Евгений Мысловский: закон поворачивают правоприменители

Почему в России треть заключенных сидит по статьям о наркотиках и еще треть необоснованно осуждены? Как подделывается статистика о раскрываемости преступлений? Кто ликвидировал органы надзора за следствием? Зачем декриминализировали статьи об обмане покупателей?


Член СПЧ о беспределе правоохранителей

О проблемах российского правосудия генеральному директору "Правды.Ру" Инне Новиковой рассказал член Совета по развитию гражданского общества и правам человека при Президенте Российской Федерации, главный редактор журнала "Правозащита" Евгений Мысловский.

— Евгений Николаевич, на Руси с давних времен всем хорошо известна пословица: "Закон что дышло: куда повернешь, туда и вышло". Начнем с глобального вопроса: почему закон бывает так несправедлив?

— Пословица говорит о том, что кто-то поворачивает этот закон, куда ему надо. Поэтому сам закон он ни в чем не виноват. Законы придумывают люди, законы исполняют люди. И поэтому все, что у нас происходит, — человеческий фактор. То есть, во-первых, если бы у нас четко исполнялись законы правоприменителями, не было бы этой проблемы.

Во-вторых, есть законопослушные граждане, но есть и незаконопослушные граждане. Мы будем исходить из презумпции, что наши граждане в подавляющем большинстве — правопослушные. Но в каждом обществе всегда есть какие-то, скажем так, отморозки, которые могут что-то нарушать — где-то больше, где-то меньше.

И поэтому, конечно, говорить о том, что закон справедлив или несправедлив, можно в отношении только каких-то конкретных законов и каких-то конкретных фактов. А так о всем законодательстве огульно говорить, я считаю, это не совсем правильно.

— Но тем не менее есть много примеров. Ведь и пословица появилась не на ровном месте. Треть заключенных в Российской Федерации сидят по статьям, связанным с наркотиками. У нас что — такая наркоманская страна, что ли? Была громкая история с Иваном Голуновым. Сейчас выяснилось, что он был заказан некими высокопоставленными лицами, в том числе из силовых структур.

Хорошо, что за журналиста вступились коллеги, добились справедливого рассмотрения, провели экспертизу, выяснилось, что там нет отпечатков его пальцев. Но огромное количество людей, которые сидят по этой по статье за хранение и сбыт наркотиков, тоже были невиновны, просто их не смогли защитить. Причем очень часто доза, с которой был человек задержан, оказывается как раз такая, чтобы хватило на статью, но не больше.

— Попробуем разобраться сначала с самой процедурой задержания. Давно уже существует инструкция, как положено проводить контрольные закупки и оформлять это. И опять мы выходим на правоприменителей — на оперативных работников. Раньше это были полицейские наркоконтроля. У них была собственная статистика.

Они рапортовали о том, как они хорошо борются с наркоманией. В принципе, если не будет наркомании, тогда не нужны и наркополицейские. Поэтому они и старались показать, что они очень нужны обществу. Треть осуждений относится к статьям за нарушение правил оборота наркотиков. Из этой трети как минимум треть вообще сидит незаконно, потому что кому-то что-то показалось.

В свое время наркоконтроль рапортовал, что за короткое время отправил в тюрьму десять тысяч человек за оптовую торговлю гастрономическим маком! А всего тогда было привлечено 30 тысяч человек за наркоманию.

— Разве гастрономический мак признан наркотиком?

— Нет. Все дело в том, что по своему генетическому состоянию маковое зернышко невозможно очистить от опиума, которое оно содержит в себе, до конца. Но там этого опиума в каждом зернышке содержится 0,000…1 — чуть ли не миллионная часть. В общем, очень маленькое количество.

Что придумали эти полицейские? Они берут торговцев, которые закупили этот самый гастрономический мак, оптовая партия — 30-40 тонн, умножают это количество на эти миллионные доли процента, и получается, что в этой партии содержится где-то пять, иногда, может быть, и десять граммов опиума. И они отправляли людей целыми коллективами и семьями под суд, и этим людям давали по девять-десять лет.

— Когда было такое?

— Всего несколько лет назад. И до сих пор эти люди сидят. Это одна сторона проблемы.

— Тогда надо за кефир тоже сажать, как за алкоголь, — там же тоже есть 0,05 процента.

— Да. Вторая сторона проблемы. Вы говорите о том, что доза, с которой задерживают, обязательно бывает как раз такой, как надо. Мне поступила одна жалоба из Рязани, где человека привлекли к ответственности. Очень долго гонялись, при очень темных обстоятельствах взяли, пытались доказать сбыт, не доказали.

Но заявили, что он хранил при себе. Он утверждает, что ему подсунули, подбросили, что вполне возможно, судя по обстоятельствам дела. И показывают они, допустим, пять граммов. А чего пять граммов? Пять граммов в смеси. А сколько там этого действующего наркотика? Ведь по документам минздрава запредельная доза такая-то.

Но никогда чистого наркотика не бывает. Он всегда в смеси. Что они туда набодяжили, никому не известно. Но они берут целиком, взвешивают пачечку. Не хватает. Взяли, подсыпали сахарной пудры, еще чего-нибудь, аспиринчику обычного подсыпали в довесок. Тоже получается наркосодержащая смесь. Вот и весь фокус.

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Домашнее