Поправки в Конституцию РФ - очередной информационный провал власти

Поправки в Конституцию России, безусловно, сейчас тема №1. Но почему об этом дружно молчат федеральные каналы? Куда делась от конституционной реформы ЕР? А есть ли у нас демократия? А если сравнить с США?… Эти и другие темы в прямом эфире председатель совета директоров "Правды.Ру" Вадим Горшенин обсудил с экономистом, преподавателем Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте России Владиславом Гинько.

Грозит ли России кризис из-за обвала цены на нефть?

Читайте начало интервью:

Голосуй — не голосуй, юридически это ничего не значит

Главные СМИ России — против президента?

Любая реформа — это вопрос информационной подачи

— Владислав, федеральное телевидение абсолютно не уделяет внимания теме внесения поправок в Конституцию. Это — очередной большой провал внутриполитического блока, как вы считаете?

— Конечно! Это — та же самая история, как было с пенсионным возрастом. Ничего даже не объяснили. Хотя ФОМ, ВЦИОМ и все остальные показывали, что люди — против. Провели пенсионную реформу. Меня даже включали в список экспертов. Я позитивно к пенсионной реформе относился в связи с тем, что она назрела. Но при этом я говорил, что нужно информационно правильно подать. Любая реформа — это вопрос информационной подачи. А об этом ничего не говорилось.

Мне кажется, с поправками такой же провал сейчас наблюдается. Ведь о них никто ничего не говорит.

К 22 апреля мы подойдем, но люди не будут знать, естественно, о поправках. Они будут знать хотя бы наши диалоги. Кстати, на этом фоне получаются яркие высказывания критиков поправок, хотя эти высказывания смешаны с популизмом. А те, кто за поправки, если и высказываются, то скучно. Они просто так говорят: поправки нужны, потому что это так нужно. Это — главная логика. Это не работает.

#медведеввернись

— Вообще у нас просто идет какое-то оболванивание населения, а тезисы президента не доносятся до граждан.

— Не доносятся. Тем более не обсуждаются, хотя это надо обязательно обсуждать. Надо не бояться отстаивать позицию, которую ты несешь.

"Единая Россия", безусловно, допустила информационный провал.

Они почему-то не отстаивают собственную позицию в телеэфирах и радиоэфирах. Они не бьются информационно за то, что они делают. Это, конечно, неправильно.

— Потому что ЕР не является политической партией классического образца. Это — просто политическая обслуга нынешней системы. Точно так же, как КПРФ — политическая обслуга.

— Но многие люди им доверяют. Поэтому они должны объяснять. Вот что еще расскажу в этом плане. 15 января мы узнали про отставку Медведева. Я, наверное, единственный, кто позитивно оценивал правительство Медведева, причем ярко позитивно.

Я прямо назвал: это одно из самых лучших правительств Дмитрия Медведева. Я знаю, что польется шквал негативных комментариев и меня не заподозрят в причастности. Но я не работаю и никогда не работал в правительстве и других госструктурах.

Я так говорю, потому что действительно были положительные итоги.

  • Курс доллара был 61,41 рубль,
  • баррель нефти — 60 рублей,
  • инфляция годовая — 3,5%,
  • золотовалютный резерв — более 500 миллиардов долларов ЦБ,
  • Фонд национального благосостояния — 7,8 триллиона рублей,
  • профицит бюджета — 2,1 триллиона рублей.

Владимир Владимирович Путин сказал очень просто: такие ресурсы, которые нам удалось аккумулировать благодаря правительству Дмитрия Анатольевича Медведева, мы не сможем, скорее всего, аккумулировать даже в ближайшие десятилетия. Я просто цитирую Владимира Владимировича Путина. Я даже 17 января придумал хештег #медведеввернись. Никто его не поддержал.

— Но основная претензия к Медведеву была по поводу исполнения нацпроектов. Выделенные деньги просто не тратились.

— А это же хорошо. Я считаю, что хорошо не тратить. Понимаете, если деньги не тратятся, их можно потом потратить, но будут крики "коррупция", еще чего-то.

— Вы за кубышки?

— Нет. Процесс трат так устроен благодаря политике тендеров, что невозможно их потратить. То есть — процесс коррупциогенности резко снижается. Соответственно, тяжелее становится тратить из бюджета.

Но это же лучше, чем просто потратить деньги на ветер. Вот это популизм — давайте мы просто растратим деньги, а потом будем сами говорить: а куда делось, где эффект?… Деньги же никуда не пропали. Они есть.

Люди не умеют ценить то, что у них есть

— Владислав, но все-таки именно сейчас, а не в далеком будущем очень важны социальные проекты, которые касаются здравоохранения, образования и других сфер, очень чувствительных для людей.

— Если говорить про Медведева, когда он был президентом России, то были очень яркие отставки политических фигур очень важных.

— Кудрина, например?

— Да. И не только. Лужкова и так далее. И вполне понятно, что критика может иметь политическую подоплеку. Другой момент, на мой взгляд, трагично, что мы не умеем ценить то, что у нас есть. Мы в 90-е годы радовались зарплате в 50 долларов, сейчас мы недовольны 500 долларами.

— Как вы считаете, если лидер политической партии, занимавший пост премьер-министра страны, отставляется, что должна делать политическая партия?

— Это — некий такой казус…

— Она же приветствует отставку своего лидера фактически.

— "Единая Россия" — партия президента, так же как и Общероссийский народный фронт. Мы это знаем. У ее истоков стоял Владимир Владимирович Путин. Медведев — глава партии, но есть некая фигура, которая над этим всем, это — президент. И большинство людей это устраивает.

Кстати, когда у нас говорят про нехватку демократии, я напомню, что, к примеру, у Дональда Трампа вообще нет этого промежуточного звена премьер-министра. Ему напрямую подчиняется весь исполнительный блок. А у нас, я считаю, демократии больше, и безусловно, Дмитрий Анатольевич Медведев — политик.

— Почему политическая партия смолчала и даже приветствовала отставку своего лидера? Сразу куча недомолвок возникает…

— У нас вся страна такая.

Кран сломался — бегут к Путину

— Мы хотим жить по понятиям или мы хотим все-таки жить по законам, понятным всем?

— Это вопрос к нашим людям…

— Но и к нам с вами тоже, мы же — граждане с вами.

— Да, согласен. Но в целом это — очень сложный клубок взаимоотношений. Когда мы говорим про коррупцию, почему-то у нас одни считают, что коррупция высокопоставленного чиновника — это зло. Но если ты приходишь к врачу, учителю и даешь ему что-то в коробке, то это — не коррупция.

Должна быть нулевая толерантность к коррупции. Если по ОМС это должно быть сделано бесплатно, пусть это делается бесплатно.

Почему люди, когда с них вымогают взятку, не идут в соответствующие органы, не вешают на себя аудио-, видеонаблюдение и не документируют эти факты под контролем специальных служб. Не делают это. А как тогда с коррупцией бороться? Я понимаю, что вопрос заключается в том, что опять-таки отношения у нас — неравномерные в обществе и в целом. Кран сломался, и все равно бегут к государству.

— К какому государству?

— К Путину, по сути дела. Пишут же такие письма: кран сломался, не ремонтируют подъезд… С этим ничего нельзя поделать. С этим нужно жить. Мы живем с этим.

— Это — потому что сама система власти так устроена.

— Власть — отражение чаяний народа. Я уверен в этом.

Беседовал Вадим Горшенин

Подготовил Юрий Кондратьев