Михаил Мишустин - преемник или звено, передатчик или строитель?

Послание президента стало отправной точкой реформы политической системы. Станет ли оно точкой отсчета новой России? Является ли назначение Михаила Мишустина началом операции "Преемник"? И он ли является центральной фигурой этой операции? Почему фигура президента уже после принятия поправок станет не так важна, и поэтому им может быть человек технический?

О этом главному редактору "Правды.Ру" Инне Новиковой рассказал политолог, доцент Финансового университета при Правительстве РФ Леонид Крутаков.

Читайте начало интервью:

Послание президента — диверсификация власти

Путин очень долго запрягал. Поедем ли быстро?

Леонид Крутаков: наших олигархов давят на Западе как клопов

Как власть рушит общество и пытается откупиться

В России и в мире: справедливость — понятие растяжимое

Послание президента — отправная точка для глобальной реформы?

Зачем России много центров власти

Леонид Крутаков о "Единой России", Госдуме, Мишустине и новом правительстве

— Леонид, позволят ли Мишустину создать свою команду и реально проводить свою политику? Ведь главное сейчас — надо думать о том, кто придет после нашего нынешнего президента.

Поправки размывают позицию президента

— При том раскладе, который озвучен, если будут эти конституционные поправки, позиция президента размывается. Его роль как гаранта всего и вся уже ослабнет, мы будем иметь дело с коллективным Путиным, я бы сказал.

Нынешние полномочия Путина распределятся между несколькими центрами силы, и президент уже не будет той силой.

По крайней мере, премьер (а он по факту вторая фигура в государстве) выводится из-под президента однозначно.

Ведь он и его замы теперь будут Госдумой назначаться. Это будет начиная со следующего правительства, когда будут поправки приняты. Это серьезно подрывает возможности влияния.

Да, силовики остаются, но их президент ограничит Советом Федерации, который должен будет утверждать эти фигуры. Да, он их не выбирает, но утверждает, и тут уже ставится дополнительный фильтр. Там серьезные вещи.

Мишустин — преемник Путина?

Сейчас премьером стал Мишустин. Я не думаю, что это вопрос преемника власти. Хотя в той конструкции, которая будет реализована, как я думаю, она будет реализована с поправками, тогда это уже не принципиально.

Там задача поставить не сильного, харизматичного президента, а вполне можно будет поставить технического.

— Мишустин как раз не харизматичный человек и не обаяшка.

— Вы правильно поставили вопрос полномочий, которые ему дали. Мишустин вроде бы как настаивает, чтобы глава аппарата правительства был его человек. Это свидетельствует о том, что он нацелен на какую-то самостоятельную программу. Потому что, если руководитель соглашается поставить на эту ключевую позицию чужого человека, то он сам попадает моментально под чужое влияние.

Я думаю, что в разговоре с президентом все это достаточно подробно было проговорено.

Мандат Мишустина на назначения и изменения состава правительства должен был быть обговорен.

У Мишустина практически не было шансов отказаться от этого предложения.

— Разве отказываются от таких предложений?

— Умные и ответственные люди могут и отказаться.

Позиция премьера: историческая ретроспектива

— Но тем не менее власть — это такое сильное искушение.

— Это да. Вот почему у нас так легко соглашаются с назначениями?

Потому что у нас назначают не ответственных, а смотрящих, тех, кто должен делить и пилить.

И когда назначают, любой человек легко соглашается, потому что он понимает, что его сажают на бюджет, который он должен будет распределять. Не целевые показатели были главными достижениями, а правильно ли ты деньги распределяешь, в те ли руки, туда ли доходит и сколько доходит.

А это совершенно другая функция, и выполняют их не люди, которые создают будущее, реализуют действительно важные проекты, а люди, которые прожирают то, что было создано в прошлом. Вот именно этот параметр надо изменить в первую очередь.

По-моему, Мишустин — человек, который может результатов добиваться.

— У него на прошлой работе была задача как раз наполнять бюджет, и он очень эффективно это делал, в разы увеличил поступления.

— Да, задачу решил.

— А пилить-то там всегда было кому…

— Тут устройство мозгов очень важно. Мишустин похож на человека, способного решать задачи. Посмотрим. Пока мало информации, чтобы судить, делать выводы.

— В любом случае у нас был 12 лет премьер, про которого рассказывают анекдоты такого типа: он вам не Димон, а председатель правительства. Будем надеяться, что хуже точно не будет, а хоть что-то полезное будет делаться.

— Была жуткая девальвация поста премьера. Раньше там фигуры были — Примаков, Черномырдин, с ними считались, это был центр силы и принятия решений. Они могли что-то серьезное президенту сказать, возразить.

Разница между ответственным руководителем и безответственным

— А еще раньше Косыгин у нас был.

— Ну, вот это уже история, не замахиваюсь. Байбаков такой еще был, помните? Это вообще фигура мощнейшая, который мог и Сталину поперек слова говорить. В этом и есть разница между ответственным руководителем и безответственным, пильщиком.

  • Ответственный говорит: я это делать не буду, потому что последствия будут такие и такие. Давай договоримся, выслушай мои аргументы, и вместе решим. Но если ты настаиваешь на своем, а я вижу, что здесь провал, я уйду, потому что иначе на меня ляжет этот провал. Это человек ответственный.
  • А человек, который идет только деньги попилить, у него каждый день это плюс два-три миллиона денег где-нибудь на счету. Ему наплевать на конечный результат, у него другая логика, другой подход.

Вот когда произошла посадка Улюкаева, у меня спросили, почему? Я говорю, что все очень просто. Пока была задача делить собственность Советского Союза, пилить и отгонять в офшоры в Кипр и на Виргинские острова деньги, конечно, чиновники сидели в доле и получали. А когда в связи с санкциями задача поменялась, надо вводить инвестиции и строить внутри. И тут чиновник тебе говорит: "Слушай, старик, такса та же — что ты на Кипр выводил, что в страну завозишь". А ему отвечают: "Да ты с ума сошел, я же не ворую, я же должен строить".

Кардинально сменился формат, а люди не перестроились.

Как с Ходорковским — показали, и все остальные подстроились. Так и здесь с Улюкаевым показали: "Ребята, с этого деньги брать нельзя". Правила изменились моментально.

Помните у Ли Куан Ю: "Пока я не посадил своего друга детства, никто не верил в серьезность моих намерений".

Вот и здесь то же самое: пока ты не сделаешь решительный шаг, изменений не будет. Как говорят у военных: дернул затвор, стреляй. А если ты дернул и не выстрелил, то завтра никто не поверит, что ты можешь выстрелить.

Читайте окончание интервью:

Международное право по пиратскому принципу: можешь — делай

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев