Андрей Суздальцев: Москва не станет жертвой "профессионального протеста"

Почему убивая своих митингующих, Франция упрекает нас в аресте участников незаконных митингов? Конечно, можно вспомнить, что первая и главная традиция победившей демократии — рубить головы прежней аристократии и всем несогласным с такими "человеколюбивыми" либералами.


"Необычная неделя" с Инной Новиковой и Андреем Суздальцевым

Почему попытки Майдана в Москве — продолжение киевского Майдана? Активизация оппозиционеров и террористов — совпадение или план единого центра? Обо всем этом и многом другом генеральному директору "Правды.Ру" Инне Новиковой рассказал российский политолог, педагог, эксперт Высшей школы экономики Андрей Суздальцев.

Читайте начало интервью:

Пожары в Сибири: кто виноват и что делать

Российский политолог: что будет, если Крым станет украинским

— Андрей Иванович, украинцы до сих пор говорят: "Мы вернем Донбасс, все там восстановим и построим новое, там будет такая прекрасная жизнь, что все будут завидовать Донбассу…" Понятно, что глупость, а главное, что убитых уже никак не воскресишь...

— Да, это печально. Пускай они восстановят, приведут в порядок Кривой Рог хотя бы, Житомир. Они собственную столицу восстановить не могут, они никогда ничего не могли. Вот в чем проблема-то, это же просто беда. А теперь они и к нам хотят эти свои беды, разруху принести. Нашего постоянного всепрощенчества тут быть никак не должно, именно безнаказанность и приводит к таким печальным последствиям.

Я внимательно наблюдаю за этими последними выступлениями в Москве, могу сравнить их с Майданом, с выступлениями в Белоруссии, в странах Европы и т. д. Конечно, есть претензии к нашей Росгвардии, к полиции. Но, друзья мои, здесь, в России, это редкие случаи. Во Франции в борьбе с протестами желтых жилетов 11 человек убили.

— Американская полиция очень жестко действует…

— Да, и ничего, и все нормально. Хотя, не дай Бог, что такое случилось бы на наших митингах, даже один случай. Но это же был бы такой крик на весь мир. И сейчас-то постоянные крики. И нас та же Франция еще упрекает и учит. У них же самих руки в крови, но они возмущаются, как мы разгоняем эти митинги. Я не против митингов, мне даже в каком-то плане это немножко нравится. Мы — нормальная западная страна.

— Но есть разница между митингами разрешенными и не согласованными. Тем более, совершенно недопустимо приходить туда с оружием и призывать к убийствам…

— Да, конечно. Мы нормальная западная страна, мы к этому постепенно привыкаем. Мы привыкаем к выборам, к политической борьбе и тому подобным вещам, все это правильно. Но есть закон. Потому что если нет закона, то все превращается в первобытное состояние. Нельзя идти на улицу, не согласовав это, потому что там люди, десятки тысяч туристов, дети. Им нужно нормально и безопасно пройти по своим делам. У меня вот друзья собирались в Париж, но не поехали.

— А мои друзья поехали и попали там.

— Но так же не должно быть. Я понимаю — французские дела, у них традиция выступлений на улице. Я жене показывал в Париже, как хорошо брусчатка выложена, я говорю. Специально оппозиционерам эти две улицы дали. Знаешь, сколько раз эту брусчатку поднимали на баррикады? Я подсчитал — 15 раз. Она говорит: "Больные люди". Я говорю: "Нет, традиция такая, сразу закидывать мебель, строить баррикады".

— И королям, всей прежней аристократии головы рубить. Демократия такая.

— Да, у них традиция такая. У нас такой особой традиции нет, хотя мы иногда выдаем такие мероприятия. Но в любом случае есть Закон. А если вы выступаете беззаконно, то к вам можно относиться так же. Вот в чем смысл-то. Даже уже не важно, правы или не правы такие протестующие в своих требованиях. А они требуют соблюдения закона, когда им это выгодно.

Если вы поступаете незаконно, то вы сразу ставите себя вне закона. Вы нарушили закон и стали преступниками, по крайней мере, правонарушителями. Но когда с ними поступают по закону, они недовольны. К себе они хотят всепрощенчества и безнаказанности.

Но очень важный момент, что они же сознательно действуют, не регистрируя, не заявляя свое мероприятие, не получая на него согласование, разрешение. Им важно продемонстрировать, что наша власть вся такая плохая, не слышит народ, настолько она безнадежна, что только такие незаконные акции могут что-то сделать, сдвинуть ситуацию.

Наша власть, действительно, зачастую не слышит народ. Это, конечно, очень плохо. Но этот метод, в спину бьющий, изначально беззаконный и направленный не только против власти, но и всей страны и людей, совсем никуда не годится. И такие действия только отвлекают от нормального диалога и решения действительно имеющихся острых вопросов.

— Наверное, нужно быть к этому готовым, действовать более эффективно. В Татарстане террористы хотели отравить столовые МВД и ФСБ, взять заложников, себя взорвать. Они, работая водителями "Яндекс-такси", откровенно вербовали пассажиров.

— Да, но во всем этом есть положительный момент в том плане, чтобы мы обратили внимание на некоторые прослойки нашего общества, сословия, профессиональные группы и т. д. Россия — страна очень политизированная, а лучшие специалисты в политологии — таксисты, лучшие международники — дворники, которые все знают. Я этим пользовался.

Приезжаешь в какую-то страну в постсоветском пространстве, сядешь в такси, и там расскажут все. Пока доедешь до гостиницы, ситуацию всю знаешь. Для Татарстана это, наверное, какой-то элемент активного фундаменталистского ислама имеет. Это же не первый случай, кода мы получаем в республиках Поволжья такие ростки различных подрывных движений.

И на Кавказе, где большинство населения — исламское, естественно, такие вещи будут произрастать. Фундаментализм прекрасно действует на уши людей, потому что он настолько прост, настолько элементарен. Людям, которые не очень образованы, которые живут в сложных условиях, он предлагает сразу решить все проблемы и наладить прекрасную жизнь.

Именно на это все и рассчитано. Это такая современная идеология, а совсем не классический суннитский ислам. Но в этом простом агрессивном фундаментализме все продумано. Это как таблица умножения, ты ее выучил и все, надо действовать, и у тебя никаких проблем не будет. И, конечно, поэтому эта идеология очень популярна, особенно в такой малообразованной среде.

Таксисты... Не знаю, но что-то происходит. Вот и во дворе моего дома каждый вечер выстраивается пять-шесть машин "Яндекса". Причем все водители азиаты, и на всех этих машинах стоит еще какой-то странный значок, кроме самого "Яндекса". Зачем они съезжаются? Это как какая-то группировка смотрится. Чем на самом деле они занимаются?…

Даже по Москве мы видим, что-то такое происходит. Тем, кто занимается этими вопросами, это элементарно проверить. Просто этим надо заниматься. ФСБ уже зацепило этот момент — очень хорошо. Мы начинаем понимать, где собираются такие люди, готовые к террору.

Продолжение следует...

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Домашнее