Женщины на престоле: беда или счастье?

Был в нашей истории период, называемый «правлением императриц», одновременно то была эпоха дворцовых переворотов. Наверное, женщин считали слабыми правительницами. Так при вступлении на престол Анны Иоанновны, члены Верховного тайного совета предложили племяннице Петра I подписать кондиции с целью ограничения самодержавия - не получилось. Однако царствовать женщины пытались издавна. Порой получалось, а порой и нет. Первой русской царицей-иностранкой (если не брать в расчёт супруг великих князей Московских) можно считать, как писал Пушкин, «гордую полячку, надменную» Марину Мнишек. У русской читающей публики её образ надолго связан не только с именем Пушкина, но и его предшественника Карамзина.

Марина Мнишек (Maryna Mniszech, ок. 1588 - 1614/15 гг.) имела нескольких мужей, которые реально не были её мужьями. Она жила в домах, где никогда не бывала. Будто бы умершая в «Маринкиной башне» Коломенского кремля, она скончалась совсем в другом месте. А приписываемый ей «Дневник» написан вовсе не ею. Её небесной покровительницей была Святая Дева Мария, но в русских былинах она выступает подручницей Змея-Горыныча. На русском престоле она пробыла всего 9 дней! Однако на протяжении девяти лет - с 1605 по 1614 год - находилась в эпицентре событий своей эпохи. Известные отечественные историки первоначально отрицательно относились к авантюристке, ставшей женой двух самозванцев. Польские историографы в основном романтизировали образ Марины. Сейчас интерес к ней почти не проявляют ни в Польше, ни в России, в которой некогда оказалась преждевременно. «Если бы я писала её историю, то написала бы себя - любящую и себя - мать» (Марина Цветаева). 

Царевна Софья Алексеевна (1657 - 1704), дочь царя Алексея Михайловича, в 1682-1689 годах была регентшей при младших братьях Петре и Иване. За редким исключением источники не зафиксировали, как к ней относилось не только простонародье, но и придворная знать. 20-летняя царевна пользовалась авторитетом у монастырских властей, а среди «подлого народа» её почитали едва ли не святой. 25-летняя царевна участвовала в диспуте о вере со старообрядцами. При этом она не могла председательствовать в Думе, издавать указы, требовать доклада от бояр и дьяков, официально решать судебные и иные дела. Пришлось опереться на помощь в делах боярина князя Василия Васильевича Голицына. Неизвестно помогала ли его карьере царевна, но занимавший видные посты при дворе, он не мог не обратить на себя внимания.

С 1686 года в именных указах и жалованных грамотах Софья Алексеевна именовалась «самодержицей» - по статусу равной братьям. Современники еще не привыкшие к явлению фаворитов, отрицательно относились к князю Голицыну, называя его «временщиком». В 1689-м началась кампания о венчании правительницы на царство, в России и за границей стали распространять коронационные портреты Софьи - в царском облачении и со скипетром. После неудачного второго Крымского похода летом 1689 года, узнав про сбор по тревоге ратных людей, испуганный царь Пётр укрылся в укреплённом Троице-Сергиевом монастыре и на все уговоры отказывался оттуда выходить. Члены Боярской думы решили присягнуть 17-летнему Петру. 7 сентября она официально перестала быть правительницей и «переехала» из Кремля в Новодевичий монастырь, где приняла монашеский постриг под именем Сусанны.

Елизавета Петровна родилась в 1709 году, до заключения официального брака между родителями. 13-летняя цесаревна (так стали именоваться дочери Петра I после принятия им императорского титула) была объявлена совершеннолетней. Природная блондинка (красила волосы и брови в чёрный цвет) не интересовалась политикой, но читала своей неграмотной матери и государыни Екатерине I государственные бумаги и даже подписывала за неё указы. Под давлением Меньшикова императрица сделала наследником не своих дочерей, а Петра II. Первое время Елизавет действительно была «веселою царицей», а ее маленький двор, несмотря на трудности с деньгами, шумно веселился в подмосковных имениях. Она должна была занять трон после скоропостижной смерти Петра II, но Верховный тайный совет признал дочь Петра I незаконнорождённой.

Императрица Анна Иоанновна видела в кузине опасность для своей власти. В среде гвардии созрел заговор, который оказался успешнее, чем тайные приготовления небольшого кружка преданных лиц Елизаветы Петровны. Свергая малолетнего Ивана Антоновича и его мать-регентшу Анну Леопольдовну, на трон возводили дочь самого Великого Петра! Истинная набожность не мешала весёлой императрице наслаждаться жизнью, включая «любы телесные», но на многолетнее блудное сожительство она не могла пойти. Её фаворитом был певчий украинский казак Алексей Разумовский. Документов о браке с ним никто не видел. Для солдат и городской черни императрица была своей в доску, что в сознании народа разрушала представления о сакральности самодержавия. При ней страна экономически развивалась и побеждала лучших полководцев Европы. 

Анна Ионновна, которая разорвала кондиции с «верховниками», мы упоминали в самом начале. Более подробно о ней можно прочитать в этом нашем фоторепортаже:

Грозная вдова Анна Иоанновна

Русский двор впервые услышал итальянскую «кантату на день коронации императрицы Анны Иоанновны» для сопрано, скрипки, виолончели и клавесина. Начиная с 1731 года, в суровые времена правления императрицы, постепенно стали приобщаться к европейской музыке. Ходили слухи, что Анна Иоанновна самолично даёт оплеухи своим министрам. Однако правление не очень умных и не самых добрых женщин на троне способствовало гуманизации общества.

Вюртембергская принцесса София Мария Доротея Августа Луиза (Sophia Marie Dorothea Auguste Luise von Württemberg; 1759 - 1828), в православии нареченная Марией Федоровной, стала второй супругой императора Павла I. До его восшествия на престол великая княгиня не занималась политикой, от неё даже удалили собственных детей (великих князей Александра и Константина). Она занималась обустройством любимой резиденции в Павловске, где организовала первый в России литературный салон. Славилась своей благотворительной деятельностью: при ней появились Императорского человеколюбивого общества, Повивального института, училища ордена святой Екатерины, а также ряда других филантропических заведений.

В годы правления супруга Мария Федоровна руководила над воспитательным обществом благородных девиц и воспитательными домами. Из-за прекращения супружеских отношений (очередные роды могли привести к летальному исходу), она практически пребывала как в опале. Пыталась влиять на политику своих сыновей: сначала Александра I, затем Николая I. Например, стремилась заключить скорейший мир с напавшим на Россию Наполеоном. Участие императрицы в общественной жизни было ограничивалось заботами о женском образовании. В царствование Александра I её хлопотами было основано несколько женских учебных заведений в Петербурге, в Москве, Харькове, Симбирске и других городах.