Отставка правительства: пыль ушла, пылесос остался

Почему все удивились и очень обрадовались отставке кабинета Медведева? Насколько изменят конструкцию власти поправки, внесенные президентом?

Что изменилось на самом деле? Почему никто ни за что не ответит? Какие три конверта уходящий начальник оставляет следующему? Удастся ли решить проблемы? Каким образом?

Об этом главному редактору "Правды.Ру" Инне Новиковой рассказал директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлев.

Читайте начало интервью:

Конституция должна работать на страну, а не против неё

США присвоили право навязывать свою волю по всему миру

Чем отличается отечественная оппозиция от импортной

Россия живет трубами: Тюмень — нефтегазовыми, Москва — медными

Как сильный Совфед накренил корабль власти

Главный вопрос: как будут назначать главу Госсовета

Отставка правительства: где логика?

— Дмитрий Анатольевич, смене правительства все очень обрадовались, потому что настолько оно уже было ненавистно, уже очень долго этого ждали, но уже даже не очень надеялись. Некоторые считают, что вообще ничего не предвещало эту отставку. Хотя теперь, конечно, кто-то говорит, что это уже витало, ожидаемо было. Но все-таки почему именно сейчас? С чего вдруг?

— Вы задали сразу три вопроса: предвещало ли, зачем смена и почему сейчас? Давайте последовательно.

На мой взгляд, тоже не предвещало.

Более того, как мне кажется, задачи, которые были поставлены, можно было решить и менее энергоемким путем — сменой отдельных персоналий внутри правительства.

Может быть, даже премьер-министра, но без конституционной реформы, без всего вот этого огромного, масштабного запущенного сейчас процесса.

— Но это как начинаешь делать ремонт, вроде хотел просто…

— …обои на одной стенке переклеить.

— Да, а потом заодно уже все переклеил, купил шкафы новые и диваны.

— Да.

Медведев будет новым президентом?

Почему я еще думаю, что Медведев, возможно, планируется на пост президента. Именно поэтому — не предвещало ничего отставки правительства.

Просто это принцип пластинки. Представьте себе любую граммофонную пластинку. (Даже мы с вами уж точно видели более поздние пластинки.)

  • В центре пластинки — покой. Она хоть и крутится, но слететь с нее из центра практически невозможно. Там и далеко, и момент меньше. А с краю пластинки слететь элементарно.
  • Представьте себе, что в этой пластинке дырку проковыряли в другом месте. Представляете, сколько народу слетит? Вот они все вокруг центра стоят плотными рядами. Понятно, что больше упадет с краю.
  • А представьте себе, что центр взяли и перенесли. И эти все остались уже на краю. Вы думаете, они "все конфеты, все букеты возьмут и дурной машине отдадут", как Жванецкий писал?

Да они зубами будут держаться, чтобы центр тут остался. И не за Дмитрия Анатольевича Медведева они будут бороться, а за себя.

Поэтому не предвещало ничего отставки правительства.

Но президент у нас, как и первый президент России, знаменит загогулинами, умением как-то все быстро передвинуть — даже не просто мебель, а вместе с полом.

И произошла отставка правительства, которая политически была очень эффективна. Ведь не все правительство ушло, а ушла его часть — значительная часть.

Кто ушел, а кто остался?

И значит что? Смотрите, как это все получилось красиво.

Ушли именно те люди, которые вызывали наибольшее раздражение.

Я даже не имею в виду Дмитрия Анатольевича. Я имею в виду вице-премьеров, министров.

Либо люди, как Васильева, которые вызывали раздражение только у определенных групп, но зато находились в очень вредной среде, такой вот кислотной.

У нас все недовольны образованием, все недовольны медициной.

Мне кажется, что сама Васильева в таком положении дел не виновата, она, скорее, пыталась что-то спасти.

— Как раз о Васильевой многие очень хорошо отзывались.

— Вот я и говорю. Но при этом сама среда, сама сфера вызывала много вопросов. Вот ее и убрали, а к следующему никаких вопросов — он же только пришел. Другой вопрос, что он пришел под Васильеву.

Три конверта старого начальника новому

— Помните древнюю мудрость про послание в трех конвертах начальнику от предыдущего начальника?

— Да, "а теперь пиши конверт". Сначала обвинили того, потом — другого. Поэтому политически все остается очень хорошо.

Структура существенно не изменилась, проблемы существенно не изменились, решения тоже, думаю, не сильно изменятся.

Будет одна сфера, которая, мне кажется, будет меняться. Мы о ней сейчас и говорим.

Нервы как пыль ушли, пылесосы остались

— А все остальное останется так же?

— Нервы ушли пока вместе с этими людьми.

— То есть убрали — и на этом все?…

— Как пылесос собрал пыль, вы мешок из пылесоса вытащили и выкинули.

— Но пылесосы-то не выкинули. Та же Вероника Скворцова теперь будет возглавлять Федеральное медико-биологическое агентство. Некоторые считают, что ее и назначали, потому что там она теперь будет исправлять свои собственные ошибки.

А как Медико-биологическое агентство может исправить кошмар с медициной? Это же вопросы высоких технологий, а не первичного звена, в котором самые большие проблемы. А за первичное звено она больше не отвечает.

— А теперь пришел новый министр Михаил Мурашко.

— И он ни за что не ответит. Три конверта.

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев