Императрица Евгения: дама с характером

Последняя императрица Франции, супруга Наполеона III, признанная законодательница мод тогдашней Европы Евгения де Монтихо (Eugénie de Montijo - испанцы произносят Эухения, а французы - Эжени) родилась 5 мая 1826 г. в испанской Гранаде. Светские сплетники считали её внебрачной дочерью писателя Проспера Мериме. В Мадриде Евгения, у которой было немало мужского в характере, вела свободный для девушки своего времени образ жизни. Она скакала верхом без седла, плавала брассом и фехтовала, как старый бретёр, что невероятно шокировало дам из высшего света. Поклонница романов плаща и шпаги, будущая французская императрица мечтала быть похищенной разбойниками и принять участие вместе с ними в каком-нибудь страшном и одновременно чудесном приключении. Порой она настолько отождествляла себя с героинями своих грёз, что начинала копировать их поведение. Однажды, когда английский офицер иронически отозвался о её манере ездить верхом, Евгения всадила себе в ладонь перочинный нож.

Шарль Луи Наполеон Бонапарт, именовавшийся Луи-Наполеон Бонапарт (Louis-Napoléon Bonaparte), позже ставший императором Наполеоном III, был племянником Наполеона I. Домашние называли его Плон-Плон. С его именем связывают начало социальной политики и стремительного индустриального развития страны. Вторая империя стала огромным шагом вперед на пути к политической и экономической модернизации буржуазного строя. Выдвинутый Луи-Наполеоном принцип национального суверенитета оказал на Венскую систему международных отношений поистине революционный эффект.

Рассказывали такой анекдот. Как-то во время праздничного вечера император проходил через полутемный зал, и ему показалось, что на канапе лежит какая-то мадам. Его рука скользнула под юбку, он погладил бедро и позволил себе еще кое-какие вольности, пока не раздался громкий крик. Наполеон извинялся перед епископом Нанси, который утомившись, прилег отдохнуть. Мериме так говорил об увлечениях Третьего Наполеона: «Ухоженная кошечка лишает его покоя недели на две, но, добившись своего, он тотчас же охладевает к ней и выбрасывает её из головы».

Евгения с детства обожала рассказы о наполеоновской армии, поэтому с восторгом приняла в ряды своих поклонников его племянника. Толстяк Плон-Плон безуспешно пытался сделать из неё свою любовницу, но, получив веером по давшим волю рукам, понял что имеет дело не с танцовщицей из кордебалета. Попасть в альков красавицы можно было лишь через законный брак. Тронул Евгению подарок Луи-Наполеона, который преподнес ей свою книгу «Уничтожение пауперизма». Поначалу её покоробило название, но прочитав её, она уловила, насколько похожи их мечтательные характеры. 29 января 1853 г., в 9 часов вечера, цермония гражданского бракосочетания состоялась в Тюильри. 3-го утром Наполеон III и Евгения были обвенчаны в соборе Парижской богоматери архиепископом Парижским.

Фривольный французский историк Ги Бретон уподобил вид императорского ложа после его первой брачной ночи «Севастополю, каким он был 8 сентября 1855 года. Ведь, чтобы овладеть таким бастионом, как Евгения де Монтихо, Наполеону III потребовалось целых одиннадцать месяцев, то есть он добивался победы ровно столько же времени, сколько армия Мак-Магона домогалась Малахова кургана. Первая брачная ночь обманула ожидания императора. Он мечтал о горячей и темпераментной испанке, а получил женщину не более сексуальную, чем кофейник, как заметил Александр Дюма».

Медовый месяц царственной четы пролетел под знаком игривости и нежности. Она быстро привыкала к новой роли, которую ей было суждено играть 17 лет. Евгения изображала самую элегантную и учтивую императрицу Европы, с лица которой не сходила обворожительная улыбка. Она желала исполнять свою роль безупречно и для этой цели решила брать уроки у трагедийной актрисы. По иронии судьбы её выбор пал на бывшую содержанку Луи - актрису Рашель. 

Императрица всегда обращалась к мужу на «вы» или «Сир», а он ей постоянно тыкал и звал Эжени. Евгения благоволила к его манере по-детски проказничать, будучи опьяненным любовью, но не могла выносить двусмысленностей и уж тем более, скабрезностей. Порой она выглядела настоящей ханжой. Однажды на одной из художественных выставок Евгения остановилась перед статуей - символом целомудрия. «У неё слишком узкие плечи, - молвила императрица. - Это некрасиво». Один из придворных резонно заметил, что еще не вполне сформировавшаяся девушка обладает иными пропорциями, нежели зрелая женщина. Эжени ответила: «Можно хранить целомудрие, не обладая узкими плечами». Присутствующие едва не прыснули от смеха.

Бабнику Наполеону Третьему претила холодность жены, которой он, по его словам, был верен «целых шесть месяцев». После 180 дней воздержания, император набросился на юную, взбалмошную блондинку де ля Бедойер. Днем она казалась блеклой, зато к вечеру её кожа покрывалась нежным румянцем, а глаза приобретали васильковый цвет. Он постоянно изменял жене, которая не могла родить наследника. В свою постель Луи затаскивал кокоток, актрис, прежних любовниц. Врачи свидетельствовали, что Евгения не может родить по причине истощения Луи. Вместо того, чтобы наставлять рога непутевому мужу, «мадам Брошкина» занималась спиритизмом.

Мы не коснулись влияния Евгении на политическую жизнь Второй империи, но об этом слишком много сказано. Отметим, что французы (мягко выражаясь) недолюбливали Монтихо, называя её l'Espagnole - «испанкой», как веком ранее ненавидели любимую ею «австриячку» Марию-Антуанетту. Черни свойственна подобная зависть и тупоумие. Тем не менее, это реноме не помешало Евгении на долгие годы стать признанной законодательницей мод и утонченного вкуса. Евгения умерла в возрасте 94 лет в Мадриде, куда приехала навестить родственников. Похоронена в крипте аббатства Св. Михаила в Фарнборо (Великобритания), рядом с мужем и сыном.