Новое правительство может стать прорывным и... провальным

Чего можно ждать от правительства Михаила Мишустина? Почему оно может стать прорывным, но также и провальным? Сумеет ли новый премьер исправить косяки прошлого? И с кого спросят, если не получится?

Действительно ли пенсионный грабеж был неизбежным из-за демографии? А как же тогда повсеместная модернизация, роботизация и уменьшение спроса на рынке труда? Ведь все это действительно уже происходит. В результате найти работу, тем более, людям старшего возраста, теперь стало не просто очень трудно, а практически невозможно. Что же можно ожидать в будущем? И чем все это кончится?… Будет ли принято разумное решение?

Об этом главному редактору "Правды.Ру" Инне Новиковой рассказал директор консалтингового агентства NPR Group Дмитрий Фетисов.

Читайте начало интервью:

Каким станет новое правительство

— Дмитрий Николаевич, вы считаете, что новое правительство может получиться действительно прорывным. Почему? Чем прорывным? Теперь экономика наладится, а простым людям станет легче жить? Чего можно ждать от правительства Мишустина? И почему? Ведь там половина министров осталась.

— Больше половины обновилось все-таки, причем на многих ключевых должностях, и поменялась структура правительства.

— Плюс, конечно, минфин и минэкономразвития как бы разделились.

— Да, и самое главное, что министерства сейчас дадут деньги, которые они должны освоить.

Меняется бюджетная политика.

— А тем не давали деньги?

Вы обращали внимание, как Государственная Дума последний раз принимала бюджет?

Тогда была ориентация на регионы. Такого не было раньше. Потому что, наконец-то, на государственном уровне стали говорить про проблемы регионов.

Посмотрим, как теперь это будет реализовываться. Задумка хорошая. Многое зависит еще от реализации.

И вот поэтому нынешнее правительство может получиться действительно прорывным. Но в то же время как раз из-за этого у него и работы прибавится, спрос будет больше, поэтому оно может оказаться хуже, чем медведевское даже.

Почему все-таки долгое время Медведева не трогали несмотря на все многочисленные и вполне обоснованные, справедливые претензии к нему? Потому что существовал риск, что станет еще хуже. Просто не было такой уверенности, тем более, гарантий, что не станет хуже. В какой-то момент уже все-таки президенту, видимо, надоело терпеть.

Мы ждем перемен?

— Это как у Горького в романе "Мать", когда люди жили очень тяжело, но боялись изменений, опасаясь того, что любые перемены еще больше усложнят их и без того тяжелую жизнь.

— Сейчас сама ситуация требует изменений.

Мы могли еще даже два года назад представить такую ситуацию, что президент в Послании к Федеральному Собранию говорил фразу, что нам нужны перемены?

Мы все помним, откуда эта фраза пошла, с какого времени.

— Да, мы помним и чем это закончилось.

— Но наше время — действительно очень серьезное.

Опять для России сейчас — очень непростое время. Оно может закончиться как благополучно, так и совсем наоборот, и тогда мы станем жить хуже.

Зачем нам пенсионная реформа

— Почему, как вы считаете, власти понадобилась пенсионная реформа, а если откровенно, то просто повышение возраста выхода на пенсию и лишение многих людей заработанных пенсий? Ведь Путин сам не раз говорил, что не допустит этого, это плохо, такого не нужно делать. Экономисты посчитали, что это невыгодно, нецелесообразно. В нашей студии депутат Госдумы Евгений Алексеевич Федоров сказал, что все дело в нашем ограниченном суверенитете. Нас заставили это сделать. До этого мы десять лет отпирались от этой реформы, но все-таки были вынуждены ее принять, хотя сами понимали ее непопулярность. Вы как считаете?

— Я всегда называю это "неизбежным злом".

Потому что, собственно, демографическая ситуация вынуждает к этому. Вот поэтому и пенсионная реформа пошла.

— По-вашему, это было все-таки наше решение, вызванное демографической или иной ситуацией?

— Да.

— Это не извне?

— Нет, конечно, не извне.

Это просто необходимость. Потому что, вы знаете, если бы государство не сделало это сейчас, уже через пять лет было бы еще хуже. И не было бы возможности повысить пенсии.

По задумке, сейчас должен произойти рост пенсий гражданам и быть заложен такой экономический плацдарм на ближайшие годы, даже на десятилетия.

— По новой какой-то кого-то задумке… По задумке, у нас был и есть Пенсионный фонд. Мы все работали, платили туда отчисления с зарплаты, и нам приходили бумажки, сколько на личном пенсионном счете денег. А потом в какой-то момент он просто полностью обнулился. И теперь мы платим новые социальные налоги для того, чтобы платить пенсии пенсионерам… И ничего как бы уже не копится, никаких пенсионных фондов не создается. Но люди же уже по нескольку раз заработали себе на пенсию! А государство просто односторонне отказалось от своих обязательств и разорвало социальный договор со всем обществом.

— Да, в том-то и дело, что сама суть пенсионной реформы, ее можно даже, может быть, назвать циничной. Это даже не пенсионная реформа. Пенсионная система.

Что это такое в рамках общественного договора? То, что зарабатывает человек, то, что он платит в Пенсионный фонд, идет не на его пенсию, идет на пенсию того поколения, которое перед ним.

— Которые сейчас пенсионеры.

— Абсолютно верно. И сейчас мы видим, что та демографическая яма делает это неизбежностью. То есть, по задумке, пенсионная реформа должна принести плоды в виде непосредственного увеличения пенсий. Опять же, вопрос, получится это или нет.

Самая большая ошибка правительства Медведева

Но самая большая ошибка правительства Медведева была в том, что оно не смогло рассказать, или не хотело, или даже не подумало, что надо рассказать обществу, поговорить с обществом, организовать вот этот общественный диалог.

Читайте продолжение интервью:

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев