Виктор Алкснис: Судьба Латвии решается в России

5 октября в Латвии состоятся парламентские выборы, которые определят судьбу страны на ближайшие 4 года. Тот исторический отрезок, когда Латвия, где русские составляют около 40 процентов населения, должна стать членом НАТО и Евросоюза. В преддверии выборов корреспондент ПРАВДЫ.Ру Анна Колчак задала несколько вопросов самому известному латышу в российской политике, депутату Государственной Думы РФ полковнику Виктору Алкснису.

  - Виктор Имантович! На рубеже 80-х-90х годов прошлого века Вы выступали решительно против независимости Республик советской Прибалтики. Изменился ли с тех пор Ваш подход к проблеме?

 - Я не столько выступал против независимости Латвии и других республик Балтии, сколько – вместе с моими товарищами по патриотическим силам и депутатской группе «Союз» - пытался предотвратить гибель нашей общей Родины, великой страны под названием СССР. К сожалению, исторические обстоятельства и глобальные тенденции оказались сильнее нас. Сегодня восстановить великую страну в границах 1991 или тем более 1913 года уже невозможно. Независимость той же Латвии надо принимать как данность, как говорится, «де-факто».

 

 

  - И Вы, и многие Ваши коллеги по Государственной Думе резко критиковали Латвию за систематические нарушения прав русских, русскоязычного населения. Как сейчас, с Вашей точки зрения, обстоит дело в этом вопросе?

 - Ситуацию с правами человека в Латвии все еще нельзя признать нормальной. Большинство русских по-прежнему не может рассчитывать на получение латвийского гражданства, в результате чего в Латвии живет несколько сот тысяч официальных изгоев – «неграждан», или «негров», как их называют в народе. Несмотря на ярко выраженный двухобщинный характер латвийского общества, находящиеся у власти националисты по-прежнему категорически отказываются предоставлять русскому языку официальный статус. Наконец, абсолютно бредовой для страны, где 25% населения не говорит по-латышски, является идея упразднения среднего образования на русском языке, которую националисты намерены воплотить уже с 2004 года. Тем не менее, микроскопические изменения к лучшему в последнее время наблюдаются. Не в последнюю очередь они связаны с той ролью, которую играет ныне в Латвии российский капитал. Ведь все деловые переговоры ведутся по-русски. И латыши, не знающие русского языка или знающие его плохо, сегодня не могут рассчитывать на карьеру в бизнесе. Таковы реалии наших дней.

 

 

  - Вскоре Латвия должна вступить в НАТО и ЕС. Ослабит ли интеграция страны в эти структуры ее зависимость от России и российского капитала?

 - В военном плане Латвия уже 11 лет находится вне сферы влияния России, и здесь вступление в НАТО ничего принципиально не изменит. Экономически же без России Латвийская Республика не выживет. Такова логика экономики Латвии как транзитной страны, зарабатывающей основные деньги на транспортировке российских энергоресурсов и других грузов. Вступление же в Евросоюз приведет к полному разорению латвийского крестьянства и чахлой, и без того захиревшей после распада СССР национальной промышленности. Если Латвия не захочет умереть с голоду, она вынуждена будет ориентироваться на Москву.

 

 

  - 5 октября – выборы. Участвуете ли Вы в предвыборной кампании?

 - Напрямую – нет. Я уже давно считаю себя российским политиком, и потому меня гораздо больше интересуют проблемы моих избирателей в России. Но как латыш и как человек, проживший в Латвии не один год я, естественно, не могу полностью остаться в стороне от политического процесса в этой стране.

 

 

  - Какую из партий – соискателей мест в новом латвийском парламенте Вы поддерживаете?

 - Безусловно, самой достойной политической силой является блок «За права человека в единой Латвии» – ЗаПЧЕЛ. Эта коалиция объединяет самых ярких, самых бескомпромиссных латвийских политиков, которые вот уже 10 лет ведут борьбу за права человека и гармонизацию межнациональных отношений в независимой Латвии. Центральная фигура ЗаПЧЕЛ – Алфред Петрович Рубикс, бывший первый секретарь ЦК Компартии Латвии, который после распада СССР 6 лет провел в тюрьме за свои убеждения. Но, несмотря на все трудности и нечеловеческое давление со стороны националистического режима, не отступился ни от своих идеалов, ни от своих соратников. Достаточно сказать, что на прошлой неделе в суде, который рассматривал требование Рубикса об отмене политического приговора, Алфред Петрович отказался покаяться и вновь публично заявил, что в августе 1991 года действовал, руководствуясь совестью и долгом. Такие люди достойны самого искреннего уважения. Другая знаковая фигура ЗаПЧЕЛ – известная правозащитница, лидер партии «Равноправие» Татьяна Жданок, которую недавно под надуманным предлогом отстранили от участия в выборах. Понятно, почему: Жданок – настоящий харизматический лидер, способный повести за собой избирателей. В ЗаПЧЕЛ входит также Партия народного согласия Яниса Юрканса – на нее ориентируются и русские, и латыши, которые в начале 90-х годов поддержали независимость Латвии, но потом были обмануты националистами в своих лучших чувствах и ожиданиях. Вообще, насколько я знаю, в последние годы резко выросло число латышей, готовых голосовать за ЗаПЧЕЛ – это обусловлено недовольством результатами экономической и социальной политики, которую националистические правящие партии проводили на протяжении последних лет. На этих выборах ЗаПЧЕЛ, по различным оценкам, может получить до 20% голосов избирателей и, соответственно, до 25-27 депутатских мандатов. Такой шанс нельзя упустить. Но самое главное – не допустить послевыборного раскола коалиции ЗаПЧЕЛ.

 

 

  - Такое возможно?

 - Достоверно известно, что уже разработан сценарий, согласно которому Партия народного согласия выходит из коалиции и совместно с тремя правыми партиями участвует в формировании правительства – при этом Янис Юрканс становится вторым лицом в кабинете министров Латвии и главой внешнеполитического ведомства. Более того, есть информация, что в разработке сценария принимали участие российские политтехнологи, обслуживащие «конкурирующую фирму» - правую Народную партию Латвии. Я убежден, что если Юрканс преодолеет меркантильные соблазны и останется в коалиции, ЗаПЧЕЛ сможет получить в новом правительстве 3-4 ключевых министерских портфеля, включая министерства образования и благосостояния. То есть, посты, наиболее важные с точки зрения русского и протестного электората. Тогда выборы можно будет считать выигранными.

 

 

  - Многие эксперты утверждают, что латвийские правые партии ни при каких условиях не пойдут на альянс с блоком Рубикса – Жданок.

 - Сегодня на правом фланге в Латвии есть две партии, которым, по большому счету, абсолютно все равно, с кем блокироваться – это все та же Народная партия бывшего премьера Андриса Шкеле и партия «Латвийский путь». Фактически обе эти силы давно предпочитают политический прагматизм слепому следованию националистическим догматам. Народная партия очень серьезно завязана на российский капитал и уже поэтому не сможет проводить антирусскую политику. «Латвийский путь» - партия бюрократии, главная задача которой – сохранить под своим контролем среднее звено управленческого аппарата. И для «народников», и для «Латвийского пути» страшен как раз не ЗаПЧЕЛ, а новое поколение националистов, стремящихся к переделу собственности и радикальной смене элит. Это поколение представлено, в первую очередь, партией «Новое время» бывшего главы Нацбанка Латвии Эйнара Репше и так называемым Союзом крестьян и зеленых, возникшим как черт из табакерки всего несколько месяцев назад. Предвыборный расклад нынче таков, что Народная партия получит в будущем парламенте, скорее всего, 24-26 мандатов, а «путейцы» - 6-7 мандатов. В таком случае обе эти партии вместе с ЗаПЧЕЛ смогут сформировать первое постнационалистическое правительство, в котором будут четко распределены роли и функции. В силу всех названных мною причин, такое правительство объективно не сможет не быть пророссийским – разумеется, на уровне реальных действий, а не популистской риторики.

 

  - Как Вы оцениваете линию Кремля в отношении Латвии?

 - Неоднозначно. С одной стороны, администрация президента России откликнулась на наши многочисленные призывы и поддержала ЗаПЧЕЛ. С другой – рычаги давления на Латвию с целью защиты прав русского населения используются от силы на 10%. Ничего не делается для наших стариков-ветеранов, таких, как Василий Кононов. Показуха, как это уже давно принято в нашей политике, полностью вытесняет подлинные дела.

 

 

  - Видите ли Вы на политической арене Латвии новые силы, на которые можно сделать ставку в будущем?

 - Пока нет. Как и в России, в Латвии мы имеем дело с настоящим паноптикумом политических проходимцев. Чего стоит, например, так называемая Первая партия, или Партия священников! Ведь за ней стоит авантюрист, некий Айнарс Ш., который еще в конце 80-х попался на запрещенной тогда педерастии и был завербован КГБ СССР. А 19 августа 1991 года прибегал «куда следует» и, объятый ужасом, предлагал любой компромат на лидеров Народного фронта. Правда, уже 22 августа исчез из нашего поля зрения навсегда. А записные националисты из партии Эйнара Репше? Их ключевая фигура и, как говорят, кандидат на пост министра иностранных дел – Григорий К., бывший экскурсовод в штатском, который настолько панически боится разоблачения, что летом этого года готов был за любые деньги купить на Лубянке свое старое досье. Об этих людях и говорить-то нельзя без омерзения.

 

 

  - А как Вы оцениваете намерение композитора Раймонда Паулса стать президентом Латвии?

 - На мой взгляд, став членом Народной партии, Раймонд Волдемарович скорее потерял, чем приобрел. Но как глава государства он, в целом, приемлем для обеих общин латвийского народа, и для России. Я считаю, что президентом в двухобщинной стране должен быть все-таки человек, свободно владеющий обоими основными языками – даже если один из них не имеет статуса государственного. Полагаю, что если альянс ЗаПЧЕЛ, «народников» и «Латвийского пути» будет контролировать парламентское большинство, Паулса выберут президентом.

 

 

  - Не собираетесь ли Вы сами вернуться в Латвию?

 - В качестве действующего латвийского политика – нет. Мои основные интересы сегодня – в России. Но если 5 октября победят конструктивные силы, я Бог даст, получу разрешение на въезд в Латвию и обязательно приеду. Ведь с 3 октября 1992 года, когда я покинул территорию Латвии и был объявлен «персоной нон грата», я не был дома, не был на могиле отца. Хочу прогуляться по пляжам Юрмалы, вспомнить дыхание сосен. Ведь это – моя молодость, может быть, лучшая часть моей беспокойной жизни.

Новости на ту же тему на Лентах.Ру

Поиск материалов на эту тему в проекте "Яндекс.Новости":

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии
США не признали выборы в Венесуэле
Бить Запад надо с такой силой, чтобы он уже не встал
Бить Запад надо с такой силой, чтобы он уже не встал
США не признали выборы в Венесуэле
Бить Запад надо с такой силой, чтобы он уже не встал
30 тысяч самоубийц из сектора Газа. Это нужно Аллаху?
США не признали выборы в Венесуэле
Соцсети Украины: "Крымский мост - наша перемога"
Соцсети Украины: "Крымский мост - наша перемога"
Константин Боровой: русские не понимают, что Крымский мост придется снести
Атлантический совет потребовал остановить Кремль и "Правду.Ру"
Экс-генерал бундесвера: Россия вернула войну в Европу
Константин Боровой: русские не понимают, что Крымский мост придется снести
Атлантический совет потребовал остановить Кремль и "Правду.Ру"
Призвавший взорвать Крымский мост американец ответил России
Переменки - вместе, а уроки - врозь
Константин Боровой: русские не понимают, что Крымский мост придется снести
Константин Боровой: русские не понимают, что Крымский мост придется снести
В России начаты испытания первого носителя "Калибров"
Франция готова к отношениям с Россией "без наивности"
Бить Запад надо с такой силой, чтобы он уже не встал