Николай Платошкин: надо не Госсовет усиливать, а Совфед ликвидировать

С Послания президента Федеральному Собранию началась системная перестройка центральной власти. Зачем она нужна? Почему понадобилась так внезапно?

Для чего президент Владимир Путин выступает за ввод в конституционное поле Государственного совета? Не получится ли дублирование функций с другими органами власти, например, с Советом Федерации?…

Кстати, а нужен ли вообще даже нынешний Совет Федерации в таком виде? И если уж кому-то без него никак, то, может быть, он должен реально представлять регионы, а не быть синекурой для непонятных личностей?

Об этом обозревателю "Правды.Ру" Любови Степушовой рассказал дипломат, известный политик и лидер "Движения за новый социализм" Николай Платошкин.

Читайте начало интервью:

Мнение: не надо конституционно выходить из международного поля

Крым вернулся в Россию по международному праву

Нужен ли Генсовет?

— Николай Николаевич, не понятно, зачем Госсовету придаются дополнительные полномочия. Государственный совет как совещательный орган президента с губернаторами был вполне нормальной структурой. Но зачем создается новый центр власти, узаконенный в Конституции? Не будет ли он дублировать другие органы? Для чего это делается?

Смысла в этом абсолютно нет. Потому что пятое колесо в телеге вообще не нужно. Но если это Путин делает для того, чтобы облегчить себе уход в 2024 году или раньше, ради Бога. Знаете, я его словами отвечу. Он сказал: "Надо ли ограничить пребывание в президентах двумя сроками подряд? Не думаю, что это важно, но пусть". Но я ему тоже так скажу…

— Лукавит.

— Если Путин позволит… Точнее, мы не будем спрашивать его позволения, но если не будет никакого сопротивления в приходе к власти демократическим путем левых сил, пусть заседает как руководитель Госсовета или еще какой-то структуры. Во многих странах это делается просто.

В Латинской Америке, например, президентов после переизбрания делают пожизненными сенаторами без права отзыва.

Так и Пиночет потом заседал. Можно так и у нас сделать.

— Вы считаете, что этот Госсовет будет похож на то, как в Казахстане сделали, и Назарбаев туда ушел?

— Да, очень похоже, примерно то же самое.

— Для России это нормально?

— Нет, с точки зрения госуправления это не имеет никакого смысла.

— В Китае такое было. Там Дэн Сяопин лет до восьмидесяти заседал в каком-то конституционном органе.

— Это не имеет никакого значения с точки зрения управления. С точки зрения фиксации власти Путина на какой-то период после его ухода с поста президента — ладно.

Что делать с Советом Федерации?

— А что делать с Советом Федерации? Это же дублирование получается.

— Знаете, вообще в принципиальном смысле если говорить, то у нас нет никаких сенаторов. Давайте приучать друг друга называть вещи своими именами. Я терпеть не могу выражение "силовые органы". Это что за сила?… У нас есть правоохранительные органы. А когда вы называете их силовыми, это означает, они что по отношению к вам, что ли, силовые?

Никаких сенаторов у нас нет. Сенаторы есть в Соединенных Штатах. Они там так и называются совершенно официально. А у нас — члены Совета Федерации.

И по большому счету, хотя Путин постоянно Ленина разносит, но Ленин был против федерации, федеративного устройства вообще.

И вообще еще тогда в программе РСДРП федерация рассматривалась как реакционная отжившая форма, которая мешает госуправлению, потому что является дополнительной ступенью.

Я в принципе за полную отмену Совета Федерации. Он нам не нужен.

Парламент для чего существует? Для принятия законов. Госдума их принимает. Зачем нам два парламента? Одного хватит.

— Но у нас же федеративное устройство. С этим как раз все понятно.

— Подождите, извините. Избираются люди с Марса, что ли, в Думу? Они избираются из Хабаровского края и остальных регионов.

— Но это же международная практика. Вы сами только что говорили о международных принципах.

— Международной практики такой нет.

— Почему?… В Бразилии, в США… В федеративных государствах — везде так.

Нет, не везде. В Австрии однопалатный парламент. Между прочим, тоже федеративная страна. Нет, не везде. Такого принципа нет. И вообще во многих странах парламент однопалатный. Что здесь такого?…

— Допустим, мы как бы убираем Совет Федерации, он нам не нужен. Что остается?…

— Хорошо. Подождите. Вы журналист. Что вы мне за последний год можете интересного про Совет Федерации рассказать?

— Ничего, кроме того, что там утверждают законы представители всех регионов…

— Там сидят люди, не имеющие к этим территориям вообще никакого отношения. Там раньше сидела мама Ксении Собчак от Тувы, которая в Туве, по-моему, была всего пару раз, от силы, может быть, три, но не больше.

— Теплые места просто-напросто.

— Да, как раз так. Но если вы хотите, предположим, Путин хочет или еще кто-то, то пусть он будет. Пусть сохраняется это обезьянничество по США.

  • Вот у них есть, у нас тоже должен быть,
  • у них по два человека от каждого штата, значит, и у нас по два человека от каждого региона будет.

Но вы что считаете, что США и Россия — это одно и то же?

Ладно, хотим сохранить эту синекуру для членов Совета Федерации, которых сейчас по двое, пусть будет.

Но заметьте, что одного из них назначает губернатор. Назначает! Не выбирает. Другого назначает хотя бы местный парламент, который, ладно, сам все-таки выбирается.

По-моему, если уж и сохранять Совфед, то надо выбирать туда людей напрямую, как это было при Ельцине.

То есть при Ельцине Совет Федерации избирался населением. Причем там как раз был пятилетний ценз, то есть перед избранием человек должен был не менее пяти лет жить на этой территории. Это совершенно нормально и вполне здраво. Но если уж так, по большому счету, то лично я считаю, что он вообще не нужен в принципе.

Читайте продолжение интервью:

Изменения в системе власти: рихтовка декораций?

Николай Платошкин: что такое новый социализм

Николай Платошкин о главных ошибках власти

Налоги растут. Россия ждет Гитлера?

Николай Платошкин: "Предложения Путина — никакие"

Беседовала Любовь Степушова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев