Как власть повышением налогов заставляет бизнес взвинчивать цены

Какая у нас все-таки медицина: бесплатная, платная, страховая, гибридная?… Какие еще есть парадоксы в государстве российском?

Кадровые перестановки после послания президента ч.1 [Жизнь как она есть]

Почему наша власть постоянным повышением налогов заставляет бизнес постоянно повышать цены? Какой тогда смысл в социальной помощи? Или наоборот — соцпомощь превращается таким образом в сектор экономики?

Об этом глава медиахолдинга "Правда.Ру" Вадим Горшенин беседовал в авторской передаче "Жизнь как она есть" с политологами Сергеем Ильиным и Андреем Перла.

Читайте начало интервью:

Парадокс медицины в России: бесплатная или страховая

Какая у нас медицина: бесплатная, платная, страховая или гибридная

— По Конституции, медицинская помощь в России — бесплатная. И в то же время она есть платная и страховая. И с медицинским страхованием получается парадоксальная ситуация. Даже если кто-то в своей жизни ни дня не работал, как это ни забавно, он имеет медицинский страховой полис со всеми вытекающими из этого последствиями, приходи и лечись. Поэтому, опять же, возникает большой философский вопрос: у нас медицина страховая или бесплатная? Вроде бы, по всему действующему законодательству и системе, она страховая, а по факту — все-таки бесплатная. Ведь даже если ты работаешь, то медстраховку за тебя платит работодатель, а не ты сам.

Андрей Перла: А ты сам, если тебе мало обязательного страхования, можешь получить полис добровольного медицинского страхования уже за собственные деньги и т. д. Но имеешь полное право этого не делать, и гарантированный государством минимум медицинских услуг все равно получаешь. Причем, где этот минимум работает так, как он должен работать, например, в Москве, этому можно только позавидовать.

Сергей Ильин: Не во всем.

А. П.: Не во всем, но точка отсчета очень важна.

Почему мы никак не уйдем от "серых зарплат"

С. И.: Кстати, вот еще о чем имеет смысл проговорить.

Будем смотреть правде в глаза: серый сектор в сфере зарплат у нас никак не падает — во многом из-за больших социальных налогов, в том числе тех же пенсионных отчислений и т. д.

И нужно понимать, что если человек не сидел 30 лет домохозяйкой, а допустим, с 90-го года работал во всяких фирмах и получал черную зарплату, но ни он, ни его работодатели не заплатили ни копейки в Фонд обязательного медицинского страхования, при этом медицинское обслуживание он все равно получит.

А. П.: Да.

Очень важная вещь: когда мы часто говорим сегодня, что в России есть нарастание социального недовольства, надо понимать, что очень существенный фактор нарастания этого социального недовольства — это усиление государственной фискальной политики, сокращение серого сектора, усиление давления на самозанятых, в общем смысле этого слова.

С. И.: Да, разумеется. Под очень красивым соусом, но тем не менее это, конечно же, давление.

А. П.: Идет сокращение возможностей оборота наличных денег, вывод серых зарплат и т. д. И хотя с точки зрения государственной фискальной политики, с точки зрения наполнения бюджета, особенно муниципальных и региональных, это очень большое благо, но с точки зрения очень значительной части населения, задействованной в так называемой гаражной экономике (а по некоторым оценкам, это десятки миллионов человек), это очень большое зло.

Бизнес работать вбелую не может

— Безусловно. Но! Мы с вами понимаем, что это зло заключается в том, какие налоги и как сейчас действуют. Потому что я с очень многими людьми разговаривал, в том числе с руководителями разных предприятий. Они говорят, что если мы отказываемся от этих вот серых схем, которые административно и уголовно преследуются, то мы прогораем. Если они будут платить все налоги, то будут работать себе в убыток. Естественно, никто этого делать не будет. Лучше просто закрыться и пойти получать пособие от государства.

А. П.: То есть в самом лучшем случае бизнес начинает работать в ноль, в худшем случае он выбывает. Это называется, если бы директором был я, то усиливал бы не прямое, а косвенное налогообложение, по крайней мере в том, что касается доходов населения. Но сейчас, по-видимому, государственная политика прямо противоположная.

С. И.: Тут имеет смысл вспомнить начало нулевых годов.

Дело в том, что одно из выдающихся достижений Путина в первое время его правления, — это именно принятие Налогового кодекса и, соответственно, подзаконных актов.

Что мы имели в 90-е годы? Нам сейчас кажется, что налоги очень тяжелые. Но в 90-е годы предприниматель должен был заплатить налогов порядка 90 копеек с рубля, то есть 90 процентов шло на различного рода налоги.

Соответственно, налоги не платил практически никто, собираемость была крайне низкой, что, кстати, сильно упрощало коррупцию, выборочное правоприменение по отношению к предпринимателям и т. д.

  • При раннем Путине произошел первый этап, когда налоговая система либерализовалась, но при этом устаканилась. Налоги снизились, собираемость их резко возросла, в том числе не в процентах, а в абсолютных цифрах.
  • Сейчас у нас происходит второй этап, когда все еще более, так сказать, институционализируется, что хорошо, как вполне резонно было замечено.

Однако налоги при этом что-то совершенно не понижаются, а, даже наоборот, растут и добавляются.

То есть тут уже проблема получается.

Почему налоги не понижаются

А. П.: А я вам скажу, почему налоги не понижаются.

С. И.: Потому что люди — вторая нефть.

А. П.: Нет, совсем наоборот. Потому что, строго говоря, как раз наоборот.

Потому что российское государство видит российского избирателя, гражданина не как налогоплательщика, а как получателя различных видов социальной помощи.

С. И.: Да. Но чтобы что-то ненужное купить, нужно что-то ненужное продать.

А. П.: И тогда, да, чтобы купить что-нибудь ненужное, нужно сначала продать что-нибудь ненужное. А у нас денег нет, и поэтому с тех, у кого деньги есть, мы возьмем. А это предприниматели.

Поэтому выкачаем максимум из экономики, чтобы обеспечить максимум социальной помощи всем остальным. Вот так устроено сегодня российское государство.

С. И.: Притом, что, естественно, предприниматели, хотя бы части В2С, все риски, любое повышение налогов автоматом переносят на повышение цены. Понятно, что автоматом это сразу же отражается на кармане всех потребителей.

Читайте продолжение интервью:

Беседовал Вадим Горшенин

К публикации подготовил Юрий Кондратьев