Глава ОКП: почему коммунисты участвуют в протестах

Были ли допущены нарушения при сборе подписей кандидатами в Мосгордуму? Оправданы ли массовые протесты в Москве? Почему ОКП поддерживает на этих акциях либералов?


Достижимо ли в России единство левых?

О массовых протестах, которые проходили и продолжаются в Москве в связи с избирательной кампанией в Московскую городскую думу "Правде.Ру" рассказал первый секретарь Объединенной коммунистической партии Владимир Лакеев.

— Владимир Иванович, на фотографиях и видео с протестов — санкционированных и несанкционированных — видна символика Объединенной коммунистической партии. В них принимают участие члены вашей партии. Хотя кандидаты от ОКП Дарья Митина и Денис Зоммер зарегистрированы и продолжают участие в избирательной кампании. Какова в этой ситуации позиция Объединенной коммунистической партии? Кандидаты от ОКП зарегистрированы, но символика и члены Объединенной коммунистической партии принимают участие в протестах. Почему?

— Не просто наша символика принимает участие в протестах. Партия (московская организация и ряд наших региональных организаций) приняли сознательное решение участвовать в этих массовых акциях протеста независимо от того, зарегистрированы наши кандидаты или не зарегистрированы. В первую очередь потому, что эти протесты имеют причины, для них есть веские основания.

В прошлом году на аналогичных выборах в единый день голосования власть допустила несколько срывов на фоне тех больших протестов, которые были в связи с пенсионной реформой. В Хакасии, в Приморском крае, в Орловской области не прошли, по крайней мере, с первого тура, представители партии власти. Для власти это было несколько неожиданно. Она привыкла к безусловным победам.

И поэтому в этом году власти были буквально заточены на достижение позитивного для себя результата любой ценой. Вся иерархия избирательной кампании (Центральная избирательная комиссия, региональные комиссии, ЦИКи, УИКи, чиновники) бьется, собственно говоря, даже не за победу власти. Она во многом предопределена в силу нашего избирательного законодательства, в силу особенности нашей политической системы.

Она бьется за лучший процент во вверенных им управах, префектурах, на территориях. Чтобы остаться на месте, чтобы не подвергаться острой критике начальства, чтобы не потерять хлебные красивые мечта, они идут на все. И фальсификации, которые были и будут, конечно, на выборах, и дискриминация всех оппозиционеров, и эти чудовищные придирки, которые заканчиваются снятием с регистрации, повсеместны.

И мы не можем не протестовать, потому что в наших программных документах и в решениях нашего третьего съезда однозначно написано, что мы поддерживаем любые действия, связанные с борьбой за демократию и за права человека. И посмотрите, кто сейчас в этих протестах. В основном молодежь. Хотя не одна только молодежь, но в основном молодежь, не очень-то и политизированная.

Это не сторонники Навального, если они идут на митинги либералов, демократов. Это не сторонники Зюганова, если они идут на митинги КПРФ. Это люди, которым надоела эта имитация выборов. Просто люди хотят нормальных, если хотите, буржуазных демократических свобод, которые в нашей стране не предоставляются властью.

— Владимир Иванович, вы всерьез считаете, что никаких нарушений эти снятые кандидаты при сборе подписей не допускали? По вашему мнению, были ими допущены нарушения при сборе подписей или вы верите, что они сдали честные подписи в нужном количестве?

— Чтобы все — не думаю. Но некоторые все же да…

— Но Зоммер и Митина собрали же нормальные подписи, и никаких проблем у них не было.

— Собрали, да. Но некоторых отсеяли. Отсеяли умышленно, априорно считая, что вот этих и этих надо отсеять. Вообще, ситуация со сбором подписей у нас напоминает театр абсурда.

— Нарушения были или не были?

— Кто определяет нарушения — графологи?

— Нет, Центризбирком.

— Да. Ну, кто определяет нарушения в подписных листах? — Графологи. Откуда берутся графологи? — Из МВД. Чья это структура? — Властная. И даже в ходе графических анализов сборов подписей (якобы анализов) уже есть снятие людей. Мы, наша партия, бьемся за коренной пересмотр всей системы законов и подзаконных актов, связанных с избирательными кампаниями, в том числе за ликвидацию вообще сбора подписей как такового или его резкого уменьшения, чтобы совсем уже люди, которые ничего из себя не представляют, не пришли к регистрации, за них не голосовали. Но обязательно надо минимизировать этот процесс.

— Кто составляет социальную базу Объединенной коммунистической партии — рабочие, трудящиеся или деклассированная еще молодежь? Ведь протестующие в жизни ничего доброго и полезного не создали еще и даже не собираются. Там же не было токарей из Мытищей или из Тушина. Там была незрелая, деклассированная, ведомая молодежь. Она просто пришла и сказала: мы недовольны всем. В них видит свое будущее ОКП? Или все-таки в шахтерах, в металлургах, в работниках метрополитена в Москве, Тушинского машиностроительного, в ЖКХ трудящихся?

— Я неслучайно сказал, что люди там были разные. Там была в основном молодежь, но были люди пожилые и среднего возраста. Но дело не в этом. Наша социальная база — конечно, это трудящиеся. Безусловно. От их имени мы говорим. От их имени мы действуем. Но сегодня (надо называть вещи своими именами) вот такого плотного, каждодневного контакта между нашей партией и слоями трудящихся по всей стране не существует.

Мы на пути такого политического становления. Но мы завоюем себе авторитет и можем влиять на людей, лишь участвуя в этих акциях. Мы в начале августа подготовили заявление президиума ЦК от нашей партии с понятием протестной акции, где прямо сказано, что на характер этих акций повлиять нельзя, если в них не участвовать. Если смотреть только по интернету и по телевидению, читать в газетах, как там было, то пользы от этого не будет. Мы тоже должны быть там, где люди. Тем более, что мы разделяем вот это возмущение и негодование. А люди там разные. Есть и рабочие…

Беседовал Саид Гафуров

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Домашнее