Мнение: не надо конституционно выходить из международного поля

Нельзя отказываться от приоритета норм и принципов международного права в Конституции Российской Федерации — такое мнение высказал обозревателю "Правды.Ру" Любови Степушовой дипломат, политик, лидер "Движения за новый социализм" Николай Платошкин.

По его мнению, Россия и Крым воссоединились только благодаря приоритету Устава ООН над Конституцией Украины — унитарного государства, закон которого не предусматривает права выхода из его состава административных образований. Москва же в этом вопросе ссылается как раз на пункт 1 Устава ООН о праве наций на самоопределение, именно это позволяет нам защищать на международной арене свою позицию, отметил политик.

Об инициативах в послании президента

— Николай Николаевич, в послании президента намечены важные изменениям в политическом устройстве России. Каково ваше мнение об этих инициативах и последующей отставке правительства Медведева?

— Это единственная хорошая новость.

— Все-таки давайте начнем с инициатив президента. Одни говорят, что они революционные и очень нужные, другие не видят в них ничего принципиально нового и особенно полезного…

— Я со вторыми.

— Главное предложение — это внесение изменений в Конституцию. Насколько они нужны?

— Вы считаете, что такие специалисты по Конституции, как Исинбаева, Роднина, сработают отлично?

Тогда меня надо назначить директором балетной труппы Большого театра.

— Но там и 11 юристов есть, очень авторитетных.

— А почему 11? Может быть, 150 сделать? Вы знаете, когда Путин себе продлил полномочия с четырех до шести лет, он что-то без комиссии обошелся.

— Да, и не спрашивал разрешение народа. И все же это положительное, с точки зрения многих, предложение о том, что международное право не будет превалирующим.

— С моей точки зрения, этого вообще не будет.

Нужно ли отказываться от приоритета международного права

— Президент пояснил, что сейчас мы должны исполнять все решения Европейского суда по правам человека. Мы и исполняем все. Но по "Юкосу" мы вроде бы что-то не исполняем. И по какими-то отдельными пунктами мы как бы выходим из этого. Международное право, по мнению Путина, не должно иметь преимущество над национальным.

— Да, но такая статья была в Конституции СССР 1977 года, в основе законодательства РСФСР 1961 года.

Статья о приоритете международного права есть во всех абсолютно Конституциях.

— Во всех странах мира?

— Путин же — вроде юрист по образованию и кандидат экономических наук.

Либо Путин вообще в этом ничего не понимает, во что с трудом верится, либо он просто пудрит людям мозги.

Это вроде того, когда Эльдар Рязанов, гениальный наш режиссер, вел "Кинопанораму", на него пародия такая была. Знаете, там сидит тоже такой человек, похожий на Рязанова, его спрашивают: "Что вы можете сказать о новом фильме такого-то режиссера?" Он говорит: "О чем этот фильм? Да ни о чем…"

Здесь примерно так же.

Те, кто против этой статьи о приоритете международного права, — это сепаратисты и враги России.

Есть принципы международного права - это нечто, не закрепленное в договорах России, а есть нормы международного права — то, что Россия добровольно (подчеркиваю) на себя взяла и может отказаться от этого через две минуты. В отличие, видимо, от Путина, что ли? Хотя нет, он тоже в этом участвовал.

Как готовятся международные договоры

Но я же тоже сам готовил десятки международных договоров России. Как это делается? Мы должны с какими-то странами урегулировать какой-то вопрос, который нас заботит. Например:

  • вас может коснуться, предположим, вопрос о взаимной помощи по гражданским делам, чтобы, условно говоря, решение о разводе наше признавалось в Италии. Это не просто какие-то отвлеченные вещи. Это то, что касается конкретных людей.
  • Или предположим нужно, чтобы если нашего гражданина где-то задержали, он отбывал наказание у нас.

То есть мы сначала получаем разрешение правительства вообще на переговоры. После этого мы проводим переговоры.

Международный договор — некий продолжительный проект.

Этот проект в обязательном порядке рассылается во все заинтересованные российские ведомства и в последнюю очередь — в министерство юстиции, которое специально проверяет этот договор на соответствие российскому законодательству.

И у меня были такие случаи, когда министерство юстиции говорит: нет, вот эту статью мы так не можем подписать, потому что это противоречит тому-то и тому-то в нашем законодательстве. Я сам этим занимался.

После этого мы встречаемся с иностранною стороной, говорим: друзья, мы не можем это сделать, у нас так и так. Потом как-то делаем иначе или без этого пункта. Только после этого подписывается любое соглашение.

Мало того, любое соглашение потом еще парламентом в обязательном порядке, если оно важное, ратифицируется, одобряется в форме закона Российской Федерации. То есть этот договор становится нашим законом.

Что за тень на плетень? Это нормы, принципы.

Читайте продолжение интервью:

Крым вернулся в Россию по международному праву

Николай Платошкин: надо не Госсовет усиливать, а Совфед ликвидировать

Изменения в системе власти: рихтовка декораций?

Николай Платошкин: что такое новый социализм

Николай Платошкин о главных ошибках власти

Налоги растут. Россия ждет Гитлера?

Николай Платошкин: "Предложения Путина — никакие"

Беседовала Любовь Степушова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев