Как отец флота США стал русским контр-адмиралом

В Санкт-Петербурге на углу Гороховой и Большой Морской висит мемориальная доска с надписью на русском Джон Пол Джонс и ниже на английском John Paul Jones. Кто он такой? Для тех, кто не читал роман Фенимора Купера (кстати, морского офицера) «Лоцман, или Морская история», роман Александра Дюма-отца «Капитан Поль» или миниатюру Валентина Пикуля (бывшего юнги) «Потопи меня или будь проклят!» - тот сможет прочитать на гранитной стеле, установленной в Летнем саду Кронштадта: «На этом месте к 300-летию Санкт-Петербурга будет установлен памятник Джону Полу Джонсу (1747-1792). Контр-адмиралу российского флота, герою Американской революции, кавалеру высших орденов Франции».

25 апреля 1788 года. Загородный дворец Екатерины Великой. Императрица принимает американского гражданина Джона Пола Джонса. Через полтора часа первый капитан флота Соединенных Штатов выходит от царицы контр-адмиралом российского флота. «Императрица приняла меня с самым лестным вниманием, которым может похвастаться иностранец», - сообщал он парижским друзьям. 12 дней спустя Павел Жонес (так стали звать американца на русский манер) был уже в Очакове.

Десять суток Джонес не вылезал из седла. К верховой езде он пристрастился, обучаясь ковбойскому ремеслу на ранчо у своего родного брата в Североамериканских Соединенных Штатах. Однако не за успехами в прериях Америки, а за подвигами в морских баталиях бесстрашного капитана Джона Пол Джонса на протяжении девяти лет наблюдала русская военная разведка, желавшая видеть героя на службе Российской Империи.

В 28 лет Джонс поступил на службу в Королевский флот и вскоре стал капитаном. Однако на взбунтовавшемся корабле Джонс убил сына одного из чиновников и был объявлен британским правосудием в розыск. Вскоре он предложил свои услуги Севроамериканским Соединенным Штатам, которые вели с англичанами войну за независимость. Конгресс принял шпагу Джонса, присвоил ему звание первого лейтенанта и доверил командование первым кораблем ВМФ «Альфред».

Вскоре Джонс привел в Филадельфию 16 захваченных у Англии торговых судов. В 1776 уже на корвете «Скиталец» Пол Джонс отправился к берегам Великобритании. Ночью в порту Уайтхейвена он высадил десант и сжег все суда в гавани. На обратном пути захватил фрегат «Дрэйк». Через два месяца отбил караван из сорока английских торговых судов. Дважды он брал на абордаж суда противника в тот момент, когда его собственный фрегат попросту тонул. Однажды Пол Джонс добрался до «родного» графства Селкирк, где в старинном замке застал только графиню. Пока Джонс приносил ей извинения за беспокойство, его команда умыкнула графское серебро. Джонс до конца своих дней выплачивал Селкиркам стоимость сервиза из своего денежного содержания.

В 1779 году Пол Джонс совершает свой самый знаменитый подвиг на море. На корабле «Бедный Ричард» во главе французской эскадры он встретился 23 сентября 1779 года с английским фрегатом «Серапис» и шлюпом «Графиня Скарборо». Своими подвигами бывший подданный Британской короны Джон Пол Джонс привел в бешенство короля Георга ІІІ. Британский монарх обещал повесить шотландца дважды: за шею - для лишения жизни и за ноги - для позора. Конгресс присвоил бесстрашному флотоводцу звание первого капитана Соединенных Штатов. Сам Джонс мечтал исключительно об адмиральских погонах. Но Конгресс отклонил присвоение ему этого звания за участие в работорговле. 

После этого Джонс отправился в Санкт-Петербург. Российская корона тогда была втянута в войну с Турцией и испытывала дефицит в кадрах. Основатель флота США и новоиспеченный российский адмирал Павел Жонес был тепло принят Суворовым. Сухопутный и морской гении быстро признали друг друга. Перед своей первой битвы с турецким адмиралом Эски Хасаном по прозвищу «Отважный крокодил» Джонс получил линейный корабль херсонской постройки «Св. Владимир», а также был принят в казаки представителями бывшей Запорожской Сечи. Джонс присягнул на лезвии казацкой шашки и выпил чарку горилки. Присягая на казачество, Джонс поменял свою веру на православную. После бурного возлияния адмирал с двумя казаками отправился к флагманскому кораблю Хасана-паши и на его борту написал: «Сжечь. Поль Джонс».

 

17 июня 1788 г. завязалась жестокая баталия. На один корабль Джонса приходилось пять турецких. Однако турецкий флот был разбит и «Отважный крокодил» едва спасся на шлюпке. Вслед за этой последовали и другие победы на Днепровском лимане и в сражении на Кинбурнской косе. Именно атака флотилии гребных судов под водительством Джона Пола Джонса позволила русским войскам овладеть крепостью Очаков. Однако вокруг иностранца затеваются интриги, и вскоре Джонс был отозван Екатериной в Санкт-Петербург. Григорию Потемкину и его соратнику, международному авантюристу принцу Карлу-Генриху Нассау-Зингену, а также английской разведке Джонс стоял поперек горла.

Джон Пол Джонс - адмирал Российской империи, основавший ВМФ США

Царица предложила Джонсу возглавить Балтийский флот. Петербургский свет встретил заокеанского и российского героя с восторгом. К нему домой заявилась некая девица, которая, выйдя на улицу, стала рвать на себе одежды и кричать, что ее изнасиловали. Против Джонса возбуждают уголовное дело. Но французскому послу графу Сьюру удается доказать, что «изнасилование» было инспирировано. Потерпевшая оказалась девицей легкого поведения, ее «мамаша» работала сводней, а «свидетели» - квартальный и кучер- были подкуплены. Некоторые историки считают, что в этом преуспела английская разведка. После приезда Джона Пол Джонса в Россию многие моряки-наемники, так называемые «мордашки», покидали службу, а британские купцы не желали торговать с Россией. Джонс так и не получает в командование Балтийский флот и отправляется в Париж «поправить здоровье» по обоюдной договоренности с Екатериной. На два года ему сохраняют денежное содержание из казны Российской империи.