование — получается, что люди вздрогнули: их спрашивают по Конституции. А может быть, Владимир Владимирович Путин и дальше будет постоянно спрашивать, например, с помощью цифровых платформ, через "Госуслуги". Так мы будем больше влиять не только на ЖКХ и медицину, но и на политику. Вот так может прямая демократия работать. Нас будут спрашивать.

— Собянин так работает сейчас?

— Да. В Москве и регионах уже есть такие порталы. Но там, конечно, все равно посредники. Там же не Собянин в этом приложении "Активный гражданин". А здесь же — напрямую.

— Я являюсь абсолютным сторонником решения вопросов через систему "Госуслуг". Также там можно спросить мнение жителей, провести опрос и голосование. Это не будет стоить практически ничего, не нужно будет много тратить из бюджета.

— А критикам и это не нравится, им все не нравится. Критики поправок в Конституцию говорят, они против голосования онлайн, им кажется, что там будет больше подтасовок.

У людей есть запрос именно на такого руководителя, который сейчас во главе государства

— Но здесь действительно сложно проконтролировать…

— Я считаю, что на самом деле есть целый ряд способов. ФСО проводит опросы, закрытые в том числе, отношения к власти. И есть целый ряд методик, которые показывают, насколько люди реально доверяют власти.

Я считаю, что Владимир Владимирович Путин — это не угроза, как в анекдоте, он — человек честный, прежде всего, перед самим собой, поэтому он не стал бы находиться у власти, если бы не имел поддержки большинства в стране.

— Вы сейчас с кем-то спорите?

— Я просто спорю с теми людьми, которые считают, что Владимир Владимирович Путин с помощью поправок пытается остаться на длительный срок. Я уверен, что даже если он останется, то в этом будет ярко проявлена воля народа, а большинство народа действительно этого хочет. А если он этого хочет, то какие могут быть вопросы?…

— Наверное, любому человеку имело бы смысл отдохнуть. Но это зависит от его собственного желания.

— Нет, это от нас зависит, мне кажется.

— Готов ли он сам?

Нет, его народ может не отпустить. Это реально так. И в нашем обществе большинство людей так или иначе доверяет Владимиру Владимировичу Путину. Можно по разным смотреть опросам, выборкам посмотреть, результаты несколько расходятся, но это — безусловный факт.

Это — просто данность. Ее невозможно отрицать. То есть у людей есть запрос именно на такого руководителя, который сейчас во главе государства.

— Тогда где свобода выбора у человека, будь то даже президент?

У него уже нет такой свободы. Он, безусловно, уже растворился в своем служении власти. Мы же видим. Знаете, какой риск? Вы даже о нем не думаете, что подтасовка может быть в другую сторону — против принятия поправок.

Есть некоторые люди на местах, которые заразились таким популизмом. Риски есть как раз того, что в итоге это все может в худшую сторону отразиться, что якобы мало кто поддерживает поправки.

Как раз этого я опасаюсь, не вижу смысла всему государству и Владимиру Путину лично играть, накручивать в сторону повышения поддержки. Я в этом вообще не вижу никакого смысла, потому что это и так есть. Это уже показывают закрытые опросы.

— Я все-таки скептически отношусь к этому. Вот ты идешь и выполняешь по системе step by step. Выполнил это — переходишь к этому. А наша Конституция содержит, по крайней мере, две нормы, которые откровенно не выполняются. Первая норма — по поводу проведения массовых демонстраций, шествий и так далее, которые должны носить уведомительный характер, но везде в результате подзаконных актов…

— Он — не уведомительный, а согласовательный. Надо согласовать, получить разрешение, то есть — даже разрешительный.

— Второе, и это более существенно…

— Медицина?

— Медицина. Вы, наверное, смотрели прошлые передачи, да?

— Я вас слушал. Есть платные медуслуги в госучреждениях медицинских.

— А в Конституции это напрямую запрещено.

— Ну не так чтобы запрещено. Там же написано, что должен быть пакет медицинских услуг.

— Там написано именно: медицинские услуги в государственных учреждениях здравоохранения предоставляются бесплатно.

— Но это — определенный пакет.

— Пакета как раз нет.

— Так на это есть разъяснение. Есть проблемы в том, что не назначают нужные анализы, не всегда предоставляют надлежащее лечение. В таких случаях просто надо отстаивать свои права в суде, прокуратуре и так далее. Прокуратура же защищает права граждан, соблюдение законности. А главный закон у нас — Конституция.

Беседовал Вадим Горшенин

Подготовил Юрий Кондратьев