Грозная вдова Анна Иоанновна

Свои судьбы и жертвы на алтарь Отечества и трона приносили не только простолюдины, но и особы царской фамилии. Яркий пример самопожертвования - российская императрица Анна Иоанновна (28 января 1693 - 17 октября 1740). Она была четвертым ребёнком царя Ивана V (племянницей Петра I) и нелюбимой дочерью царицы Прасковьи Фёдоровны Салтыковой. Выросшую в подмосковном Измайлове 17-летнюю девушку, ставшей первой русской принцессой, которую в октябре 1710 году обвенчали с герцогом Курляндским Фридрихом Вильгельмом. На свадьбе Пётр «трактовал» жениха - по выражению самого царя, «до состояния пьяного немца». Овдовевшая через два с половиной месяца после свадьбы, Анна с маленьким двором отправилась по велению Петра Великого в столицу герцогства Митаву. Курляндия должна была оставаться в сфере влияния России.

Вдовствующая герцогиня оказалась бедной родственницей. Одно время ей даже негде было жить. Она вечно нуждалась в деньгах и просила их у Петра и Екатерины I. Царь денег не давал, но искал ей политическую партию. В Курляндии мелькнул было камер-юнкер жены Петра красавчик Виллим Монс, на которого Анна обратила внимание, но глупец положил глаз на саму царицу Екатерину - за что и лишится своей бестолковой головы. На протяжении 1712 - 1718 годов царь Пётр усердно перебирал кандидатов в женихи своей племяннице. Среди герцогов и маркграфов, оказался даже принц Вюртембергский Карл Александр. Иногда успевали заключить брачный договор, но руку и сердце Анны Ивановны так никто из кандидатов не получил. Причина крылась либо в нежелании Петра, либо его соседей - монархов Польши и Пруссии.

Несколькими курлянскими имениями Анны Ивановны ведал её обер-гофмейстер Пётр Михайлович Бестужев-Рюмин (28 июля 1664 - 1743). С этим «папиком» - разница в мх возрасте составляла почти 29 лет) молодая вдова царских кровей обрела на некоторое время своё женское счастье. Она могла положиться на пожилого, но надёжного Бестужева-Рюмина, но родная мать не одобряла этой связи. Царицу Прасковью Фёдоровну больше интересовала судьба её старшей дочери Екатерины. Анна Ивановна так и не выучила толком немецкий язык и впоследствии избегала на нём изъясняться. Всеми делами вдовы занимался Бестужев. Она, в свою очередь, заботилась о его сыновьях и дочери, а ему самому выпрашивала чин тайного советника. 

Познакомившись с французским офицером и галантным кавалером Морицем Саксонским, Анна Ивановна срочно захотела за него замуж. Этого бастарда короля курляндское рыцарство прочило в герцоги своей страны. Однако появление в Курляндии французского полковника не устраивало ни Пруссию, ни Россию. Январской ночью француз-эротоман попался на глаза влюбленной Анне. Словно тюк, он взвалил себе на плечи красотку-фрейлину, дабы её точеные ножки не оставляли следов на снегу. И несчастной бедняжке не оставалось иного, как пасть в объятия энергичного паренька по имени Эрнст Иоганн Бирон.  

В ночь на 19 января 1730 года в Лефортовском дворце почил в бозе Пётр III. На ночном совещании Верховного тайного совета князь Дмитрий Михайлович Голицын предложил избрать на российский престол курляндскую герцогиню Анну. На это были причины. Её старшая сестра Екатерина отличалась бойцовским характером и состояла в браке с герцогом Мекленбургским - первым скандалистом и алкоголиком среди германских князей и изгнанным из своего княжества. Младшая царевна Прасковья была горбата и тайно сожительствовала с гвардейским подполковником И. И. Дмитриевым-Мамоновым. У Анны не было ни своей «партии», ни заграничной поддержки, ни родственников-нахлебников. Так родилась идея ограничить абсолютное самодержавие «кондициями». Позднее Анна Ивановна назовёт их «коварными письмами».  

Символом засилья иноземцев в России 18-го века является пресловутая «бироновщина», названная так по имени фаворита императрицы, обер-камергера (начальника придворного штата) Эрнста Иоганна Бирона. По признанию Анны Ивановны, он был «единственным человеком, которому она могла доверять». Судите сами, иностранные державы, несмотря на щедрые посулы, не могли заставить Бирона изменить своё мнение, если оно противоречило интересам России. Интересы страны были для любимца императрицы Анны превыше любых материальных выгод. Служащие Бирона исполняли функции канцелярии Её Величества. В бумагах любовника Анны Ивановны сохранилась тетрадка с записями грамматики и лексики русского языка. Немец Бирон обладал незаурядным государственным умом и на деле показал себя русским патриотом.  

Императрица Анна Ивановна категорически запретила гвардейцам карточную игру на деньги и не переносила пьяных. Но 19 января ежегодно по особому ритуалу гостям надлежало пить «по большому бокалу с надписанием речи: «Кто её величеству верен, тот сей бокал полон выпьет». В этот единственный день в году можно было пить открыто и много. Из мемуаров иностранных дипломатов мы знаем, что некоторых упившихся гостей «пришлось удалить с глаз Её Величества с помощью дворцового гренадера». Государыня обожала езду на санях, посещала учения на плацу гвардейских полков и интересовалась разного рода «куриозами». В качестве бесплатной свахи она иногда устраивал семейную жизнь своих подданных.

Ненавистники и пострадавшие от Анны Ивановны описывали её внешность словно огородное пугало, но незаинтересованные лица отзывались вполне лестно. Анна Иоанновна не была выдающимся государственным деятелем (к скипетру её не готовили), зато она обладала «чувством власти». Императрица не только царствовала, но и правила. Иногда излишне жестоко. Ненависть она вызывала у политических противников, которые сами стремились к власти, пытаясь ограничить самодержавие. Среди пострадавших было немало таких, которые не имели никакого отношения к политике: нерадивые воеводы и чиновники, расхитители государственного имущества, недобросовестные подрядчики и откровенные разбойники с большой дороги.