О "жажде перемен" и последствиях

Выступать за "режим" в России никогда не модно. Ведь так упоительно "душить, резать, рвать", писал в своем дневнике очевидец событий 1917 года. Еще ранее, автор "Бесов", фантазируя на тему - о заговоре против царя - вопрошал: "Допустим, вы узнали про ЭТО, вы донесете? И я не донесу".

Мы всегда хотим перемен, надеясь, что следующий строй наконец-то заменит перегоревшую лампочку в подъезде. Потом наступает "похмелье" и клятвы "такое больше не повторится". До очередного загула обещание сдерживается. Но находятся добрые товарищи, которые подскажут, что делать дальше.

При всем "богатстве" любых выборов варианта два - либо к урне, либо на баррикады.

Первое как бы "не интеллигентно" - кто же не мечтает взять все и перевернуть! Второе, естественно, заманчиво. И те, кто "заманивает" прекрасно это знают, преследуя главную цель - не дать хорошенько подумать. Помимо прекраснодушных мечтаний - ничем не отличающихся ни от христианского учения, ни от большевистских лозунгов - существует прагматика любого вопроса.

Почему я за действующую власть? Кроме варианта "продался" есть и другие. У меня, например, инсулиновый диабет 1 типа. Можно напиться воды из лужи, вместо еды зажарить крысу, однако изготовить самостоятельно инсулин никто не в состоянии - его производство сопоставимо, образно говоря, с созданием атомной подводной лодки. Значит, на мне и на таких как я диабетиках (таковых только по официальной статистике в России более 3 млн. человек) можно сразу ставить крест.

Еще я иногда ношу очки - по этому поводу один мой "хороший знакомый" заявил: "Как только начнется, я первым прибегу бить тебе морду". Рискует не успеть - зимой без электричества трудно. Или кто-нибудь сомневается, что "после захвата почты, телефона и телеграфа" первым делом погаснут лампочки?

Впрочем, дело не в частностях. Если подумать хорошенько (именно подумать!), каждый наберет в своем поисковике "контрреволюционные" доводы. Но все они не срабатывают перед общим порывом, так называемым эффектом замкнутого помещения. Когда выступают не потому что конструктивно, а потому что "надоело".

И не важно, что после. "Наши дети, внуки не будут в состоянии даже представить себе ту Россию, в которой мы когда-то жили, которую мы не ценили, не понимали,- всю эту мощь, сложность, счастье", - писал в 1918 году Иван Бунин.

Полный идиотизм утверждать, что не было проблем в "царской" России, то же самое применимо и к СССР. Этих держав не стало - каждой по-своему, но многим ли от этого стало легче? Предлагаемые сегодня лозунги - например, объявить еще не состоявшиеся выборы нелегитимными - звучат громко, но лишь до вопроса: "А что потом?"

Цитирую газету "Новая Жизнь" того "октябрьского" периода по нарастающей: "Вот уже почти две недели, каждую ночь толпы людей грабят винные погреба, напиваются, бьют друг друга бутылками по башкам, режут руки осколками стекла и точно свиньи валяются в грязи, в крови" (от 20 декабря 1917 года).

"Банки захватили? Это было бы хорошо, если б в банках лежал хлеб, которым можно досыта накормить детей. Но хлеба в банках нет, и дети изо дня в день недоедают, среди них растёт истощение, растёт смертность..." (от 1 января 1918 года).

"Уничтожив именем пролетариата старые суды, гг. народные комиссары этим самым укрепили в сознании улицы её право на самосуд,- звериное право...Уличные самосуды стали ежедневным бытовым явлением, и надо помнить, что каждый из них всё более и более расширяет, углубляет тупую, болезненную жестокость толпы. Рабочий Костин пытался защитить избиваемых,- его тоже убили. Нет сомнения, что изобьют всякого, кто решится протестовать против самосуда улицы.

Нужно ли говорить о том, что самосуды никого не устрашают, что уличные грабежи и воровство становятся всё нахальнее... (от 3 января 1918 года).

 

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google